В Усть-Каменогорске няню оштрафовали за угрозы и мат в адрес двухлетнего малыша

В областном центре вспыхнул нешуточный скандал: жительница Усть-Каменогорска подала в суд на няню, занимающуюся уходом за детьми на дому, за нанесение телесных повреждений и оскорбление ее двухлетнего сына. А воспитательница, в свою очередь, пыталась вчинить матери подопечного иск о нарушении неприкосновенности частной жизни. В перипетиях скандального происшествия разбирался корреспондент YK-news.kz.

Ключевая улика

В октябре 2015 года жительница областного центра Ирина Матвеева (имена и фамилии участников разбирательств изменены по этическим соображениям) начала водить своего сына Андрея, которому на тот момент было меньше двух лет, в домашние ясли к Елизавете Гавриловой. Женщина имела патент по дневному уходу за детьми, фактически являлась няней. При этом, как рассказала нам Ирина, до инцидента, речь о котором пойдет ниже, она считала, что отдает ребенка в частный детский сад — по словам молодой женщины, предпринимательница не предупредила о том, что является только няней, зарегистрированной как ИП.

Частный дом Гавриловой, по словам самой нянечки, рассчитан на комфортное пребывание детей — там имеются детская мебель, игрушки. Елизавета Семеновна следила сразу за шестью — семью подопечными и специализировалась на самых маленьких — детях до трех лет.

— Елизавету Семеновну нам порекомендовали знакомые, которые водят к ней своих малышей, сказали, что она хороший, опытный воспитатель, — вспоминает Ирина Матвеева. — И поначалу меня действительно все устраивало.

Однако через пару недель, по словам Ирины, поведение малыша сильно изменилось.

— Сын стал нервным, начал плакать, просыпался ночами, — делится своей версией событий Ирина. — И самое страшное — я периодически замечала у него ссадины и синяки! Я начала подозревать, что к этому могла быть причастна Гаврилова, и решила выяснить, так ли это.

В очередной раз отправляя Андрюшу в ясли, молодая женщина положила ребенку в карман мобильный телефон, предварительно включив функцию диктофона. Аппарат производил запись в течение восьми часов. До того момента, как его обнаружили.

— Аппарат мне вернули уже неисправным, — говорит Ирина Матвеева. — Однако запись, которая была на телефоне, удалось восстановить.

Ирина отнесла мобильник в сервисный центр, где специалисты выяснили, что телефон был залит водой. Матвеева считает, что аппарат намеренно утопили, дабы избавиться от доказательств. Однако аудиофайл, зафиксировавший все звуки во время пребывания малыша в доме няни, не был поврежден. Прослушав запись, женщина ужаснулась. На ней она услышала голос Гавриловой, которая нецензурно ругалась на малыша. Более того, на записи были слышны характерные шлепки. Ирина посчитала, что няня бьет ребенка.

В распоряжении YK-news.kz оказалась та самая запись, которая впоследствии фигурировала в качестве доказательства в суде. На ней отчетливо слышно, как няня ругает ребенка, периодически используя грубую нецензурную лексику. Иногда ругань сопровождается звуками, похожими на то, как кого-то шлепают. Затем взрослая женщина произносит странную фразу в адрес плачущего мальчика: "Замолчишь — отпущу" (Ирина Матвеева считает, что в этот момент няня зажала нос ребенку). Потом няня говорит: "Заткнись, с...", вероятно, адресуя фразу ребенку. Еще одна фраза: "Только заори мне, я тебе заору, таких п...чек (тумаков) отхватишь!"

Ближе к концу записи няня обращается к какому-то мужчине (скорее всего, к мужу): "У Андрея лежит телефон, запись стоит, это что, они меня прослушивают, что ли? Б...ь, вычисляют, с...и". Далее следует диалог о том, как можно стереть запись. Завершается аудиозапись так: слышен громкий звук включенной воды, как будто ее набирают в какую-то емкость, на записи появляются сильные помехи. В последние секунды слышимость такая, будто телефон находится под водой.

Судебный эксперт установил, что признаков монтажа на фонограмме не обнаружено.

"Наличествуют угрозы"

С этим компроматом на няню Ирина сразу же обратилась в полицию. Ребенку назначили судебно-медицинскую экспертизу, которая подтвердила наличие ссадин и синяков на его теле.

— Помимо полиции, куда я только ни писала жалобы — в СЭС, службу по ЧС, прокуратуру, — делится своей версией произошедшего Ирина Матвеева. — С нашим делом сильно тянули. Только после того, как подключилась партия "Нур Отан", полицейские официально изъяли аудиозапись. Экспертиза записи была проведена только в январе. Одновременно я направила жалобу в городской отдел образования, но там ответили, что по данному адресу нет частного детского сада. Только во время суда я узнала, что Гаврилова, по сути, является няней на дому.

По словам Ирины, в полиции возбудили уголовное производство по статье "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего", а затем закрыли дело за отсутствием состава преступления.

Наняв адвоката, женщина подала в суд иск с просьбой привлечь няню к уголовной ответственности по статьям "Умышленное причинение легкого вреда здоровью" и "Оскорбление". Эти уголовные правонарушения в Казахстане являются делами частного обвинения. То есть истцу приходится самому собирать доказательства, подтверждающие вину подсудимого.

Ирина смогла доказать только факт оскорбления. Ключевой уликой стала та самая аудиозапись. Эксперты определили, что в аудиофайле наличествуют угрозы в отношении малыша, также есть признаки словесного оскорбления. Доказать, что телесные повреждения были нанесены няней, не удалось. В суде судмедэксперт пояснил, что мальчик мог получить травмы "как под воздействием тупых твердых предметов, каковыми могли быть выступающие части мебели, так и при ударе о таковые самим ребенком". А аудиозапись и заключение судмедэкспертизы, где указывается, что телесные повреждения, полученные малышом, "исключают возможность их образования при падении с высоты собственного роста", не могут в полной мере свидетельствовать, что синяки у ребенка — от рук няни. Воспитательница была оправдана в этой части обвинения за недоказанностью ее участия в правонарушении.

За мат и оскорбления суд оштрафовал Гаврилову на 25 МРП (53025 тенге).

Параллельно она подала в суд на Матвееву за тайную аудиозапись, обвинив Ирину в нарушении неприкосновенности частной жизни. Было возбуждено уголовное дело по частной жалобе. В суде адвокат Ирины доказал: поскольку Гаврилова была индивидуальным предпринимателем, ее деятельность — не личная, а общественная жизнь. Также в судебных материалах отмечается, что производство Ириной негласной аудиозаписи "было обусловлено ее законным правом на неприкосновенность чести и достоинства малолетнего ребенка". В итоге суд № 2 вынес оправдательный приговор по этому делу.

Исходом разбирательств остались недовольны обе стороны.

— Эта женщина материла моего ребенка, и никто не переубедит меня, что она его не била, а ее всего лишь оштрафовали на 25 МРП, — сетует Ирина.

После инцидента малышу понадобилась психологическая помощь. Как рассказала Ирина Матвеева, специалиста, который работает с детьми до трех лет, пришлось искать в Алматы.

"Ко мне в очередь становились"

Нам удалось связаться с Елизаветой Гавриловой. По словам 52-летней женщины, она 13 лет проработала в детском саду, а затем в 2009 году зарегистрировалась в качестве ИП по дневному уходу за детьми. Собеседница утверждает, что в течение всей практики у нее не было ни единого нарекания.

— В данной ситуации Ирина Матвеева нарушила мои права и права моего мужа — нас восемь часов прослушивали, потом продемонстрировали эту запись другим родителям, — считает госпожа Гаврилова. — С этим даже никто считаться не стал. Да, я в чем-то, может быть, и виновата, меня наказали. Но то, что нас оскорбили, высмеяли — на это никто не посмотрел.

По словам Гавриловой, у нее были прекрасные рекомендации, люди становились в очередь, чтобы записать своих детей к ней.

— Ко мне даже беременные ходили, просили заранее, — говорит Елизавета Семеновна. — А эта женщина мне все сломала.

По словам Гавриловой, она свернула свою деятельность еще в феврале.

— Истица на меня столько проверок натравила, — жалуется теперь уже бывшая няня. — Ко мне приходили и санврачи, и пожарные, и из "Нур Отана". Каждый день кто-нибудь хотел меня проверить. Ну как в таких условиях можно работать? Пришлось закрыться. При этом мой дом не является детским садом. Когда приходили проверяющие, я им на это указывала, они разворачивались и уходили. И в суде мы доказали, что это не частный детский сад, я фактически работаю как няня. Я просто зарегистрировала ИП, чтобы платить налоги.

По словам теперь уже бывшей няни, часть родителей ее... поддержали.

— Родители моих подопечных разделились на два лагеря. Некоторые говорят: "Да мало ли, ну ругнулась она на кого-нибудь или шлепнула нечаянно", — делится Елизавета Гаврилова. — Вот если бы Ирина поставила прослушку в государственном детском садике, она бы там еще не то услышала...

Никому нет дела?

Сейчас Ирина Матвеева сама занимается с сыном и говорит, что сделала выводы после всей этой истории.

— Во-первых, я не отдам своего сына в садик, если там не будет видеонаблюдения, — делится собеседница. — А во-вторых, я не понимаю: получается, у нас в стране достаточно зарегистрировать ИП — и человека можно подпускать к детям?

В городской прокуратуре и отделе образования Усть-Каменогорска нам пояснили, что частный детский садик и люди, занимающиеся дневным уходом за детьми на дому, — это два совершенно разных статуса. И официальных рычагов воздействия на последних очень мало. Если они вообще есть.

— Для того чтобы заниматься уходом за детьми, достаточно взять патент, — поясняет руководитель городского отдела образования Мадениет Ахметова. — Надо всего лишь зарегистрироваться в качестве ИП. В отличие от частных детских садов, которые проверяют на соответствие нормативам и определенным критериям.

Прокурор отдела городской прокуратуры Максат Имангазин пояснил, что уполномоченные органы не могут прийти и проверить человека, обладающего патентом дневного ухода за детьми. Исключением может стать визит налоговой.

— Проблема в том, что если к детскому саду предъявляется ряд требований, которым обязано соответствовать заведение, то для обладателей патента дневного ухода за детьми таких критериев пока нет, — уточнил прокурор.

Юрист Евгения Немчинова утверждает, что в случае совершения няней противоправных действий в отношении ребенка ее можно лишить патента в судебном порядке.

— В суде можно ходатайствовать о лишении права заниматься деятельностью, связанной с уходом за детьми, — утверждает юрист. — Причем иск можно подать отдельно, после вынесения судебного решения по основному делу.

Это стоит помнить родителям, которые решили отдать детей под опеку частных нянь.

Роман Кудинов

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.