Животный мир Восточного Казахстана оказался на грани истребления — учёные

Фото: 
Фото:
Прокуратура Восточного Казахстана бьет тревогу: только за последние три года в области в полтора-два раза уменьшилось число лесных обитателей. Проверка показала, что охотничьи хозяйства нарушают требования природоохранного законодательства, а проверяющие органы закрывают на это глаза. Кроме того, незаконной охотой занимаются даже должностные лица, передает корреспондент YK-news.kz.

Уток по осени считают

По словам ученых-биологов, с высоты птичьего полета на территории охотничьих угодий можно разглядеть многочисленные следы. Нет, не животных. Снегоходов. На этом транспорте легко догнать не только зайцев и лисиц, но и косуль. Животных загоняют до изнеможения, пока они не обессилят и не станут легкой добычей.

- Зачастую современные охотники выезжают в лес не ради добычи, а просто чтобы пострелять по живым мишеням. Здесь же бросают тушки, - говорит ученый-орнитолог этнографического музея-заповедника Борис Щербаков.

Этой осенью по инициативе прокурора области организовали несколько экспедиций по Восточному Казахстану с участием ученых-биологов, чтобы определить, в каком состоянии находятся охотугодья региона.

- Можно сказать, что наша область на пути к полному уничтожению животного мира, - констатировал Борис Щербаков. - Только сравните: в 1982 году в пойме Черного Иртыша насчитывалось примерно 250 тысяч уток. Сейчас можно проехать несколько десятков километров и увидеть только две-три птицы.

Такая же ситуация и по соколам-балабанам и сапсанам. В этом году орнитологи обнаружили только четыре гнезда этих птиц, хотя десять лет назад на аналогичной территории их насчитывалось более 50.

Гринпис отдыхает

В прокуратуре ВКО решили детально разобраться в особенностях национальной охоты. Обнаружили немало интересного. Оказывается, должностные лица, в чьи обязанности входит охрана животного мира, сами не гнушаются незаконной охотой.

В этом году двое мужчин убили марала в Западно-Алтайском заповеднике. Браконьерами оказались государственные инспекторы этого самого резервата.

В апреле 2012 года сотрудники полиции Бескарагайского района на территории Бегеньского сельского округа задержали трех местных жителей, которые везли тушу марала. Браконьеры нанесли ущерб природе в размере 324 тысячи тенге. Стражи правопорядка больше года расследовали это не самое сложное дело. Только после вмешательства прокуратуры оно пошло в суд, но было прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

- Таким образом волокита со стороны полиции позволила виновным лицам уклониться от ответственности, - подчеркнул старший помощник прокурора ВКО Александр Акулов на недавней коллегии.

Стоит отметить, что всего в области охотничий билет имеют 17 тысяч человек.

- Получается, даже на такую распространенную дичь, как утка, немало людей с ружьями, - заметил Александр Акулов. - По нашим подсчетам, на одну птицу приходится сразу три охотника.

Охотный ряд

Примечательно, что количество диких зверей неуклонно снижается еще из-за головотяпства госмужей, призванных держать "на мушке" нарушителей природоохранного законодательства.

- В соответствии с нормативными актами в общественном объединении охотников и рыболовов ВКО должны работать 713 егерей, - сообщил Александр Акулов. - Однако там числится только 191 человек. Из них штатными сотрудниками являются менее 50, остальным заработная плата не выплачивается и фактически они трудятся на других предприятиях. К примеру, егерь семейского охотничьего объединения работает в ВКГТУ им. Д. Серикбаева в Усть-Каменогорске, за сотни километров от вверенной подохранной территории. Такие внештатные сотрудники физически не могут обеспечивать охрану животного мира. Видимо, в егерях они числятся просто для отчетности.

Также охотобъединения должны заниматься воспроизводством популяций зверей и птиц, численность которых снижается. Однако последние 20 лет такую работу никто не ведет.

А госинспекторы тем временем закрывают глаза на грубые нарушения в охотхозяйствах, попросту не фиксируя их в актах проверок, сообщили в прокуратуре.

Отбили охоту

Любители сходить на кабана и медведя уверены, что при прокурорской проверке в поле зрения "лесных ревизоров" попали далеко не все животные области. Оттого и столь тревожные цифры.

- Учет численности животных во всем мире имеет погрешность как минимум 10-15 процентов, поскольку невозможно выстроить зайцев и тетеревов посреди полянки и пересчитать, - уверяет заместитель председателя общественного объединения охотников и рыболовов ВКО Юрий Бузулин. - Большинство цифр, приведенных прокуратурой, как раз-таки укладывается в эти 10-15 процентов. Наши охотоведы ежегодно проводят учет животных по специальной методике и не наблюдают столь повального истребления. Да, в 2010 году действительно сократилось число фазанов, но это произошло из-за снежной и морозной зимы, когда птица не смогла добыть корм. С тех пор путевки на отстрел фазанов не выдаются, чтобы восстановить популяцию. По государственной квоте мы имеем право охотиться примерно на 100 лосей в год, вместо этого разрешаем добыть только пять-десять рогатых исполинов. Их численность год от года растет, как и численность медведя, соболя, кабана. Но данных по этим животным надзорные органы почему-то не назвали.

Чтобы исключить кривотолки с подсчетом промысловых животных, охотобъединение в 2014 году на территории своих угодий планирует провести полноценный учет зверей и птиц с привлечением независимых экспертов. Ученые предоставят результаты исследований через год. Тогда будет видно, чьи цифры были верными – охотобъединения или прокуратуры.

- Нам самим невыгодно варварски истреблять дичь, иначе на кого мы будем охотиться в будущем? - рассуждает Юрий Бузулин.

Он считает, что охотники - единственные, кто заботится о животных на территориях охотугодий.

- Содержать такие земли – дело неблагодарное, - объясняет мужчина. - Нашу деятельность проверяют шесть государственных контролирующих ведомств. Деньги на подкормку или разведение животных государство не выделяет. Мы вкладываем в это средства от уплаты членских взносов и реализации путевок на охоту. Но спрос на них не увеличивается. В нашем объединении состоят немногим более четырех тысяч человек. Что касается внештатных егерей, если бы не они, наша фауна точно бы обеднела. Действительно, многие из них работают на общественных началах и не только не получают зарплату, но и вкладывают собственные средства в охрану животного мира. К примеру, зимой они за свой счет расчищают тракторами снег на пастбищах копытных, привозят сено и другой корм. А содержать более 700 егерей для нас непозволительная роскошь. Да и для чего это нужно? В лес ведут одни и те же дороги, наши сотрудники отслеживают, кто въехал в угодья, и, если есть браконьеры или нарушители, сообщают в отряд оперативного реагирования по охране растительного и животного мира.

Берегите природу – мать вашу

- Все нарушения, которые мы выявили, необходимо устранить, - сообщил начальникам профильных структур прокурор области Багбан Таимбетов. - Мы берем вопрос охраны животного мира на свой контроль. Через год проверим, каких результатов удалось добиться.

Ученые-биологи также предложили свои варианты решения проблемы.

- Сейчас наблюдается резкое снижение численности обитателей степей Восточного Казахстана. Чтобы сохранить их, планируется создать национальный природный парк, - рассказал научный сотрудник областного краеведческого музея Сергей Стариков. - Специалисты института зоологии Министерства образования и науки РК сообщили, что уже подана заявка на организацию такого нацпарка. В него войдет территория дельты Черного Иртыша, поймы Иртыша, северного Призайсанья, пески Мойынкума.

Также ученый считает, что следует ограничить охоту в области из-за суровых климатических условий.

- Поголовье животных постоянно сокращается из-за обильных снегов, морозов, половодья или засухи, а мы еще продолжаем добивать их, - поясняет Сергей Васильевич. - Чтобы сохранить то, что мы имеем, в охотхозяйствах края нужно воспроизводить животных. К примеру, в Польше каждый год из питомников выпускают 100 тысяч фазанов, по 30-40 тысяч куропаток и прочих промысловых птиц. Кто нам не дает сделать так же?

Ученый-орнитолог Борис Щербаков считает, что необходимо более детально изучить причины сокращения численности животных.

- Становится меньше не только промысловых, но и других видов птиц и зверей, - уверен он. - По информации зарубежных СМИ, при перелете в теплые края массово уничтожаются обычные соловьи. Блюда из их язычков – деликатес в Испании и Италии.

Анастасия Строкова