Восточный Казахстан в документах военного времени

Кабыш Омаров , Шаяхмет Боранбаев , Константин Першин
Фото: 
предоставлены областной библиотекой имени Пушкина

В мае 1945 года советские люди впервые радовались залпам и выстрелам — они возвестили об окончании войны, о победе Советского Союза над захватчиками. Сколько жизней было положено, чтобы настал День Победы! Как жил Восточный Казахстан во время самой кровопролитной войны прошлого века? Как людям в тяжелейших условиях удавалось сохранить человечность: заботиться друг о друге, учить детей, давать концерты самодеятельности? YK-news.kz попытался найти ответы на эти вопросы в архивных документах военного времени.

Сотрудники архивов ВКО проделали большую работу, собрав воедино множество телеграмм, указов, директив, которые поступали в наш регион с июня 1941-го по май 1945 года. Получилась книга под названием "Восточный Казахстан в годы Великой Отечественной войны". В сборник вошли и воспоминания фронтовиков. YK-news.kz ознакомился с этим монументальным трудом и выбрал самые интересные сведения.

За себя и за того парня

Не секрет, что в войну вся тяжелая работа в тылу легла на плечи женщин и подростков. Каждому мужчине, уходящему на фронт, требовалось найти сменщицу.

Из постановления бюро ВК обкома партии от 6 августа 1941 года: "Нужно, чтобы каждый квалифицированный рабочий подготовил себе замену из женщин".

К октябрю 1941 года советские гражданки продемонстрировали, что им по плечу любая ноша.

Из доклада директора Лениногорского рудоуправления Д.А.Кунаева: "На подземных работах работает уже 37% женщин, из них бурщиками и крепильщиками 85 человек, успешно осваивающих и уже перевыполняющих нормы выработки, как тов. Котельникова — 123%, тов. Давыдченко — 119%, тов. Горбунова — 111%".

Конечно, не отставали от своих жен и сестер и мужчины, по брони оставленные в тылу.

Из этого же доклада: "Бурщик тов. Хайдин установил республиканский рекорд, выполнив за смену 21,4 норм".

Несмотря на изматывающую работу, женщины занимались и своими привычными хозяйскими обязанностями. Причем объемы домашних дел выросли в разы.

Из информации обкома партии от 5 ноября 1941 года: "Домохозяйки взяли на себя обязательства произвести заготовку и засолку овощей каждая на две семьи и при первой надобности сдать их в фонд государства".

Темпы работы увеличивались день ото дня. В 1942 году предприятия области не прекращали работу ни на минуту. Вместе со станками практически без передышки работали и люди.

Из постановления ЦК Казахстана от 29 июля 1942 года: "Работать от зари до зари, а на машинах — круглые сутки, с небольшим перерывом для смазки и осмотра машин".

Не хлебом единым

Летом 1941 года в области ввели карточную продовольственную систему. Жителей разделили на несколько категорий. К первой отнесли работников стратегических объектов, им полагалось 800 граммов хлеба в день. Остальным взрослым давали по 600 граммов, а детям до 12 лет — 400. Купить хлеб было практически невозможно: пшеницу сдавали государству, и в малоурожайные годы продажа муки или хлеба была уголовно наказуема.

Обязательное решение исполкома ВК облсовета депутатов от 1 января 1943 года: "Впредь до выполнения плана сдачи хлеба государству воспретить всякую продажу колхозами и отдельными гражданами зерна, муки, печеного хлеба. Виновных в нарушении привлекать к уголовной ответственности".

Из постановления бюро обкома партии от 7 октября 1942 года: "В школах отпускаются детям одна булочка или один бублик или 100 граммов черствого хлеба".

Ситуация осложнялась тем, что в область один за другим прибывали эшелоны с эвакуированными и депортированными. Люди были истощены.

Из докладной записки обкома партии от 16 октября 1941 года: "Расселенные эвакуированные и немцы в колхозах получают 200 — 400 граммов хлеба в день, только лица работающие, а на их детей хлеба в колхозах не дают".

Надвигалась суровая зима, а переселенцев привезли легко одетыми. К 1944 году теплые вещи для многих были пределом мечтаний.

Из докладной записки Шемонаихинского райкома партии о состоянии спецпереселенцев от 26 декабря 1944 года: "Из 258 человек трудоспособных не работают 164 человека из-за отсутствия обуви и одежды. Положение с одеждой и обувью исключительно тяжелое".

Не хватало не только хлеба и теплых вещей, но и самого главного — времени. Люди выкраивали несколько часов для сна и еды. Ни на что другое сил и времени просто не оставалось.

Из докладной записки директора школы фабрично-заводского обучения от 13 июля 1942 года: "Выпускники с момента ухода из ФЗО в бане не были ни разу за неимением мыла. А те, кто работает, не могут пойти в баню, т. к. все свободное время простаивают в очередях за хлебом, поэтому многие выпускники обовшивели и сильно грязные".

Самолёт для фронта

Несмотря на полуголодные дни и ночные бдения у станков и в полях, люди свято помнили главный завет: "Все для победы!". В помощь фронту шли продукты, деньги, шерстяные вещи.

Информация о сборе средств на строительство танков, самолетов в январе 1943 года.

"На самолет "Боевая подруга" жены военнослужащих внесли из своих сбережений 19427 рублей. Комбайнер Шемонаихинской МТС Иван Макарович Федоров отдал на строительство танковой колонны все свои сбережения — 25 тысяч рублей".

Строители Усть-Каменогорской ГЭС собрали 125 тысяч рублей. В письме к Сталину товарищи просили построить на эти средства самолет и назвать его "Иртышгэсстроевец". Генсек поблагодарил людей за поддержку.

На плечи тыловиков ложилась и забота о семьях, в которых кормильцы ушли на фронт.

Письмо секретарю Таврического райкома от 4 июля 1941 года: "В вашем районе проживает семейство красноармейца тов. Колонтаевского в весьма затруднительных условиях. Семейство состоит из трех человек: сестры 16 лет и двух братьев 11 и 12 лет, родителей не имеется. Немедленно окажите всяческую помощь семейству красноармейца Колонтаевского".

Информация по городу Усть-Каменогорску от 26 мая 1943 года: "За последний месяц только по Усть-Каменогорску семьи военнослужащих получили 360 тонн угля и 870 кубометров дров. Городские мастерские починили семьям военнослужащих около 1200 пар разной обуви".

"Это были головы казнённых..."

Пугающие в своей яркости картины Великой Отечественной войны оживают в воспоминаниях участников сражений. В областных архивах сохранились рассказы фронтовиков, живущих в нашей области. Мы приводим выдержки из повествований бойцов.

Виктор Дорош: "Пустили наш стрелковый полк на прорыв блокады Ленинграда.

Левый берег Невы немцы укрепляли в течение полутора лет. Он был крутым, высотой 30 - 40 метров. Склон немцы, оказывается, заранее обливали водой, и он обледенел. Поднимались наверх благодаря редким веткам, торчащим из льда, за которые хватались руками. Убитые и раненые, как снопы, скатывались вниз. Миг взрыва рядом со мной - и тьма. Очнулся я в полевом медсанбате в состоянии глухонемого. Это была контузия".

Трофим Клименко: "В поселке Тучино на кольях забора висели предметы, которые мы сначала приняли за горшки. Но мы глубоко ошибались. Этими "горшками" были человеческие головы. В костеле обнаружили трупы казненных. Жителей в селе не оказалось. Только в одном из подвалов удалось найти перепуганного старика, который рассказал, как немцы и бандеровцы казнили поляков. (...)

Десять дней и ночей наш батальон находился в постоянной готовности. Спали урывками, стоя, с оружием в руках. Воздух был переполнен гарью, пылью. Стволы орудий нагревались так, что невозможно было к ним прикоснуться. Их охлаждали мокрыми телогрейками".

Искаир Кужахметов: "Автоматчики кричат: "Рус, сдавайсь!" А мы их огнём. И по-русски, по-матросски кроем. Напечатать такие слова нельзя, а на войне помогает. Трое суток встречный бой вели. Трудно было. Но как сказали: "Ни шагу назад за погранзнак", так и не отошли".

Филипп Серов: "Как меня пленили? Нас окружили немецкие танки и бронетранспортеры. Из двух рот осталось в живых 75 человек. Немцы нас построили и перед строем расстреляли пять человек. Взяли товарища, стоявшего рядом, — расстреляли. Я думал, следующим возьмут меня, но гитлеровец выбрал через два человека. После этого нас заперли в один дом и принялись раздевать. Снимали все теплое, что им было нужно. Остались мы полураздетые. А мороз стоял декабрьский. Подогнали два трактора на гусеничном ходу, увезли в лагерь. В пути четверо из нас замерзли".

Тамара Блохина, военный врач: "Множество раненых несли к нам на плащ-палатках, на телегах. Кто-то полз, кто мог, шел. Двое суток мы работали, не зная, день за окном или ночь. Я не могла отойти от операционного стола. Привезли тяжело раненного в голову. В огромной ране пульсировал мозг. Позвала парикмахера, чтобы побрить вокруг раны, но он после двух бессонных суток уснул так, что не разбудить. Тогда я сама побрила, наложила повязку — и потеряла сознание".

Наши кости покрыли французскую землю

Мало кто знает, что среди участников освободительной борьбы в Европе были и уроженцы Восточного Казахстана. Информацию об этих героях предоставила областная библиотека имени Пушкина. Все они попали в плен к фашистам, бежали и организовали партизанские отряды.

Шаяхмет Боранбаев из Уланского района попал в концлагерь на территории Словении, совершил побег и стал комиссаром Народно-освободительной армии Югославии. Погиб в бою с фашистами 31 марта 1945 года.

В другом партизанском отряде Восточной Европы сражался уроженец Бескарагайского района Рамазан Ергалиев. За мужество и отвагу награжден югославским орденом "За храбрость". Погиб 14 марта 1944 года.

Во Франции партизанил наш земляк Кабыш Омаров. Его судьба схожа с сотнями других: попал в плен, бежал, стал командиром отряда сопротивления. За беспримерную храбрость отмечен боевым орденом Франции — Военным крестом. После войны жил сначала в Ленинграде, потом в Семипалатинске.

Многих участников движения Сопротивления после возвращения в СССР ждало тюремное заключение. Девять лет провел в лагерях Константин Першин, который воевал во Франции. Был реабилитирован только в 1962 году. Честное имя еще одного участника Сопротивления — Манаса Нугманова — было восстановлено уже после его смерти.

В 2010 году в Италии установили памятник советским партизанам. В списке бойцов на обелиске есть имена и тех, кто родился в Восточном Казахстане.

Елена Балова

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.