Зарплату в Казахстане посоветовали повысить в несколько раз

Фото: 
Фото: с сайта kapital.kz
Заметным достижением последних лет стало вхождение нашей страны в число 50 конкурентоспособных стран мира. Очевидно, что уровень оплаты труда в Казахстане международное «жюри» в расчёт не брало. Но, чтобы закрепить свои позиции на внешнем рынке и успешно реализовать планы внутри страны, государство должно в кратчайшие сроки пересмотреть политику оплаты труда. Такую точку зрения высказала ведущий научный сотрудник Института экономики МОН РК Нурсауле Бримбетова в интервью газете "Мегаполис".

– Нурсауле Жанахметовна, в этом вас радостно поддержит всё население страны…

– Пересмотр оплаты труда – жизненно важный вопрос для каждого из нас. Периодические повышения зарплаты в отдельных сферах на 20–30 процентов в расчёт брать не будем – это просто латание дыр. Проблему надо решить кардинально: признать политику оплаты труда устаревшей и не отвечающей реалиям времени. Расчёт заработной платы осуществляется по тарифным ставкам 1996 года. А с тех пор появились новые формы собственности, изменилась система госзакупок, стали привлекаться иностранная рабочая сила и иностранный капитал.

Образовавшиеся «ножницы» (чрезмерно высокие доходы у одних и крайне низкие у других) в оплате труда стали тормозить развитие производства и подрывать политическую стабильность страны. В основе узенских событий 2011 года лежало, если вы помните, недовольство людей заработной платой и социальной политикой. А потом нашлись те, кто воспользовался ситуацией и устроил погромы.

Неравенство в оплате труда ведёт к расслоению общества, влияет на настроение людей, пробуждает агрессию. Тем не менее у нас оно всюду: и между отраслями, и внутри отраслей, и между регионами.

– Но мы уже жили в условиях уравниловки, и это тоже не нравилось людям.

– Правильно. Потому что лишало стимулов к профессиональному росту и работе в полную силу. «Всё равно больше не заплатят», – говорили тем, кто слишком рвался вперёд. Разница в доходах должна быть, но разумной и объяснимой. Что есть у нас? В Атырауской области соотношение между минимальной и максимальной зарплатой 1.19. Это гигантский разрыв.

Самая высокая средняя оплата – в финансовой сфере: 190 тысяч тенге. Далее следуют профессионально-техническая деятельность – 185 тысяч, транспорт – 113, строительство – 111.А вот в здравоохранении и образовании ежемесячный доход составляет всего 60–69 тысяч. И надо помнить, что это средняя заработная плата, которая истинной картины не даёт, потому что оклад главврача, например, всегда больше, чем оклад уборщицы. А жить надо всем.

Средняя зарплата по экономике – 93 тысячи тенге. Это мизер, хотя в докладах чиновников он часто преподносится как достижение. На эти деньги надо питаться, оплачивать комуслуги, учиться, лечиться и так далее, и так далее, и так далее. Хотя жителям Южно-Казахстанской и Жамбылской областей и такая сумма может показаться очень привлекательной. Не случайно их население постепенно перемещается в Алматы, где можно хоть что-то заработать.

Жамбылская область давно на дотациях государства, и если здесь всё ещё царит спокойствие, то только потому, что население одинаково бедное. Люди получают 30–40 тысяч тенге. Даже большинство пенсионеров в стране живёт лучше. И мы ещё ждём, что этот сельскохозяйственный регион будет нас кормить. Не будет. Нет мотивации.

В Казахстане шесть из 16 регионов отличаются низким уровнем жизни.

– В каком направлении должен вестись пересмотр оплаты труда?

– Прежде всего надо пересмотреть тарифные ставки. В частных компаниях в оплате труда прочно утвердилась надтарифная часть. Подчас работник получает бонусы, которые в несколько раз превышают его оклад. Каждая компания устанавливает их размер самостоятельно исходя из своей доходности.

– Это вы о конвертах, которые украшают жизнь трудящихся?

– Украшают до поры до времени – пока эти люди не пойдут на пенсию. Ведь отчисления в пенсионный фонд делаются с официальной зарплаты, которая составляет меньшую часть дохода. Снижается и объём налогов, что плохо отражается на социальной политике государства. Совсем неудивительно, что в Казахстане возникла проблема повышения пенсионного возраста.

Я считаю, что государство должно установить соотношение тарифа и надтарифа, чтобы у работника оставался стимул к труду, но одновременно пополнялась казна и не буксовала пенсионная система. При определении размера оплаты обязательно должна учитываться экология регионов: поддерживать здоровье в Семее, Усть-Каменогорске или Атырау куда сложнее, чем в других, относительно благоприятных для жизни городах.

Министерство труда и социальной защиты населения должно без промедлений взяться за эту проблему. У нас есть учёные, занимающиеся заработной платой, надо привлечь их для всесторонней оценки ситуации и выработки конкретных рекомендаций.

– Нурсауле Жанахметовна, есть люди, которым сколько ни повышай зарплату, всё будет мало.

– Да, есть. Но думать надо не о них, а о народе, который заслуживает лучшей жизни. Мы говорим, что выпускники вузов не хотят поднимать село. Конечно, на тридцать тысяч они в глушь не поедут. Бедность – совсем не то, к чему стремится молодёжь. А на сто – поедут. Только в том случае, когда человек защищён материально, у него возникает желание приносить пользу обществу.

Когда будут отрегулированы зарплаты, произойдёт долгожданный перелом в демографической ситуации. Сейчас притом, что рождаемость вроде бы повышается, идёт снижение количества семей с тремя и более детьми. Ведь пособие, которое выдаётся при рождении ребёнка, не избавляет родителей от материальных затруднений в дальнейшем. Хорошая зарплата – совсем другое дело.

По уровню смертности Казахстан стоит на 56 месте из 195. На тысячу человек населения приходится около 10 смертей. В среднем по миру – 8,6. А меньше всего, по данным ООН, умирают в Объединённых Арабских Эмиратах, где с рождения каждый гражданин обеспечен материально – показатель смертности даже до двух не дотягивает: 1,4 человека на тысячу населения. К этому надо стремиться.

– Как вы смотрите на то, что иностранные компании платят гражданам своих стран больше, чем казахстанским рабочим и инженерам?

– Плохо смотрю. Иностранцы привозят своих специалистов, платят им бешеные деньги, а казахстанцам остаётся завидовать и негодовать. Такое унизительное отношение к своим гражданам наша страна терпела довольно долго, но в 2012 году была разработана методика, обязавшая иностранные компании направлять на подготовку местных кадров 2–3 процента от оборота. В прошлом году документ обрёл силу закона.

– Интересно, какой размер зарплаты вы считаете нормальным?

– В основе новой политики оплаты труда должно быть кратное увеличение базовых окладов. Например, в научно-исследовательских институтах опытный сотрудник должен получать не менее 300 тысяч тенге. Сейчас его оклад не превышает 70 тысяч. Исходя из этого прикиньте свою потенциальную зарплату.

– Самый главный вопрос. Где взять деньги на большие оклады?

– Деньги у нашего государства есть. Надо уметь их перераспределять и рационально использовать. Говорить же о повышении жизненного уровня населения, не обеспечив ему достойную оплату труда, просто несерьёзно.

Надежда Сидоренко, газета "МЕГАПОЛИС"