Жителю Усть-Каменогорска, серьёзно заболевшему после приёма антибиотиков, не дают инвалидность

Антон Князев оказался заложником ситуации, которую можно описать так: работать нельзя дать инвалидность. Где поставят запятую, ему не известно...
Фото: 
Виктор Абакумов

Антон Князев — молодой подтянутый мужчина. Случайный собеседник, глядя на него, ни за что не догадается, что несколько месяцев назад Антон отчаянно боролся за жизнь в отделении реанимации. Еще год назад он и сам представить не мог, что лишится здоровья и средств к существованию, просто выполняя назначения докторов. С тех пор больничные коридоры и палаты мужчина видит чаще, чем стены родного дома.

Рецепт на диагноз

Летом прошлого года Антон почувствовал себя плохо и обратился к врачу. Узкий специалист поставил диагноз и назначил лечение. В числе прочих препаратов в рецепте был антибиотик "Цефазолин". В начале сентября мужчина снова обратился к докторам, на этот раз у него подозревали пневмонию, вновь назначили лечение антибиотиками. Молодой человек исправно выполнял все назначения врачей, но несколько недель терапии не улучшили положение дел. Наоборот, Антон чувствовал себя все хуже. В медицинской документации зафиксировано, что кроме кашля у него появились очень сильная слабость и головокружения, пошла носом кровь, а кожа приобрела желтоватый оттенок. Как рассказывает Антон, временами он просто не имел сил подняться с постели. Как выяснилось позже, это было следствием резкого падения уровня гемоглобина.

В октябре 2016 года 32-летний устькаменогорец оказался на больничной койке в Центре гематологии. К тому времени гемоглобин в его крови снизился до уровня 37 граммов на литр при норме для мужчин 130 — 170 граммов на литр. С такими показателями редкий человек способен просто держаться на ногах.

Специалисты по заболеваниям крови поставили мужчине труднопроизносимый диагноз: гемолитическая аутоиммунная анемия. Говоря простым языком, это заболевание, при котором организм принимает собственные клетки крови за чужеродные и уничтожает их. Такая анемия бывает врожденной и приобретенной.

— Диагноз Антона Князева редкий по причине заболевания, — прокомментировал врач-гематолог, кандидат медицинских наук Антон Клодзинский. — В данном случае установлено, что происхождение заболевания медикаментозное, вызвано применением лекарства.

В выписке из Центра гематологии, где Антон Князев провел два месяца, значится, что назначение ему бета-лактамных антибиотиков нежелательно, так как не исключено, что причиной заболевания стало лечение цефазолином.

Отметим, что в аннотации к этому антибиотику среди побочных эффектов черным по белому значится, что его применение может привести к гемолитической анемии.

Медицинский парадокс

Не так давно Антон Князев наконец выписался из больницы. Сейчас он продолжает амбулаторное лечение, чтобы поддерживать организм.

— Фактически у меня рак крови, — спокойно и сдержанно признает молодой мужчина. — Я принял несколько сеансов химиотерапии. Сейчас я чувствую себя нормально, но ремиссия может закончиться, если перестать принимать лекарства.

Антон говорит, что принимает препараты, фактически подавляющие иммунитет, чтобы он не атаковал собственные кровяные клетки. Что будет в противном случае, догадаться несложно.

Кроме приема иммуносупрессивных лекарств, молодой человек должен избегать переохлаждения и тепловых процедур, скопления людей и любых инфекций. Внимательный читатель скажет, что похожие рекомендации дают даже тем, кто переболел банальной простудой. Разница в том, что подавленный препаратами иммунитет Антона просто не способен противостоять инфекциям. Любая из них может сыграть для него роковую роль. Отменить эти лекарства нельзя, потому что иначе организм вновь начнет атаковать собственные кровяные клетки. Сохранять этот хрупкий баланс жизненно необходимо для молодого человека.

Вернуться к привычному образу жизни мужчина, впрочем, не может не только из-за проблем со здоровьем. Больше полугода он был лишен возможности работать. Обеспечивать семью пришлось его жене.

— По специальности я газоэлектросварщик, — говорит собеседник YK-news.kz. — Но я никогда больше не смогу работать по своей профессии. Ведь мне в любой момент может стать плохо: внезапно закружится голова или я упаду в обморок. Кто возьмет человека с таким диагнозом на работу?

Антон хотел оформить инвалидность и получать пособие в связи с нетрудоспособностью. Однако оказалось, что на практике это условие весьма трудновыполнимое. Горожанин даже не попал на медико-социальную экспертизу (МСЭ), которая определяет, какая группа инвалидности положена человеку.

Направить человека на освидетельствование в МСЭ может только врачебно-консультационная комиссия, — пояснили в департаменте по труду, социальной защите и миграции по ВКО, который курирует установление инвалидности. — В исключительных случаях на консультацию к нам пациента может направить лечащий врач. Антон Федорович Князев как раз был направлен на консультацию с историей болезни, и специалисты установили, что оснований для освидетельствования нет.

Иными словами, мужчину не допустили даже до этапа выявления оснований для получения инвалидности. При этом повлиять на процесс сам Антон не может. Пройти освидетельствование самостоятельно нельзя, на медико-социальную экспертизу пациента должна направить врачебно-консультационная комиссия, исходя из медицинских показаний.

— На словах доктора признают, что я не могу работать, но на прямую просьбу выдать мне документ, который это подтверждает, отвечают отказом, — рассказывает свою версию происходящего Антон Князев.

Получается парадоксальная ситуация: человек слишком болен, чтобы идти работать, но недостаточно болен, чтобы ему дали инвалидность.

Критическое замечание

Сложившаяся ситуация абсурдна еще и потому, что никаких прямых доказательств того, что права Антона Князева нарушаются, он не может предоставить. Никто не направлял его на экспертизу, а сам он может пройти только стандартную медкомиссию.

— Что мне остается? Попробовать сделать вид, что я устраиваюсь на работу, и пройти стандартный медосмотр? — рассуждает мужчина. — Нужно заплатить пять тысяч тенге, чтобы получить справку, которая подтвердит очевидное: работать я, как и в предыдущие полгода, не могу. Может, для кого-то это мелочь, но в моей ситуации я не могу себе позволить потерять и эти небольшие деньги.

Ситуацию усугубляет тот факт, что в Казахстане, по словам специалистов, попросту нет перечня заболеваний для определения инвалидности для взрослых, за исключением случаев необратимых анатомических дефектов вроде ампутации или паралича. В соседней России, к слову, такой перечень есть. И в нем значится диагноз "аутоиммунные гемолитические анемии". В зависимости от степени тяжести заболевания, частоты ухудшений, уровня гемоглобина и других показателей пациентам с таким диагнозом устанавливается группа инвалидности вплоть до первой.

К сожалению, в казахстанских нормативах таких стандартов нет, и каждый случай должен рассматриваться индивидуально. Чтобы его ситуацию рассмотрели хоть как-нибудь, Антон Князев обратился в прокуратуру ВКО. Оттуда его обращение направили в областной департамент по контролю за медицинской и фармацевтической деятельностью. Но злой медицинский рок и тут не оставил Антона в покое.

"Департамент Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности по ВКО Министерства здравоохранения и социального развития РК переименуется в департамент Комитета фармации Министерства здравоохранения РК. При этом отдел контроля медицинской деятельности переходит в реорганизованный департамент Комитета охраны общественного здоровья Министерства здравоохранения РК, в связи с чем рассмотрение обращения возможно лишь после прохождения процедуры регистрации территориального департамента", — ответили нам на запрос в ведомстве.

Другими словами, не только дело Антона Князева, но и все остальные жалобы на некачественное или неполное оказание услуг в сфере здравоохранения откладываются в долгий ящик. Неизвестно, сколько времени займет реорганизация государственных учреждений, которая длится уже почти два месяца.

***

Несмотря ни на что, Антон Князев не отчаивается, не в его это характере. Да и как опустишь руки, если 7 марта на свет появилась дочь Антона, которой очень нужна папина забота. Мужчина стучится во все двери, надеясь обрести возможность позаботиться о себе и своей семье.

Мы обратились в отдел занятости и социальных программ города, чтобы узнать, какие другие способы получить помощь, кроме инвалидности, есть у Антона. Госслужащие сдержанно пояснили, что при наступлении трудной жизненной ситуации горожане могут единовременно один раз в год получить материальную помощь при условии, что среднедушевой доход семьи за несколько предыдущих месяцев не превышает 44 400 тенге. Сумма выплаты назначается индивидуально и не превышает ста МРП (226 900 тенге). Конечно, даже при самом лучшем исходе, который никто не гарантирует, такая одноразовая помощь семье из трех человек существенной поддержкой не станет.

Зарина Жумагалиева

Комментарии

Аватар пользователя Андрей

Врачи в нашем городе почти все некомпетентные. ну или большинство.
на определение простого гайморита я потратил лекарств и обследований на 50 тысяч..и то в итоге сам определил в чём проблема.

Аватар пользователя Ольга

мне удалось попасть на комиссию МСЭК с проблемами стоп....дословный вердикт-у вас есть диплом о высшем образовании,вот идите и работайте головой..ноги вам для этого не нужны..без комментариев,как говорится....

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.