В ВКО возросло количество случаев сексуального насилия над несовершеннолетними

Статистика специализированного межрайонного суда по уголовным делам ВКО весьма красноречива: в первом полугодии этого года состоялось 14 судебных процессов по факту сексуального насилия над несовершеннолетними. За такой же период 2015 года — всего три. Эти страшные цифры — весомая причина не просто говорить, а кричать о проблеме. Ведь, по данным экспертов, занимающихся этой темой, на каждый выявленный случай насилия приходится по меньшей мере 10 скрытых от глаз общества. И 90 процентов преступлений совершают не извращенцы в подворотне, а родственники жертв - отчимы, дяди, дедушки, братья или отцы.

Почему дети молчат о том, что подвергаются насилию со стороны родных, как помочь им оправиться от случившегося и пытаются ли в Казахстане остановить эту волну, узнавал корреспондент YK-news.kz.

Когда дело доходит до суда...

Исполняющий обязанности председателя специализированного межрайонного суда Куаныш Забенов разделяет мнение экспертов, что факты сексуального насилия над детьми и подростками могут годами оставаться тайной.

— Этим преступлениям свойственна латентность (проявление чего-либо в скрытой форме – прим. автора), — утверждает господин Забенов. — Происходят они в семье, часто виновниками оказываются либо родственник, либо отчим по отношению к своим неродным детям.

В семьях зачастую творятся по-настоящему страшные вещи, которые крайне редко предаются огласке. Дети, оказавшиеся в эпицентре кошмара, не всегда находят защиту. Кто-то безмолвно это терпит, сгорая от стыда и ненависти, и старается поскорее покинуть родительский дом. Кто-то убегает — и пропадает навсегда. Кто-то накладывает на себя руки, потому что не видит иного выхода.

По статистике, сексуальное насилие над несовершеннолетними чаще всего совершается в неблагополучных семьях.

— Как правило, это маргинальная среда. Муж и жена не имеют постоянной работы, перебиваются случайными заработками, злоупотребляют спиртным, — поясняет собеседник.

Но даже когда постыдная тайна вскрывается и виновного привлекают к ответственности, ад для пострадавшего ребенка не заканчивается. Ему предстоит пройти медицинское освидетельствование и раз за разом рассказывать на разных этапах следствия о том, чему он подвергался в отчем доме. В Европе, Канаде и США сбор информации у потерпевших передан специальным службам, специалисты которых хорошо обучены проведению бесед с детьми, подвергшимися сексуальному насилию. В суде, когда приходится неоднократно повторять рассказ пострадавшего, используются аудио- и видеозаписи. В Казахстане пока все по-другому.

Крайне редко в этот период ребенок получает поддержку — как от специалистов, так и от членов своей семьи. Наоборот, психологическая травма зачастую усугубляется тем, что девочке твердят "ты сама виновата, небось вертела перед ним задом!", "ты грязная, ты теперь никому не нужна", "посмотри, что ты натворила, как мы теперь будем жить?".

Бывает, что отец или отчим совершил сексуальное насилие над ребенком, а жена пытается скрыть преступление. Особенно если насильник является каким-никаким, но кормильцем семьи. А за надругательство над детьми дают срок от 15 лет, и мамаша "здраво" рассуждает: что случилось, то случилось, а как я без его зарплаты жить стану?

— Неоднократно были случаи, что жены насильников лгали следствию, — делится исполняющий обязанности председателя суда. — Вот один из них: узнав, что отец изнасиловал 15-летнюю дочь, мать девочки подала заявление в правоохранительные органы. Делу дали ход, оно дошло до суда. И внезапно женщина пошла на попятную. Она утверждала: "Моя дочь и я оговорили супруга, на самом деле этого не было". В связи с этим потерпевшую подвергли психиатрической экспертизе. Специалисты выяснили, что она под давлением матери пыталась солгать, чтобы выгородить отца. Следствию удалось доказать вину подсудимого, и он отправился в колонию.

По словам Куаныша Забенова, дети, пострадавшие от сексуального насилия в семье, оказываются в практически безвыходной ситуации. Полная зависимость от родных, страх перед ними и отсутствие малейшего представления, куда обратиться и кому рассказать о своей беде, — вот что заставляет их молча сносить издевательства.

Условия для инцеста

Наша справка
По данным международных исследований, примерно 20 процентов женщин и 5 - 10 процентов мужчин признаются, что в детстве подвергались сексуальному насилию. И 25 - 50 процентов детей сообщают о том, что к ним применяют физическое насилие - били или бьют.

Что говорить о детях, если взрослые женщины нередко оказываются бесправными рабынями в собственной семье? Как утверждают психологи, каждое отдельно взятое проявление насилия, как правило, сопровождается психологическим давлением на старших родственниц, способных защитить детей. Для их устрашения в ход идут издевательства, унижение, отказ давать деньги на семью. Все это делается потенциальным насильником для установления в доме атмосферы всевластия и вседозволенности.

В этом году в Семее завершился суд по делу о надругательстве над двумя несовершеннолетними сестрами. Это продолжалось с 2011 по 2015 год. Четыре года родной отец сожительствовал со старшими дочерьми (всего в семье четверо детей — три девочки и мальчик). Первой в этом году исполнилось 15 лет, второй — 11. Когда отец впервые начал приставать к старшей девочке, ей было 10. Когда средняя дочь достигла 10-летнего возраста, переключился на нее. Девочка — инвалид по зрению, школу не посещает, учится на дому. Получает пособие по инвалидности, которое насильник пропивал.

Все эти годы девочкам даже пожаловаться было некому. Мать незадолго до первого инцидента отец просто выгнал из дома. Женщина скиталась по Семею, перебивалась случайными заработками, жила где попало.

После того как отец стал заглядываться на младшую дочь, сестры каким-то образом сумели отыскать мать. Женщина обратилась в полицию. На момент суда над извергом она нашла работу и сняла жилье. Дети остались с ней. Отцу (хотя язык не поворачивается его так называть) дали 19 лет лишения свободы.

— У старшей девочки полностью сломлена психика, — рассказал Куаныш Забенов. — Она замкнулась в себе, стала агрессивной и непослушной. Подростка дважды вытаскивали из петли. Ей оказывали помощь в диспансере. Девочке придется очень долго восстанавливаться.

Со слов судьи, мать натерпевшихся детей очень страдала в разлуке с ними. Но вернуться не могла — говорит, страшно боялась мужа и его родственников.

— Мы ее спрашиваем: "У вас же четверо детей, как вы могли их оставить? С мужем были скандалы, возможно, вас били, и вы оставили ребятишек такому отцу?" — рассказывает господин Забенов. — Женщина ответила, что не было никакой возможности их забрать, якобы родственники мужа не отдавали ей детей. "Почему не развелись, не произвели раздел жилья?" — "Не дали мне, просто выгнали из дома, и все", — говорит затравленная женщина.

Шельмование жертвы

Среди причин, которые вынуждают жертв помалкивать, — и наш менталитет. Если с девочкой, девушкой случилась беда, ее ждет общественное осуждение, особенно если события происходят в глубинке. На нее показывают пальцем соседи, а в школе или колледже разворачивается травля.

В Аягозском районе школьница длительное время скрывала, что ее изнасиловал парень, с которым она училась в одной школе. На тот момент насильнику было 16 лет, потерпевшей — 14 лет.

Несмотря на то, что преступление было совершено в 2014 году, заявление было подано только в мае 2015 года.

— Она молчала об изнасиловании, — рассказал господин Забенов. — Но по аулу пошли слухи, на девочку начали показывать пальцем в школе и на улице.

Со слов представителя потерпевшей, школьница скрывала случившееся с ней и от самых близких. В суде девочку представляла ее старшая сестра. Родители — люди малограмотные, они даже толком не могли дать показания.

На следствии и в суде потерпевшая рассказала, что ее насиловали несколько человек. Но в отношении остальных лиц, являвшихся одноклассниками обвиняемого, не было никаких доказательств, кроме слов девочки. Вначале парни проходили по делу как подозреваемые, потом уголовное преследование прекратили и они стали свидетелями. Хотя потерпевшая стабильно называла всех предполагаемых фигурантов.

— Было проведено несколько обследований, дошли даже до Астаны, но с помощью молекулярно-генетической экспертизы доказана причастность только одного человека, — резюмировал Куаныш Забенов.

Обвиняемого приговорили к семи с половиной годам лишения свободы. На приговор повлиял его юный возраст.

Не молчи!

В общественной организации "Центр развития и адаптации "Феникс" корреспонденту YK-news.kz рассказали, что сексуальному насилию подвергаются даже малыши.

Недавно в Усть-Каменогорске трехлетний мальчик чудом избежал изнасилования. Дядя пытался надругаться над племянником, но, к счастью, вовремя подоспел отец малыша.

Руководитель "Феникса" Назигуль Ахметкалиева констатирует: в нашей стране на государственном уровне практически не существует системы оказания помощи детям, пострадавшим от различных форм насилия.

Поэтому главный упор надо делать на профилактику, считает она.

— При работе с подростками необходимо сообщать, что такие случаи имеют место, — говорит Назигуль Маташевна. — И если беда случилась с ними или с их близкими, нужно не молчать, а сразу обращаться к взрослым, которым вы доверяете. Или к учителю в школе, участковому терапевту. Эти люди, кстати, по долгу службы должны принять меры по защите ребенка — сообщить в полицию и опекунскую службу. У них есть и минимальные психологические навыки, которые позволят оказать помощь на первых порах.

Что делать, если запуганный ребенок никому не доверяет?

— Хотя бы позвонить на горячую линию, — дает совет Назигуль Ахметкалиева. — Республиканский телефон доверия для подростков и молодежи — 150. В критической ситуации нужно набрать этот номер. Там круглосуточно работают психологи. Если ребенок не побоится и скажет, что он из Усть-Каменогорска, то из республиканской службы сразу же перенаправят звонок к нам в центр. А мы уже можем предпринять меры совместно с правоохранительными органами. И после этого началась бы работа с самим подростком. С такими детьми беседуют профессиональные психологи, пострадавших возвращают к нормальной жизни.

А что делать с педофилами? Недавно в Казахстане решили прибегнуть к химической кастрации за сексуальные преступления в отношении малолетних. Эти меры вступят в силу только в 2018 году. Поможет ли "гуманное оскопление" искоренить преступления против половой неприкосновенности детей?

— Я знакома с мнением представителей тех государств, где давно ввели эту меру, — рассказывает Назигуль Ахметкалиева. — Нам рассказывали, что кастрированные все равно возвращаются к преступлениям, только делают это другим путем.

Полезные телефоны

  • Телефон доверия для детей и молодежи: 150.
  • Телефон общественной организации "Центр развития и адаптации "Феникс": 8 (7232) 52-29-42.

Роман Кудинов

Комментарии

Аватар пользователя Татьяна

Наше общество больно нравственно,как можно надругаться над своим ребёнком? Как такой ребёнок будет потом жить?Наши законы слишком мягкие по отношению к извращенцам,вот и делают что хотят...

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.