В текущем году в школах ВКО получили травмы более 200 детей

Лаура Байгундинова с дочерью Алидой
Фото: 
предоставлено Лаурой Байгундиновой

Недавнее ЧП в Усть-Таловке Шемонаихинского района наделало шума. Слыханное ли дело — в школе рухнул потолок, пострадали четверо третьеклассников. Как оказалось, это не единственный случай травмирования детей в учебных учреждениях. Только в этом году в ВКО 234 ребенка получили различные повреждения в школах, а вообще число таких инцидентов доходило до шести сотен. И хотя существует определенная схема, по которой в подобных ситуациях должны действовать учителя и медработники, на практике она работает из рук вон плохо. Корреспондент YK-news.kz выяснял, почему система дает сбой.

Конечно, никто не застрахован от ушибов и синяков, особенно дети: им трудно усидеть на месте, они бегают, прыгают, толкаются. Но по закону учителя и медработники несут ответственность за своих подопечных, когда они находятся в школе. А между тем на уроках дети ломают челюсти и конечности, получают черепно-мозговые травмы. Если судить по последним событиям, отправляя ребенка на занятия, родители не имеют никаких гарантий, что их чадо вернется домой в добром здравии.

"Пятиклашки такие шумные!"

14 ноября. Усть-Каменогорск

Ученик пятого класса, играя с одноклассниками на перемене, ударился головой о перила лестницы. Позже мальчик рассказал маме, что почувствовал головокружение и тошноту и сразу пошел к медику. Медицинский работник его осмотрела, дала глицин и аскорбиновую кислоту и отправила обратно на уроки. Причем она знала, что он ударился головой, но не сочла нужным ни позвонить родителям, ни вызвать скорую помощь.

Ребенок позвонил мне и сказал, что ему резко стало плохо: тошнит, болит голова. Я сразу же поехала в школу. О том, что он ударился головой, я на тот момент не подозревала. Увидела сына и ужаснулась — он еле держался на ногах! — рассказывает свою версию событий мама мальчика Евгения Климова. — Мы отправились к медику, я попросила измерить сыну давление. Медработник выполнила мою просьбу, но ни словом не обмолвилась, что ребенок ударился головой. Я случайно вычленила эту информацию из фразы, которую она обронила. Сказать, что я была удивлена — это ничего не сказать! Медсестра, которая уже во второй раз осмотрела моего сына, заверила, что удар не причинил серьезного вреда, сотрясения мозга нет.

Однако врачи скорой помощи, которую Евгения вызвала сразу по приезде домой, осмотрев мальчика, пришли к другому заключению — у него закрытая черепно-мозговая травма. Пятиклассника срочно госпитализировали.

Евгения обратилась к директору школы с вопросом: как медик, который не в силах поставить верный диагноз, может работать с детьми? Директор провела служебное расследование. Дежурный администратор и медицинский работник написали объяснительные, суть которых сводится к тому, что пятиклашки "очень шумно ведут себя на переменах: бегают, громко смеются, кричат" и "данных за ЗЧМТ не было, я посоветовала маме дома понаблюдать за ребенком".

Директор школы отметила, что не вправе применить какие-либо меры дисциплинарного воздействия к медработнику, поскольку та работает в школе от поликлиники.

Напомним, в январе текущего года школьные медпункты были переданы из системы образования в сферу здравоохранения. Раньше при поликлиниках существовал школьный отдел со штатом врачей. Недавно приказом Минздрава его работа была упразднена. Теперь наблюдать за здоровьем школьников должны участковые врачи поликлиник. На деле они бывают в школах пару раз в месяц, а в учебном заведении дежурит медсестра. Достаточно ли ее квалификации, похоже, никого не волнует.

С переломом — на уроки

16 октября. Шемонаиха

На уроке физкультуры во втором классе средней школы № 5 восьмилетняя Алида, выполняя упражнение, травмировала левую руку. Как рассказала мама второклассницы Лаура Байгундинова, сразу после того, как ребенок получил повреждение, учитель физкультуры обратился к школьной медсестре. Она осмотрела девочку, наложила повязку и оставила на занятиях до конца дня. Оповестить родителей о случившемся почему-то никто не удосужился.

Лаура пришла в школу за ребенком после работы — примерно в 16.30. Алида ждала маму в холле под присмотром вахтера. Классного руководителя в школе не оказалось — она к этому времени уже ушла домой.

Увидев своего ребёнка с повязкой на руке, фактически брошенной, я пришла в ярость. Набралась смелости и отправилась к классному руководителю домой. Благо она живёт недалеко от школы. На стук в дверь вышел супруг и сказал, что жена отдыхает. Он еле её разбудил, — излагает свою версию событий женщина. — Как после случившегося можно было спокойно прийти домой и лечь спать?!

Рука у девочки к вечеру разболелась и опухла. Наутро обеспокоенная мама привела дочку к врачу-травматологу. Он выписал направление в ЦМиР.

В ходе обследования был обнаружен закрытый перелом. Дочку положили в больницу, сделали операцию. Она неделю провела в клинике, затем находилась дома под наблюдением травматологов. Только 16 ноября ей сняли спицы. Врачи настоятельно рекомендовали ещё три месяца поберечься — избегать каких-либо нагрузок на травмированную руку, — рассказывает Лаура Байгундинова. — И за все время, что дочка отсутствовала в школе, никто даже не поинтересовался ее состоянием, не попытался извиниться. Поражает равнодушие руководства школы и отдела образования.

Мама, возмущенная поведением учителей и некомпетентностью медсестры школы, написала заявление в полицию. И это возымело действие. Как сообщили в управлении образования, классному руководителю и учителю физкультуры объявлено замечание. В отношении последнего возбуждено уголовное дело по статье "Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей".

Алида уже идёт на поправку. Мы задумались, а стоит ли возвращаться туда, где нет должного контроля за детьми? — отмечает Лаура. — Думаем переводить ребёнка в другую школу.

В Шемонаихинском районном отделе образования не отказались прокомментировать ситуацию.

За жизнь и безопасность детей в учебном заведении в первую очередь отвечает директор школы и педагог, на чьём уроке произошло ЧП, — пояснила руководитель отдела образования района Галина Раимбекова. — Родители девочки в отдел образования не обращались.

Я в курсе произошедшего в школе № 5, — добавила методист по защите прав несовершеннолетних Наталья Панкратьева. — Знаю, что классный руководитель школы получила дисциплинарное наказание. Не могу сказать о других, я лично с родителями не разговаривала и не извинялась за произошедшее.

Судя по известным нам фактам, Шемонаихинскому районо предстоит пересмотреть тактику поведения и научиться взаимодействовать с родителями в подобных случаях. Слишком уж часто там случаются ЧП.

Физкультура заочная. Травма реальная

Пятого октября в школьной раздевалке села Волчанка Шемонаихинского района подрались восьмиклассник и девятиклассник. Младший, 14-летний подросток, поступил в Центр матери и ребенка с повреждением челюсти. В управлении образования сделали выводы из этой истории: поставили драчунов на внутришкольный учет и велели усилить работу с родителями по профилактике насилия, а с педагогами по соблюдению техники безопасности на уроках.

Девятого октября в СШ № 3 Шемонаихи на уроке физкультуры в девятом классе 14-летний ученик сломал руку. Эта история заслуживает отдельного описания.

Несчастный случай произошел в классе, так как из-за карантина (по гепатиту прим. редакции) в школе была отменена кабинетная система по предписанию санитарных служб, сообщила и. о. руководителя управления образования Сайрангуль Жумадилова. Поэтому уроки физкультуры проводились в классных комнатах в теоретической форме. Два мальчика, сидя за партой, решили померяться силой и один из учеников сломал руку. Учитель отреагировал на происшествие были оповещены администрация школы, родители. Мальчику сделана операция в Усть-Каменогорске, сейчас он находится дома.

Районному отделу образования в связи со случаями школьных травм предписано создать рабочую группу.

Не ходите, дети, в школу?

Наша справка
По данным управления здравоохранения ВКО, количество школьных травм за девять месяцев 2017 года по области составило 234 случая, из них 70 зафиксированы в Усть-Каменогорске. В 2016 году в регионе пострадали 499 школьников, в 2015 — 603.

Сложив все имеющиеся эпизоды, получаем печальную картину. Дети калечатся в школах там, где за ними должен быть глаз да глаз. Как пояснили в управлении образования, если школьник получил травму, учитель в первую очередь обязан сообщить об этом директору. Директор информирует о произошедшем родителей ребенка и отдел образования. Если пострадавшему требуется только доврачебная помощь, ее оказывает медработник школы. Если травма серьезная, вызывают скорую помощь. Как видим, на деле происходит далеко не так.

Серьезные опасения вызывает тот факт, что в школьных медпунктах ребенку зачастую не могут оказать необходимую помощь, а родители узнают о случившемся с их детьми в последнюю очередь. Администрация учебного заведения надеется, что все обойдется, и, чтобы избежать скандала, предпочитает замалчивать происшествия? Косвенно наш вывод подтверждают в управлении образования: директора шемонаихинских школ за несвоевременное представление информации о ЧП получили замечание.

Хотелось бы иметь гарантии, что после череды подобных происшествий в системе образования сделают другие выводы. О том, что надо в первую очередь думать о детях. И о том, что пора заставить работать заржавевшие схемы. Иначе покалечившихся детей будет гораздо больше.

Дарья Хацанович, Анна Сабельфельд