Как в ВКО ищут пропавших без вести

Даниал Суюнжанов с фотографией племянника Ержана, который пропал 20 лет назад
Фото: 
предоставлено Даниалом Суюнжановым

Летом 1996 года медики детского противотуберкулезного санатория "Сосна" вывели маленьких пациентов на прогулку. Все было как обычно: 16 ребят разных возрастов играли на площадке. Но когда дети вернулись в корпус, сотрудники недосчитались пятилетнего Ержана Суюнжанова. С тех пор мальчика никто не видел. Несмотря на то, что с момента пропажи ребенка минуло 20 лет, родные не сомневаются, что Ержан жив. Отец мальчика умер от горя после потери сына. Поэтому сейчас поисками занимается родной дядя Ержана – Даниал Суюнжанов. Мужчина считает, что племянника похитили или продали в бездетную семью. YK-news.kz разбирался, как ищут Ержана и других пропавших без вести восточноказахстанцев.

Вслед за бабочкой

На профилактическое лечение в санаторий пятилетний Ержан, по словам его дяди, попал случайно. В детском саду малышу поставили пробу Манту, но он намочил прививку. Воспитатели увидели положительную реакцию и настояли на передаче ребенка в медицинское учреждение.

Об исчезновении мальчика близкие узнали не сразу.

— О том, что Ержанчик пропал, медперсонал нам не удосужился сообщить! — рассказывает свою версию событий Даниал Шамшиденович. — Соседи спросили, что произошло с нашим мальчиком, сказали, что приезжали из милиции, пока нас не было дома. Мы немедленно выехали в санаторий, где нам и сообщили страшную весть. На тот момент его искали уже третий день.

Объяснить произошедшее сотрудники санатория не смогли.

— Никто не мог нам рассказать, как пропал Ержан, — продолжает Даниал Суюнжанов. — Медсестры рассказали, что завели детей, рассадили за парты — и увидели, что кого-то не хватает. Они искали ребенка в корпусе, на улице, но так и не смогли найти. Я и его мать подозреваем, что малыша могли похитить или продать в бездетную семью.

С 1996 года мальчик числится без вести пропавшим. Родственники обклеивали листовками каждую остановку, каждый столб в Семипалатинске. Милиция совместно с солдатами не раз прочесывала прилегающую к санаторию местность. Учреждение находилось на отшибе, дальше — только сосновый бор. Его, по заверению стражей порядка, тогда изучили вдоль и поперек. И не нашли никаких следов преступления.

— Опрашивали медперсонал и детей, которые находились рядом с Ержаном, вели розыск в окрестностях, привлекали военнослужащих, — рассказывает руководитель пресс-службы УВД Семея Елубек Оспанов. — Тело так и не нашли. Следов преступления тоже.

После этого случая директора санатория уволили, а родственникам выплатили компенсацию за моральный вред. Но близкие не обрели покоя. По сей день они обращаются к экстрасенсам, которые твердят — Ержан жив!

— Все они говорят, что племянник воспитывается в мусульманской семье, а живет в горной местности, — говорит дядя пропавшего. — Одна ясновидящая сказала даже, что его сейчас зовут Акмаль. Также нам говорили, что он найдется через 20 лет после исчезновения.

Эти слова только укрепили веру родственников в чудо. И спустя столько лет близкие настояли на переквалификации дела. Даниал Шамшиденович годами обивал пороги ряда министерств, обращался в Генеральную прокуратуру, был на приеме у Дариги Назарбаевой. Ему удалось доказать, что если тело не нашли, то ребенка нельзя считать погибшим, а дело — спускать на тормозах. Он сумел добиться, чтобы Ержана искали не как без вести пропавшего, а как похищенного два десятка лет назад.

— Сейчас мы снова разыскиваем уже взрослых людей, которые находились тогда в санатории вместе с Ержаном, — пояснили в полиции. — Одна девушка, которой было в то время 11 лет, рассказала, что мальчик побежал за бабочкой и вышел за забор санатория.

Сложно предположить, как сейчас выглядит повзрослевший Ержан. По словам родных, у него были глубокие ямочки на щеках. Стоит отметить, что если на Западе уже давно применяют специальную компьютерную программу, которая позволяет представить, как выглядит ребенок спустя годы, то у нас ничего подобного нет.

Родные Ержана продолжают и собственные поиски.

— Мы очень надеемся и верим, что с помощью газет и телевидения наш мальчик узнает себя и свяжется с нами! Может, он вспомнит, что мы ласково называли его Епося, — надеется Даниал Суюнжанов. — Его отец — мой родной младший брат — умер от горя. Спустя сорок дней скончался и наш отец. Я сейчас самый старший мужчина в роду, и я просто обязан довести дело до конца. Если нам удастся найти Ержана, мы не будем предъявлять претензий его нынешним родителям. Мы хотим породниться с ними, хотим просто знать, как сложилась судьба нашего Ержанчика!

Уходят по-английски

Эта история – наглядный пример того, как порой тяжело разыскать человека. Особенно трудно найти малышей, которые еще ничего не могут о себе рассказать, отмечают полицейские. YK-news.kz попытался выяснить, как в республике организованы поиски пропавших без вести.

Как сообщили в ДВД ВКО, заявления от родственников пропавших принимаются в день исчезновения. Это касается и взрослых, и детей.

— Родственники могут подать заявление в тот же день, как только пропал человек, — сообщил руководитель пресс-службы ДВД ВКО Бакытжан Торгаев. — Заявление мы принимаем сразу, и, если человека не находят в течение нескольких часов, заводится розыскное дело.

Особое внимание полицейские уделяют, безусловно, поиску несовершеннолетних. Как правило, дети почти никогда не уходят из дома без предупреждения. Поэтому, как рассказали в ДВД ВКО, при пропаже несовершеннолетних основными версиями становятся похищение или убийство.

— Когда несовершеннолетнего объявляют в розыск, это дело сразу берется на особый контроль, — говорят в полиции. — Кроме криминальной полиции, подключается ювенальная. Сразу же оповещается патруль — в том числе и дорожный. Высылаются ориентировки по районам и городам. Если близкие называют предполагаемое место нахождения ребенка, туда высылают полицейских для поиска. Иногда привлекают военнослужащих и жителей населенного пункта, где идет розыск.

Кроме того, бывает, что подростки бегут из дома из-за проблем в семье.

— В таком случае полицейские предполагают, что ребенок сбежал к друзьям или родственникам, и отрабатывают в первую очередь эти версии, — пояснили в ДВД ВКО.

С поиском взрослых все обстоит немного иначе. Во-первых, основные версии связаны отнюдь не с криминалом.

— Как правило, большинство пропавших взрослых людей просто не оповещают родственников о своем уходе, — объясняет Бакытжан Торгаев. — Они самостоятельные люди, могут уйти к любимому, например, или уехать в другой город. В летнее время часто выезжают на отдых, не предупредив родственников.

Розыскное дело ведется в течение 10 лет. Если за это время не нашли следов преступления, поиски человека прекращаются.

Помогите, кто может!

По данным, предоставленным ДВД ВКО, с каждым годом незначительно, но все же увеличивается количество ненайденных или погибших людей.

В 2015 году из 292 разыскиваемых живыми нашли 251 человека. Остальные 41 погибли или до сих пор числятся в розыске. В 2016 году пропал 391 человек, нашлись 338. Выходит, что в прошлом году либо не отыскали, либо нашли погибшими уже 53 человека.

По несовершеннолетним другая статистика. В 2015 году из 42 пропавших детей не нашли только Айым Ултомбаеву. Впоследствии выяснилось, что она была убита в городе Шар. В 2016 году из 45 исчезнувших ребят до сих пор ищут двоих. Одну из потерявшихся девочек — восьмилетнюю Викторию Тойкеневу — не так давно всем миром искали в Зыряновске. К сожалению, ее нашли убитой. Каждый случай, когда пропадает ребенок, поднимает целую волну людского сочувствия. Стоит появиться в соцсетях сообщению об исчезнувшем — его начинают массово копировать. Есть и энтузиасты-волонтеры, которые включаются в работу, прочесывают местность, своими силами ищут пропавших людей.

Но, как утверждают в полиции, порой такая активность может и навредить.

— Обычно волонтеры не знают специфики работы полицейских, — объяснили в ДВД ВКО. — Например, если пропажа человека связана с криминалом, активисты могут, ненамеренно, конечно, помешать его спасению. Допустим, человека похитили, и если преступник узнал, что жертву разыскивают, он может ее убить. Однако репост в социальных сетях может помочь, к примеру, когда человек не знал, что его ищут. Увидел объявление — отзвонился родным.

А кто знает?

Трудности с поисками возникают и из-за недостаточно хорошо налаженной системы обмена информацией между разными структурами: полицией, медучреждениями и прочими. Вот свежий пример.

24 декабря 77-летняя жительница Усть-Каменогорска Мария Касьянова собралась в гости к родственникам. У пожилой женщины случались провалы в памяти, потому близкие постоянно контролировали ее действия, а сама Мария Ивановна всегда носила в сумке заламинированную копию удостоверения личности и номера телефонов родственников.

— Я позвонила Маше, узнала, что она идет к племяннику, — рассказывает сестра Валентина Руденко. — На часах было примерно полдесятого утра. Ближе к двенадцати мне позвонил племянник и сказал, что она до него так и не дошла.

По словам Валентины Ивановны, она обзвонила все больницы и морги, обратилась в скорую помощь. Везде ответили, что ее сестра не поступала. Родственники вызвали полицию.

— Полицейские сняли отпечатки пальцев с электроприборов и даже с крема для рук, а потом уехали, — говорит Валентина Ивановна. — Мы с друзьями и родственниками продолжили поиски до полуночи, прежде чем выяснили страшную правду — моя сестра мертва с 12 часов дня!

Валентина Ивановна узнала о смерти своей сестры через третьи руки. Подруга погибшей женщины приехала в первую городскую больницу и встретила знакомого врача. Он-то и разузнал все по-дружески.

— Оказалось, Маше стало плохо с сердцем и она упала в сугроб, — рассказывает Валентина Руденко. — Ее забрала "скорая" и доставила в приемный покой первой городской больницы. Там она скончалась. Тело увезли в морг на улице Ворошилова.

Мы поинтересовались в первой городской больнице, почему женщине не предоставили данные о смерти сестры и о том, что она вообще поступала в медучреждение. Нам пояснили, что эта информация не является закрытой и ее должны были предоставить по устному запросу. Однако почему этого не сделали, так и не объяснили. Своевременно не получили эту информацию и полицейские, поэтому тратили силы на розыск человека, который уже находился в морге.

Подумать заранее

Каждый может потерять близкого человека. На этот случай в полиции советуют не паниковать и сразу обращаться к стражам правопорядка. Первое, о чем должны поведать родственники пропавшего человека — круг общения исчезнувшего.

Это нужно, чтобы участковые инспектора или инспектора по делам несовершеннолетних могли сразу проверить, не находится ли пропавший у друзей или родственников, — говорит руководитель пресс-службы ДВД ВКО Бакытжан Торгаев.

Второе — необходима свежая фотография разыскиваемого. Особенно это касается детей. Бывает, что родители подают заявление о пропаже ребенка, но предоставляют фото двухлетней давности.

Желательно также знать точные адреса родственников в других населенных пунктах.

— Был случай, подросток уехал к своим родственникам в Павлодарскую область, не предупредив родителей, — говорят в ДВД ВКО. — Поиски можно ускорить, связавшись с сотрудниками другого населенного пункта и предоставив адрес, где может находиться человек.

Если человек страдает провалами в памяти, то специалисты советуют делать нашивки на одежде или носить в сумке информацию о человеке и номера телефонов, по которым можно связаться с родственниками.

И конечно, всем нам стоит обращать внимание на странные ситуации и людей, которые выглядят потерянными. Хотя бы спросите, откуда они и куда направляются.

Анна Сорокина