В Усть-Каменогорске бабушка не хочет возвращать внука дочери, которую суд восстановил в родительских правах

Бабушка не хочет отдавать внука
Фото: 
из личного архива Раисы Белоусовой

Очередная драма разворачивается в семье жительницы Усть-Каменогорска Раисы Белоусовой. Больше двух лет назад дочь женщины Светлану (имя изменено по этическим причинам) лишили родительских прав на сына. Раиса Александровна оформила опеку на внука и все это время растила его как собственного ребенка. Однако в августе этого года Светлана решила вернуть мальчика и выиграла дело! Какими доводами руководствуются взрослые, когда полагают, что действуют в интересах ребенка, выяснял корреспондент YK-news.kz.

Два года назад мы уже рассказывали историю Раисы Белоусовой. Горожанка столкнулась с волокитой, когда попыталась официально добиться опеки над малолетним внуком Никитой, которого она растила с рождения. Буквально через неделю после выхода газеты, 12 февраля 2014 года, маму малыша Светлану лишили родительских прав. Ребенок остался с бабушкой, которая оформила над ним опекунство.

В августе этого года 25-летняя Светлана подала исковое заявление в суд о восстановлении ее в родительских правах. И в начале октября официально стала матерью пятилетнего сына, оставленного ею два года назад. Раиса Белоусова считает, что восстановление таким образом семьи не пойдет ее внуку на пользу, и намерена опротестовать решение суда.

"Она не исправилась!"

Раиса Белоусова говорит, что решение, принятое судом, повергло ее в шоковое состояние. Женщина поделилась с YK-news.kz своим видением ситуации. Она не забыла, как сидела с внуком с самого его рождения, хотя дочь не работала и семья жила заказами на шитье, которые Раиса Александровна брала на дом. Затем Светлана, со слов матери, и вовсе стала пропадать. Тогда Раиса Белоусова решила, что ребенка пора забирать, и инициировала процесс лишения дочери родительских прав. Юная мама этому не сопротивлялась и даже написала отказную на мальчика. Тем не менее понадобилось еще несколько месяцев мытарств, прежде чем опекуном Никиты стала бабушка.

— В течение двух лет Света навещала Никиту один — два раза в несколько месяцев. Специального порядка ее общения с сыном официально установлено не было. Она не приехала к нему ни на один день рождения за это время. На суде она говорила, что я препятствовала ее общению с Никитой, не пускала к себе. Во-первых, это неправда; во-вторых, никакого подтверждения она предоставить не смогла. Света ни разу не вызывала из-за этого полицию, не привлекала внимания соседей, — делится своей версией произошедшего Раиса Белоусова. — Сейчас внуку уже пять с половиной лет. Через месяц после лишения родительских прав, в марте 2014 года, Света родила дочку. Девочку оставила у родителей своего нынешнего мужа в селе Азовом и вместе с супругом вернулась в Усть-Каменогорск на заработки. Ей ведь надо было платить алименты на Никиту. Когда в августе я узнала, что Света хочет восстановить родительские права в отношении внука, я, конечно, была в шоке. Она ведь не занималась воспитанием Никиты с его рождения! И вдруг решила забрать его себе. Я боюсь, что Света не справится с родительскими обязанностями и откажется от сына. Представляете, какая это будет для него травма? Она с мужем и детьми планируют жить в квартире моих родителей, в тесной комнате. Почему суд вынес решение в ее пользу — ума не приложу.

— Исправно ли Светлана платила алименты?

— Сразу после лишения ее родительских прав она не работала, и за много месяцев образовалась большая задолженность. Потом Света все же трудоустроилась и исправно платила, но долг оставался. Погасила она его аккурат перед тем, как подать исковое заявление — за несколько дней до обращения в суд.

— Может, она за это время осознала свои ошибки и решила все исправить?

— Ребенок должен жить с матерью, я этого не отрицаю. Другое дело, если бы Света действительно исправилась. Я бы и к себе ее приняла. Но ведь она не изменилась. Света, когда приезжала к Никите, просто давала ему телефон, и он сидел играл. Сама она в это время могла смотреть мультики. Они практически не общались во время встреч. В одно из таких посещений Света предложила помыть окна в квартире, где мы с Никитой живем. Я согласилась. А она вдруг отвечает мне: "Харя не треснет?" Как с ней после этого разговаривать?

— Хочет ли Никита жить с матерью?

— Думаю, он не хочет. Ведь Никита практически не знает свою мать. За те короткие встречи, что у них были, они, повторюсь, толком не общались. Психолог проводила с ним различные тесты перед одним из заседаний суда. Как прозвучало на процессе, результаты показали, что Никита одинаково желает жить как со мной, так и с родной мамой. Но это не так. На заседании специалист Центра поддержки семьи и детства сказала, что пройдет еще пару лет и некая нить между матерью и ребенком будет прервана. Какая нить?! Света сама ее давно порвала. Считаю, что суд встал на ее сторону, потому что сейчас есть государственная программа по воссоединению семей, где родители лишены прав на детей. А интересы ребенка вообще кто-нибудь учитывает?

Желания — достаточно?

Наша справка
В органах опеки и попечительства усть-каменогорского отдела образования состоят на учете 443 ребенка: 431 из них находится под опекой, 12 — на патронатном воспитании.

В отделе образования Усть-Каменогорска считают, что раз мать подала исковое заявление в суд, значит, хочет лично воспитывать сына. Зачем ей в этом препятствовать?

— Представитель органов опеки и попечительства дал заключение, что не возражает относительно восстановления Светланы в родительских правах, — комментируют в ведомстве. — Несколько раз проверялось ее нынешнее место жительства. У Светланы созданы все условия для проживания и развития ребенка. Сама она ни на каком учете не состоит. Психологом установлено, что ребенок скучает по матери и ждет с ней встречи. Если мальчика вернут матери, за семьей будет вестись постоянный контроль. Согласно закону, родители могут быть восстановлены в родительских правах, если они изменили поведение, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка. Это как раз такой случай. Каждый несовершеннолетний имеет право жить и воспитываться в семье, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Никакой программы по воссоединению семей в Казахстане нет.

Дочки-матери

Редакция YK-news.kz не ставит себе цель разобраться во взаимоотношениях между Раисой Белоусовой и ее дочерью. Тем не менее Светлане тоже есть, что сказать на этот счет. Женщина считает, что ее мать попросту боится потерять алименты и пособие на внука.

— Мама держится за внука только из-за денег, — высказывает свое мнение Светлана. — Она получает пособие от государства, как опекун, и в дополнение я плачу алименты. Сама мама не работает. Если она такая хорошая и заботливая бабушка, то почему переживает исключительно за Никитку, а, например, жизнью внучки совсем не интересуется? Неужели она сама не хочет, чтобы ее внуки жили в полноценной семье, с мамой и папой? Мой муж, может, и не родной Никите, но он готов стать его отцом. Ранее я уже пыталась вернуть права на сына, но мне было отказано из-за образовавшейся задолженности по алиментам. На момент лишения меня родительских прав я была на восьмом месяце беременности и не могла сразу пойти работать, особенно после рождения дочки. Как только ей исполнился год, долг уже составлял около 400 тысяч тенге. Когда трудоустроилась, с моей зарплаты удерживали 50 процентов как раз на алименты. Плюс мы с мужем отчисляли дополнительные средства, чтобы побыстрее закрыть задолженность, и собирали документы на восстановление родительских прав. Я навещала Никиту, но мама всячески старалась этому препятствовать. Отмечу, что если мне вернут моего сына, то я никаких пособий на него получать не буду. Наоборот, только за садик для него нужно будет отдавать не меньше 15 тысяч тенге за месяц. Но мы с мужем ко всем этим затратам готовы. Планируем снимать квартиру, чтобы не мешать родителям мамы, у которых мы сейчас живем.

— Может, еще возможно всем вам помириться? Жить дружно и не делить детей...

— Я это маме уже давно предлагала, но она не идет на компромисс. Я не конфликтный человек. Я же не собираюсь увозить ребенка в другой город, в другую страну. Мама всегда может видеться с внуком. На суде от примирения сторон она отказалась. Сказала, что ей нужен только внук — и все на этом.

Виноваты взрослые

Директор Центра поддержки семьи и детства Лилия Куземко считает, что в данном случае семье необходима квалифицированная помощь специалистов. Причем поработать с психологом надо как ребенку, так и его бабушке с матерью.

— У нас была похожая ситуация, когда восьмилетнюю девочку всю жизнь воспитывала бабушка, — рассказывает Лилия Куземко. — Вдруг объявляется мать и восстанавливается в правах на ребенка. Два года нашим специалистам понадобилось на то, чтобы девочка окончательно приняла маму. Тут проблема была еще в том, что бабушка не хотела отдавать внучку своей дочери. Или, например, у нас есть семья, где мама и бабушка постоянно конфликтуют, а ребенок словно меж двух огней. Вот как раз эта война между взрослыми и есть большая проблема. Так что здесь нужна совместная работа психолога как со старшим поколением, так и с их детьми. Вопрос в том, чтобы взрослые сами смогли между собой договориться, научились друг другу уступать и руководствовались интересами своего чада. Ребенок ведь легко адаптируется, если его не настраивать или не давать установки отрицательного восприятия по отношению к кому-либо. Отмечу, что возвращение ребенка, например, родной матери — это всегда для него сложная ситуация. Здесь необходима адаптация, когда время общения ребенка и взрослого постепенно увеличивается.

Вместо послесловия

Решение о восстановлении Светланы в родительских правах на Никиту было вынесено судом 3 октября. В законную силу оно вступит в начале ноября. До этого момента у Раисы Белоусовой еще есть время попытаться все изменить и оставить внука у себя или попробовать найти общий язык с дочерью.

Иван Сухоруков