В ВКО пенсионерка заплатила больше миллиона тенге за обещание переселить её в благоустроенное жильё

Валентина Алемасова сама себе поражается: как можно было годами снабжать деньгами чужого человека?
Фото: 
Дарья Смирнова

77-летняя жительница Семея передала посторонней женщине более миллиона тенге. Та посулила старушке обменять ее разваливающийся домик на благоустроенную однокомнатную квартиру. Под этот утопический прожект пенсионерка на протяжении двух лет ежемесячно передавала деньги. Из рук в руки, без свидетелей и расписок, под одно только честное слово.

Объявление на заборе

В 2015 году Валентина Алемасова решила продать свой дом и купить квартиру (или совершить обмен). Не было сил на восьмом десятке лет топить печку и грести зимой снег. Написала объявление и повесила его на свою калитку. Спустя пару месяцев им заинтересовалась некая Гульмира. Молодая женщина сказала хозяйке, что хотела бы купить дом и готова подыскать Валентине Владимировне квартиру, куда та смогла бы переехать сразу после сделки.

Пару дней спустя она доложила бабушке, что уже нашла для нее однокомнатную квартиру на втором этаже с балконом в том же районе.

Я так обрадовалась, что готова была отдать ей все, что у меня есть, лишь бы уже перебраться в благоустроенное жилье, вспоминает Валентина Владимировна.

Первый транш за идею переехать из домика в квартиру обошёлся пенсионерке в 156 тысяч тенге. Эти деньги понадобились Гульмире якобы на оформление документов, необходимых для совершения сделки. Валентина Владимировна с удовольствием отдала ей немалую сумму, потому что была уверена — нежданная помощница проявляет о ней заботу, как о пожилом человеке. Ей самой уже трудно было передвигаться, лишний раз куда-то ездить, о чём-то хлопотать.

Вопреки здравому смыслу

После передачи денег Валентина Алемасова стала готовиться к переезду в тёплую квартиру на втором этаже. Время шло, ничего не происходило, и она стала расспрашивать Гульмиру: где квартира, по какому адресу она находится? Услышав номер дома, бабушка в тот же день отправилась на разведку. Добралась, поинтересовалась у соседей: какая однокомнатная квартира в их доме продается и можно ли ее посмотреть? Те ответили однозначно: однокомнатных квартир в их доме вообще и никогда не было.

Вот тут бы самое время потребовать назад деньги, отданные под расписку, и распрощаться с Гульмирой навсегда. Но вопреки логике и здравому смыслу взаимоотношения между Валентиной Алемасовой и ее новой знакомой стали еще более доверительными. С этого момента первая отдавала деньги и не требовала расписок, а вторая брала деньги и расписок не писала.

Передача денежных средств молодой женщине осуществлялась по доброй воле, под одно только честное слово. В это трудно поверить, но мзду с бабушки, по её словам, Гульмира получала чуть ли не еженедельно: то 60 тысяч тенге, то 30 тысяч, то 25 тысяч, то 200 тысяч. Брала без свидетелей, без расписок, рассказывая байки про квартиры, которые якобы подыскивает, чтобы выбрать из них лучшую для Валентины Владимировны.

— Пять квартир мне "покупала", — иронизирует доведенная до отчаяния пенсионерка. — А я радовалась и отдавала ей деньги.

Возможно, собеседница и понимала, что Гульмира её обманывает, но категорически отказывалась согласиться с этим очевидным фактом. Не хотелось ей расставаться с надеждой всё-таки переехать когда-нибудь из избушки с печкой в благоустроенную квартиру с балконом.

За помощью — в суд

Осенью 2016 года, спустя год после знакомства с Гульмирой, которое стоило ей всех сбережений, Валентина Алемасова обратилась за помощью в правоохранительные органы. Рассказала о том, что ежемесячно выплачивает посторонней женщине деньги за то, что та обещала ей помочь с жильём, но вопрос не решается.

Мне жить не на что! плакала старушка. Гульмира каждый месяц приходит в день получения пенсии и под любым предлогом "занимает" деньги, которые потом никогда не отдает.

Чтобы не быть голословной, она показала расписку о передаче малознакомой женщине 156 тысяч тенге. По ее обращению было начато расследование, в ходе которого Гульмира вернула Валентине Алемасовой большую часть от указанной в расписке суммы — 113 тысяч тенге. После чего следствие прекратилось ввиду отсутствия состава уголовного преступления, а Валентине Владимировне было рекомендовано урегулировать отношения с Гульмирой "в рамках гражданского судопроизводства".

Другими словами, 77-летней пенсионерке, которая по дому с трудом передвигается после последнего инсульта, предложено обратиться в суд и там доказать, что Гульмира взяла у нее взаймы в общей сложности миллион тенге под одно только честное слово.

Любопытно, что и после этой рекомендации Гульмира продолжала наведываться к бабушке по заветным дням выдачи пенсии. Подогревая мечту о благоустроенной квартире, поисками которой она недобросовестно занимается третий год подряд, брала у бабушки крупные суммы под реализацию этого "благотворительного" проекта. А сравнительно небольшие порции денег (от пяти до 20 тысяч тенге) Гульмира, по версии пенсионерки, исхитрялась вытягивать по нескольку раз в месяц: то на техосмотр для папы, то на операцию для ребенка, то для того, чтобы за свет рассчитаться, пока не отключили, то просто потому, что очень деньги нужны.

Отвадить посетительницу

Наверняка и дальше бы продолжала Гульмира приходить к Валентине Алемасовой за деньгами, если бы ей этого не запретили. Следователь, который вел дело, недвусмысленно дал понять, чтобы она дорогу забыла к пожилой женщине.

Гульмира перестала навещать Валентину Владимировну, и все встало, наконец, на свои места. Топит бабушка печку, переезда в благоустроенную квартиру не ждет, пенсию тратит на свои нужды и не перестает сама себе удивляться: как можно было столько денег передать в чужие руки? Впрочем, Гульмира себя чужой в доме у пенсионерки никогда не считала. "Ты же моя мамочка!" — говорила она ей, принимая очередную порцию денег.

— А на кой черт мне нужна такая дочечка? — бурчит Валентина Владимировна, оставшаяся без накоплений, но по давней привычке продолжающая верить в чудеса. Чудом для нее было бы вернуть обратно свой миллион. До Генеральной прокуратуры дошла с просьбой помочь ей в этом вопросе. Теперь только на чудо и остается надеяться, потому что в уголовном преследовании Гульмиры ей было отказано, хотя перспектива обращения в суд в гражданском порядке все же остается за бабушкой.

Стоит добавить, что в той округе, где проживает Валентина Алемасова, нашлись еще несколько человек, пострадавших от удивительного таланта Гульмиры брать взаймы под честное слово. Не исключено, что таких людей гораздо больше. В случае объединения подобных частных дел в одно общее шансы наказать любительницу дармовщинки существенно возрастают.

Дарья Смирнова