В Казахстане запретят проводить «никах» вне мечети

В Казахстане вводится закон, запрещающий проводить религиозные обряды и церемонии по заключению и расторжению брака вне культовых зданий, сообщает Zakon.kz.

В исключительных случаях, когда, допустим, человек страдает тяжелой болезнью или имеет инвалидность, или находится в местах лишения свободы и не может явиться в мечеть, эти обряды будут производиться имамами на дому, в медицинской или иной организации.

По мнению разработчиков законопроекта, введение данной нормы на законодательном уровне послужит необходимой мерой по сохранению прав граждан, и не будет противоречить официальной позиции ДУМК.

Говоря об этом, они оперируют статистикой. Так, за последние 10 лет в Казахстане браков, заключенных по религиозным обрядам и церемониям, зафиксировано более 30 тысяч. Об этом не так давно упомянула и председатель Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК Гульшара Абдыкаликова: «Исследования выявили факты такого забытого явления, как принудительные браки, особенно с несовершеннолетними девочками. В Казахстане около 5 процентов девушек в возрасте от 15 до 18 лет уже состоят в браке, при этом многие из них выходили замуж по принуждению, хотя это является уголовным преступлением. Наибольшее количество таких девушек проживают в Акмолинской, Мангистауской и Южно-Казахстанской областях. Вред ранних браков налицо, они лишают девочек детства, препятствуют их развитию, получению образования, ставят под угрозу их здоровье. Следовательно, подобные союзы, не зарегистрированные официально, находятся вне закона».

Незаконное бракосочетание, в том числе с несовершеннолетними девочками, часто проводятся среди представителей деструктивных религиозных течений, что, по мнению разработчиков закона, «является основным фактором распространения случаев одностороннего расторжения брака со стороны членов групп и уклонения ими от ответственности (увеличение количества сирот и разведенных женщин без выплаты алиментов)».

В качестве одного из примеров можно привести обращение Самата Омаргазина касательно проведения обряда «неке қию» в отношении его несовершеннолетней дочери (17 лет) служителями мечети в городе Семее без согласия родителей. Жалоба поступила в Комитет по делам религий в конце 2017 года. Здесь налицо нарушение части 5 статьи 10 Кодекса РК о браке и семье. Зачастую такие «брачные союзы» расторгаются простым устным заявлением мужчины. В результате молодые женщины остаются без средств к существованию, с малолетними детьми на руках.

Кроме того, есть случаи, когда женщин передают от одного мужчины другому. Жертвой такого обмена стала 35-летняя жительница Атырау Куляш. За последние 5 лет она 9 раз побывала замужем и столько раз разводилась. Сегодня она воспитывает сына, но не знает, кто является его отцом. И это только один из многочисленных случаев, и казахстанские СМИ не раз поднимали этот вопрос.

Так, высокие показатели «школьной» беременности были зафиксированы в Южном Казахстане, где ежегодно 600-800 девочек-подростков уже в стенах школы ходят беременными вследствие раннего замужества. Такие браки официально не регистрируются, просто имамы совершают обряд никах и всё.

В новом законе о религиозной деятельности, который сейчас находится в Мажилисе на рассмотрении, за нарушение семейно-брачного законодательства предусматривается штраф в размере 50 МРП — на физических лиц и в размере 200 МРП — на юридических лиц. То есть данной поправкой вводится административная ответственность лиц, включая священнослужителей, за проведение обряда «неке қию» вне культовых зданий.

Мы решили узнать, что думают о новых поправках казахстанцы — практикующие мусульмане.

Известный эксперт Иман Куанышкызы: Норма о санкциях по отношению к священнослужителям бесполезна:

— Данная норма является декларативной, так как никаким образом не решает заявленные цели. Во-первых, в исламе представители деструктивных течений, на которых ориентируется МДР при введении данных поправок, не регистрируют браки в мечетях, они читают никах где-нибудь на квартире и для этого не нужен священнослужитель.

Таким образом, норма о санкциях по отношению к священнослужителям бесполезна, они в этом процессе не участвуют и, скорее всего, о таких браках никак не узнают.

Если МДР хочет каким-то образом решить этот вопрос, то можно предложить ДУМК и другим религиозным организациям разработать соответствующие регламенты по заключению брака и далее внести поправки, но уже не в Кодекс о семье и браке, а в КоАП РК.

Если же смотреть на эту норму более глобально, то в соответствии с нормами Конституции Республика Казахстан является светским государством, и поэтому в Кодексе о семье и браке (п.3 ст.2) говорится, что "Признается брак (супружество), заключенный только государственными органами. Брак (супружество), заключенный по религиозным обрядам и церемониям, не приравнивается к зарегистрированному в регистрирующих органах браку (супружеству) и не порождает соответствующих правовых последствий."

Если же включить предлагаемые поправки в том виде, в котором предагает их МДР, то нарушается принцип светскости государства. Потому что запрещая браки, заключаемые вне культовых сооружений, государство тем самым разрешает и признает религиозные браки, заключаемые в пределах культовых сооружений. А как же наша светскость?

Далее. Если все-таки включить понятие религиозных браков, заключаемых в культовых сооружениях и их признания государством, то необходимо отметить, что некоторые направления католицизма признают однополые браки, что противоречит пп26 п.1 ст.1 Кодекса о браке и семье, где говорится, что брак — это союз между мужчиной и женщиной. А индуизм так вообще разрешает браки с животными.

Поэтому, считаю, что уже имеющиеся нормы в КоАП достаточны для того, чтобы наложить административную ответственность на родителей несовершеннолетних детей, которые вступили в брак, либо на совершеннолетнего мужчину и несовершеннолетнюю девушку. Так обеспечивается светскость государства и защищаются права женщин.

Отдельно следует отметить, что даже заключая официальные браки в ЗАГСе, женщины и дети социально не защищены, так как в нашей стране имеются миллионы мужчин, которые не платят алименты и никак не помогают воспитывать своих детей. Как официальное заключение брака, так и официальный развод здесь бесполезен. Многие матери-одиночки, которые обращаются за помощью в благотворительные фонды, не способны получить гарантированные алименты от бывшего мужа, потому что либо он безработный, либо скрывает настоящую зарплату.

Руслан Избасаров, врач, практикующий мусульманин (последние два года был руководителем врачебной бригады в составе Хадж миссии Казахстана):

— Конечно это хорошо, особенно для людей с ограниченными возможностями, а также для тех, кто находится в местах лишения свободы. Почему бы нет, если это будет проводиться официальным лицами от зарегистрированных религиозных организаций.

Директор центра реабилитации «Шанырак» при Управлении по делам религий г. Алматы Мирхат Мадияров:

— В целом правильно. Братья вне мазхаба совершают никах вне мечетей. Могут пригласить домой или же сами делают никах и, пожив немного с супругами, могут спокойно сказать три раза "талақ" (что означает развод – Т.Н.) Конечно, это не ислам, а псевдоислам. Берут дозволенное в исламе в своих интересах, а потом избегают предписанной ответственности перед женой и детьми.

Те, кто делал неке дома, так и будут делать

Один из моих хороших знакомых, пожелавший остаться инкогнито, считает: «Не думаю, что комментарии здесь нужны. В стране грубая и ассимитричная религиозная политика: цели правильные — методы медвежьи. Просто подождем очередного провала и смены акторов. А те, кто делал неке дома, так и будут делать. Давление на них даст повод для обращения с "жалобами" к радикалам. Если хотят урегулировать вопрос многоженства, пусть работают над совершенствованием ответственности мужчин как мужей и отцов, приводя нужные и эффективные доводы».