Как живут супруги, зарабатывающие изготовлением чучел

Людмила и Олег Анисимовы с одной из своих работ
Фото: 
Виктор Абакумов

Дом Олега и Людмилы Анисимовых напоминает живой уголок. К примеру, с порога перед оторопевшими посетителями предстает большой орел с когтистыми лапами.

— Да не пугайтесь вы, это же чучело! — смеётся хозяйка необычного жилища, видя замешательство гостей.

Хотя сами Анисимовы не любят слово "чучело" — супруги считают, что они дарят животным вторую жизнь. Наш корреспондент побывал в гостях у представителей редкой профессии — таксидермистов, которые умеют "оживлять" любых представителей фауны, от белок до крокодилов.

О суженом и расширенных взглядах

Олегу и Людмиле Анисимовым — за тридцать. А таксидермией они занимаются почти два десятилетия. Считается, что этому ремеслу невозможно научиться — навыки передаются исключительно от мастера к мастеру.

— У меня папа биолог. Я, как и отец, в детстве запоем читал книги о природе, животных. А еще у нас был друг семьи, который занимался таксидермией. Он часто у нас бывал, постоянно рассказывал о своей работе и даже научил отца ее азам. Но папа особо не интересовался этим искусством. Зато меня таксидермия увлекла с головой! — рассказывает Олег Анисимов.

Уже в 15-летнем возрасте младший Анисимов попробовал изготовить чучело.

— Однажды к нам на балкон залетела синица. Пытаясь выбраться, она разбилась о стекло. Мне было жаль птицу, и я решил дать ей вторую жизнь, — делится подробностями Олег. — Синица стала моей первой работой.

Лиса словно удивлена чем-то

После окончания школы Олег получил техническое образование, но любимое дело никогда не оставлял. Ему было чуть больше двадцати, когда он встретил свою будущую супругу — 17-летнюю Людмилу. После трех случайных встреч молодые люди решили — сама судьба сводит их вместе. И больше никогда не расставались. Однако парень очень боялся рассказывать невесте, что изготавливает чучела животных. А вдруг утонченную юную девушку это шокирует?..

— Но моя Мила оказалась не из робкого десятка! Она сама увлеклась таксидермией, — с улыбкой говорит Олег.

— Сначала я была на подхвате: помыть, подать, принести что-либо мужу, — подключилась к беседе Людмила Анисимова. — Первое, что он позволил мне сделать под своим чутким руководством — это чучело утки. Оно было частью композиции - пернатую держала в когтях другая хищная птица. Когда я закончила работу, решила, что ничего прекраснее еще не видела!

А вообще Людмила сознается, что предпосылки к необычному занятию у нее были с детства.

— Когда я росла, на улице Бурова возле одного из магазинов стояло чучело медведя. Мне так хотелось узнать, что же внутри него! — вспоминает собеседница. — Постоянно заглядывала к нему в ухо, пытаясь хоть что-то разглядеть. И всегда мечтала, что когда-нибудь туда залезу и удовлетворю свое любопытство.

Ну ты экспонат!

Сейчас в доме Анисимовых — около десятка "мохнатых скульптур".

— Раньше нам доставляло удовольствие наполнять жилье экспонатами, но это уже пройденный этап, — поясняет Олег. — Забавно было наблюдать за гостями, как они рассматривают животных: трогают глаза, нос, фотографируются на их фоне. Мы-то привыкли к такой обстановке, а людям это в диковинку.

Что говорить о посторонних, если даже родные поначалу шарахались от зоосада в квартире.

— Первое время мы жили с родителями супруги, мастерская была прямо в квартире, — делится собеседник. — Теща, конечно, такому соседству не очень радовалась, а в спальню к нам даже заходить боялась: рядом с кроватью стоял волк!

Со временем родственники притерпелись к столь необычному соседству, но производство все же пришлось перенести в другое место. Сейчас Олег и Людмила живут в частном доме, а мастерская находится в пристройке с отдельным входом. На счету специалистов — сотни звериных "муляжей". Им приходилось изготавливать змей, хищных птиц, косуль, кабанов, маралов и даже медведей!

Работа тяжелая — не только физически. Для нашего искусства нужны сила воли и крепкие нервы, — признается Олег Анисимов.

Сами таксидермисты не убивают зверье: материал поставляют охотники. Кто-то из клиентов просит увековечить охотничий трофей. Состоятельные люди хотят украсить медведем или косулей свой загородный дом. Бывает, берут чучела и для создания особой атмосферы в общественном заведении. В Усть-Каменогорске, например, работы супружеской пары можно встретить в кафе "Охота".

— В магазинах наши работы не продаются, — объясняет Олег. — Клиенты заказывают у охотников животное, те уже поставляют добычу нам.

Шкурный интерес

Первый этап превращения мертвого животного в экспонат — это черновая работа. С помощью скальпеля или канцелярского ножа снимается шкура.

— Потом ее нужно засолить, обезжирить, выделать, высушить и отбить с помощью специального механизма — тогда материал для изготовления чучела станет податливым, посвятил нас в тонкости выделки Олег Анисимов.

В доме усть-каменогорских таксидермистов - с десяток мохнатых скульптур

Дальше — творческий процесс. Подготовленные к работе шкуры укладывают на специальные манекены из полиуретана и сшивают их так, чтобы швы или любые другие несовершенства не бросались в глаза.

— Для шитья используются толстые нити и хирургические иглы, — консультирует нас Людмила. — Глаза, нос и язык сделаны из искусственных материалов, но выглядят довольно натуралистично.

Таксидермисты всегда контролируют, чтобы, к примеру, цвет радужки глаза и форма зрачка соответствовали реальным.

— Мне больше всего нравится изготавливать чучела, делать из заготовок статую, — делится Людмила. — Можно придать животному определенную позу или отразить на мордочке любые эмоции. Каждый образец получается настолько индивидуальным! Невозможно сделать двух одинаковых, скажем, лисиц. Одна выйдет удивленной, вторая - задумчивой, третья — серьезной.

Изготовление чучела — кропотливый и довольно длительный процесс. На небольшого представителя фауны уйдет пара недель, а вот на то, чтобы "оживить" косолапого, потребуется не меньше месяца. Но и цена у такой работы соответствующая. Например, воссоздание лисицы обойдется примерно в сто тысяч тенге.

После того как работа закончена, она отправляется заказчику. Ну а мясо — прямиком на стол!

— Разумеется, лис и волков мы не едим, — улыбается Олег. — Отдаем на утилизацию. А вот мясо марала, например, готовим. Пробовали даже медвежатину — правда, нам не понравилась, вкус весьма специфический.

Сплошная специфика

Вообще таксидермистам есть что рассказать о специфике. Так, Людмилу однажды заставил наплакаться... крокодил.

— Поступил заказ на аллигатора, которого убило током в аквариуме, а я совершенно не понимала, как с ним работать, — зверь-то для нас экзотический, — вспоминает женщина. — Расстроилась до слез. Спасибо интернету — коллега из Австралии подсказал, что нужно создать форму из глины и опилок.

Учиться Анисимовым приходится постоянно. Олег и Людмила совершенствуют свои навыки, общаясь с таксидермистами преимущественно из иностранных государств — в Казахстане мало представителей этого нестандартного вида деятельности, да и не учат этому ремеслу у нас.

— Парадоксально, но в западных странах, где развито движение "Гринпис", таксидермия тоже в почете, — удивляется Олег Анисимов. — За рубежом даже обучают этому ремеслу в образовательных учреждениях.

Поэтому советы коллег по цеху бывают неоценимы, особенно тех из них, кто работает в киноиндустрии — там весьма востребованы скрупулезно выполненные копии животных. В каждом ремесле есть свои тонкости, понятные только профессионалам. Так, весьма непростыми в работе оказались… обычные барсуки! Все дело в толстой и совсем неэластичной коже при небольших размерах животного.

— А одна из наших самых масштабных работ — дерущиеся медведи. Композиция отправилась в Астану, — поведали собеседники.

Но самый специфический момент в работе таксидермиста — это когда приходит человек, оплакивающий, скажем, погибшего мурзика, и просит его воссоздать. Здесь верх берут эмоции, и некоторые специалисты отказываются от такого заказа.

Пока к Анисимовым с подобной просьбой не обращались, однако супруги считают, что нет ничего зазорного в том, чтобы "оживлять" с помощью иглы, ниток и наполнителя домашних питомцев.

— Почему бы не подарить вторую жизнь своему псу или коту, которого ты сильно любил? Это ведь проявление чувств...

Анна Сорокина