Восточноказахстанцы не соглашаются на изъятие органов у умерших родственников

Жанат Жанбусинов с внуками. Донор дал мужчине шанс жить.
Фото: 
из личного архива Жаната Жанбусинова

Больше пяти тысяч человек в Казахстане нуждаются в новом сердце, печени или почке. Немногим удаётся дождаться долгожданной помощи. По действующему законодательству, врачи могут изымать органы после смерти пациента, если только он сам при жизни или его родные не заявили о несогласии на посмертное донорство для трансплантации. Несмотря на это, доктора все же действуют скорее по совести, чем по закону. Медики беседуют с семьей каждого потенциального донора. Зачастую в этом разговоре врачам приходится не выяснять волю усопшего, а переубеждать его близких. В 2014 году ни одна семья из Восточного Казахстана не дала согласие на изъятие органов после смерти родственника. Тем временем очередь на пересадку продолжает расти. Почему казахстанцы не готовы становиться донорами и какое будущее при таком раскладе ждет отечественную трансплантологию, выяснял корреспондент YK-news.kz.

Кровные братья

Куантаю Турагельдинову из Усть-Каменогорска 28 лет. Молодой мужчина соблюдает строгую диету и ежедневно принимает несколько видов лекарств. Несмотря на постоянное лечение, препараты и осмотры, Куантай счастлив. Ведь еще два года назад мужчина по несколько раз в неделю должен был проходить гемодиализ.

– После того как отказали почки, я восемь месяцев ждал донора, – рассказывает собеседник YK-news.kz. – Врачи признались, что могут пройти годы, прежде чем найдется подходящий орган. Когда мой брат узнал об этом, он предложил свою почку.

Близкие и родные поддержали непростое решение Куантая и его брата Даурена. И в апреле 2013 года их прооперировали алматинские доктора.

– Человеку, который не прошел через это, будет сложно понять, но когда я очнулся после операции, то сразу почувствовал, что почка работает, – вспоминает мужчина. – Рядом был наш с Дауреном старший брат, он не отходил от нас до самой выписки из больницы. Сейчас я и мой брат чувствуем себя хорошо. Я благодарен ему до глубины души, ведь он на самом деле спас мне жизнь.

Другой житель ВКО Жанат Жанбусинов наотрез отказался даже рассматривать родных в качестве доноров.

– У нас регион экологически неблагополучный, и так все болеют, – рассуждает житель Семея. – Поэтому я и отказывался, когда родные предлагали мне пройти анализы на совместимость, чтобы потом отдать мне свою почку.

Жанат Ахметкалиевич ждал донорского органа пять долгих лет.

– Из-за почечной недостаточности мне пришлось оставить постоянную работу инженера, – делится собеседник. – Последние несколько лет я лишь изредка консультировал своих коллег по текущим проектам. Вот и прошедшей осенью они уговорили меня поехать в короткую командировку в Астану. Мы уже намеревались вернуться домой, выехали за границу города, и у меня зазвонил телефон. Врач почти прокричал в трубку: "Вы срочно должны вернуться! Есть донор, вы подходите по крови!"

Жанат Ахметкалиевич помчался обратно в столицу.

– Потом врачи санитарной авиации мне объяснили, что женщина-донор перед смертью захотела пожертвовать свои органы. Больше о ней ничего не знаем, да и не пытались узнать. Думаю, это лишнее. Обе донорские почки доставили в Астану, – рассказывает Жанат Жанбусинов. – Когда моя операция закончилась, началась следующая. Мы с парнем, которому досталась вторая почка, лежали в одной палате, поддерживали друг друга. И сейчас постоянно созваниваемся, общаемся. Еще несколько месяцев нам придется провести дома. Дело в том, что после трансплантации приходится принимать препараты, подавляющие иммунитет, чтобы организм не отторгал новый орган. Из-за этого даже банальная простуда может стать смертельной. Поэтому стараемся изо всех сил беречься. Нам ведь по-настоящему дан второй шанс.

Клинический отказ

К сожалению, далеко не всегда поиски донора оканчиваются успешно. Тысячи людей умирают, не дождавшись нужного органа. Иногда случается, что вполне реальная надежда в последнюю минуту тает, словно мираж в пустыне.

– За свой счет я несколько раз ездил в Белоруссию, где трансплантология более развита, чем у нас, – объясняет Жанат Ахметкалиевич. – Согласно тамошним законам, жертвы чрезвычайных ситуаций и ДТП автоматически считаются донорами органов. Дополнительных согласований с родственниками при этом не требуется. Люди привыкли к этим правилам, и никто не выступает против. Я сдал анализы и встал в белорусскую очередь. Тогда я и подумать не мог, что через два месяца меня все же прооперируют в Казахстане.

За весь прошлый год в отечественных медицинских центрах от четырех посмертных доноров пересадили в общей сложности 11 органов. В Восточном Казахстане согласия на пересадку органов усопших родственников никто не дал.

– В 2014 году мы выявили восемь потенциальных доноров, – рассказывает руководитель регионального центра и по совместительству заместитель главного врача областной больницы Анатолий Чиканов. – В основном это пациенты с тяжелыми травмами, инсультами, тяжелыми инфарктами миокарда. Понимая, что жизнедеятельность организма поддерживается лишь за счет работы аппаратов, мы разговариваем с родственниками. Пытаемся объяснить, что можно спасти пять человек, пересадив им почки, сердце и по половине печени.

Из восьми проведенных бесед, по словам врача, лишь две принесли хоть какой-то результат. Но в конце концов и эти сомневающиеся семьи не дали разрешения на изъятие органов у покойных.

– По протоколу, мы должны получить согласие родных потенциального донора, – поясняет Анатолий Иванович. – После этого комиссия из 11 врачей и экспертов констатирует смерть мозга пациента. Его кровь мы отправляем в центральную больницу для проведения анализов, чтобы убедиться, что органы здоровы, и проверить их на совместимость с людьми, стоящими в очереди.

Скорая помощь

Весь процесс изъятия и доставки живого органа расписан по минутам. Ведь сердце или печень вне человеческого тела "живут" лишь несколько часов.

– Чтобы орган прижился, его требуется пересадить в течение четырех-шести часов после изъятия, – подтверждает доктор Чиканов. – Для этого в каждом городе разработаны специальные маршруты, а за каждым координационным центром закреплена санитарная авиация. Другие самолеты всегда наготове, чтобы забрать подошедшего по анализам очередника.

Вся дорогостоящая процедура и тщательно продуманные регламенты оказываются бессильными перед чувствами семьи, только что лишившейся близкого человека.

– Большинство из тех, с кем нам приходилось говорить, даже слышать не хотят о донорстве, – с горечью констатирует Анатолий Иванович. – Люди ошибочно предполагают, что раз их родственник дышит, значит, его еще можно спасти. Некоторые даже опасаются, что органы их родственника хотят похитить или продать. Хочу объяснить, насколько это нелепое и нереальное предположение. Ведь невозможно просто угадать, кто из людей подойдет в качестве донора для конкретного реципиента. Вероятность совпадения не выше, чем при поисках двойника: примерно один к семи тысячам.

Дар божий

Чтобы переломить ситуацию, в Восточно-Казахстанском координационном центре намерены привлечь профессиональных психологов к работе с родственниками потенциальных доноров. Впрочем, многие из семей аргументируют свой отказ не только тяжелым моральным состоянием, но и религиозными убеждениями.

Корреспондент YK-news.kz решил выяснить, как относятся к посмертному донорству лидеры наиболее многочисленных казахстанских конфессий. На официальной странице верховного муфтия Ержана кажы Малгажыулы в интернете опубликована позиция духовного управления мусульман Казахстана касательно трансплантологии.

- Трансплантация органов после смерти человека тому, кто в них нуждается, дозволена, если сам человек при жизни не был против такой процедуры, – говорится в сообщении. При этом уточняется, что человек вправе жертвовать своим имуществом, к которому относят и тело, по своему усмотрению. Единственное, против чего категорически выступает свод законов ислама, это продажа органов.

В официальном ответе на запрос YK-news.kz митрополит Казахстанский и Астанайский Александр тоже выступает за добровольное жертвование органов. Главным критерием с точки зрения православия также является безвозмездность донорства.

- Посмертное донорство органов и тканей может стать особым проявлением любви к ближнему. Дарение или завещание органов не может считаться обязанностью человека, поэтому условием пересадки может считаться лишь прижизненное согласие донора. Если воля умершего неизвестна врачам, они должны выяснить ее, обратившись к его родственникам, – значится в тексте ответа.

Так или иначе ни в отечественных законах, ни в священных писаниях нет прямого указания на то, как стоит поступить близким потенциальных доноров. Некоторые казахстанцы взяли инициативу в свои руки.

– Впервые в стране студенты-медики решили соз­дать реестр доноров-добровольцев, – раскрывает идею Анатолий Чиканов. – Будущие врачи пишут заявления о согласии на изъятие и использование органов на случай смерти. Пока это единственный подобный прецедент в республике. Возможно, их примеру последуют и другие казахстанцы.

* * *

Жанат Жанбусинов и Куантай Турагельдинов лично для себя давно ответили на вопрос о "завещании" тела. Люди, волею судьбы оказавшиеся по ту сторону донорского вопроса, готовы без сомнений согласиться на изъятие своих органов после смерти.

Что касается планов на будущее, Жанат Ахметкалиевич после реабилитации твердо намерен отправиться в гости к "кровному" брату в Северный Казахстан. Там же, к слову, жила храбрая женщина, подарившая ему шанс на полноценную жизнь.

Зарина Жумагалиева

Комментарии

Аватар пользователя yui

ОЙ это такое тонкая грань, не начали бы потом наживаться на этих органах черные трансплантологи, не начали бы торговать органами, а у нас тут так может произойти, чистых на руку людей по пальцам пересчитать можно, мнеб не хотелось чтобы мое тело раздербанили без спроса и без разрешения родственников

Аватар пользователя juk

Соглашусь это же не паханные поля для коррупции. Под эту лавочку здоровых людей гробить будут. А так-то да, если бы всё было "прозрачно" почему бы и нет. НО НЕ ДЛЯ НАШЕГО ЭТО МЕНТАЛИТЕТА...УВЫ(((

Аватар пользователя NN

Никаких реестров на согласие донорства после смерти создавать нельзя. Как только человек при жизни подписал, что забирайте мои органы после смерти - начался отсчёт его жизни. Слишком много желающих, чтобы донор умер, а уж какой простор для преступности! Самому себе приговор подписать

Аватар пользователя Лупа

Орган - это орган. В мертвом теле он уже не выполняет свою функцию. Зачем телу почки или сердце! Не вижу ничего страшного.

Аватар пользователя Эльдар

К сожалению данная тема действительно настолько тонка, ведь пока тебя не касается мы думаем так, но не дай Бог вам придется искать донора ... И опять же наше общество не готово к этому в силу многих факторов в том числе и сама медицина, не сужу всех представителей этой профессии, но в семье не без урода, и такие люди подрывают весь авторитет медиков, пока врач в первую очередь будет думать о житейских проблемах, а о пациенте и его здоровье во вторую,мы так и будем дни страдать другие сопротивляться

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.