Матери с пятью детьми из Семея предстоит жить на 20 тысяч тенге в месяц

Лилия Бахтиярова с детьми
Фото: 
Милана Гузеева

Если в этом доме едят курицу, значит, сегодня праздник. В будни на обеденном столе только суповой набор, на гарнир — рожки или гречка. Летом скудное меню дополняется овощами и зеленью, тогда детвора уплетает за обе щеки сочные огурцы и помидоры. Младшим карапузам невдомек: чтобы получить эти овощи, их мама вчера работала на чужом огороде. Старшие дочери уже не так наивны: со школы они тайком приносят булочки и яблоки. Их выдают детям на обед в столовой, но девочки прячут нехитрые лакомства и несут домой, чтобы накормить младших. Дети старательно делят одно яблоко на пятерых, а их мать, Лилия Бахтиярова, ломает голову над почти неразрешимой задачей: как будет жить их семья, когда в очередной раз лишится крыши над головой.

Падает, но поднимается

Лилия Бахтиярова живет в Семее. Она не привыкла жаловаться и не привыкла бояться. Бояться в ее положении можно многого: того, что не хватит денег на самое необходимое, что дети заболеют, а средств для покупки лекарств практически нет. Перечислять можно долго. Однако все эти страхи сминает один, самый жуткий. Лилия всерьез опасается, что в один из дней у нее просто отнимутся ноги. Уже сейчас 35-летняя женщина с трудом ходит.

— Иной раз по улице иду и чувствую, что ноги вот-вот перестанут слушаться, — рассказывает Лилия. — Присяду куда-нибудь, иногда даже на землю, и жду, когда все придет в норму. Сижу и сама себе говорю: "Лиля, вставай, у тебя дети". Пару раз я уже валилась как сноп, когда отказывали ноги. К счастью, ничего себе не повредила — за эти годы поневоле научилась правильно падать.

Семнадцать лет назад Лилия попала в аварию. Машина, в которой ехала девушка, перевернулась. Когда Лилию вытащили из автомобиля, то вздохнули с облегчением: молодая пассажирка почти не пострадала. Оказалось, радость была преждевременной.

— Через несколько дней я проснулась утром, решила встать и поняла, что мои ноги полностью обездвижены, — вспоминает Лилия. — Это продолжалось три месяца. За мной ухаживала мама, мы очень боялись, что я больше никогда не поднимусь. Но произошло чудо — и я снова смогла ходить. Несколько лет болезнь никак не проявлялась. Потом иногда ноги переставали слушаться. Теперь это происходит чаще. Врачи говорят, что мне положена инвалидность, но чтобы ее оформить, необходимо иметь регистрацию. Я мечтаю о прописке.

Грёзы и слёзы

Мечты Лилии очень далеки от романтических. Главная из них — получить временную регистрацию. Она позволит Лилии не только оформить инвалидность, но и получать адресную социальную помощь от государства. Женщина не строит воздушные замки о собственном жилье. Несмотря на то что частенько проходит мимо дома, который мог бы принадлежать ей.

Родители Лилии жили в Семее, в частном доме на две семьи, в котором одна половина принадлежала им, а вторая — соседям. Когда Лилия еще была ребенком, супруги развелись. Сначала девочка жила с папой. Отец, работавший таксистом, попал в аварию и вскоре умер. После этого Лилия перебралась к матери. В прежний дом никто из них не возвращался. Мать увезла дочку в деревню. Там девушка выросла, встретила мужчину, с которым решила создать семью. Родилось двое детей. Через некоторое время избранник Лилии уехал в Россию. Якобы на заработки. Зачем на самом деле мужчина рванул в другую страну, Лилия так и не узнала. Со времени отъезда бывший не присылал ни вестей, ни денег. Женщина не стала разыскивать непутевого любимого. Спустя несколько лет Лилия сошлась с другим мужчиной, в новой семье один за другим появились на свет еще трое детей.

— Я приучена к любому труду, несколько лет была дояркой, — делится Лилия. — Но в целом в деревне мало работы. И мы с мужем решили уехать в город. К этому времени от сердечной недостаточности умерла моя мама. Ей было 42 года. В деревне меня ничего больше не держало. Когда приехали в город, я сразу нашла дом, который принадлежал нашей семье. На пороге меня встретила незнакомая женщина. Она очень удивилась, увидев меня, и сказала, что прежний хозяин продал ей дом целиком, то есть и свою, и нашу часть. После смерти отца потерялись документы на жилье. Конечно, без них ничего невозможно доказать. Я обратилась к нотариусу, он сказал, что можно восстановить мои права, но для этого нужно много денег, больше сотни тысяч тенге. Пока я еще даже не начала копить средства.

Лилия с семьей сняли жилье. И женщина снова осталась один на один со своими проблемами.

— Мой муж не торопился обеспечивать семью, — признается Лилия. — Мне стоило больших трудов уговорить его устроиться хоть на какую-нибудь работу. Но он нигде не задерживался. В 2016 году я родила младшую дочку, и муж ушел от нас. Причем неожиданно. Утром он отправился на работу, вечером не пришел домой, и я позвонила его начальнику. Тот сказал мне, что такой работник уволился несколько дней назад. Так я и поняла, что мой муж больше не появится в нашей семье.

Теоретически женщина могла бы подать заявление в суд на получение алиментов от обоих беглецов. Ведь это можно сделать даже несмотря на то, что официально Лилия не состояла в браке. Но многодетная мама уверена, что это не принесет никакого результата.

— Во-первых, я не имею даже малейшего представления о том, где их искать, — говорит Лилия. — Во-вторых, уверена, что оба они нигде не работают, пьют. Какие алименты можно от них получить? Так еще и доказывать придется, что это их дети, потому что по документам я — мать-одиночка.

Почти рай

Лилия Бахтиярова уверяет, что сейчас со своей семьей живет почти в райских условиях. Раем для женщины оказался небольшой частный дом, в котором есть бойлер для нагрева воды, канализация и печка.

В январе этого года Лилия Бахтиярова вместе с пятью детьми едва не оказалась на улице. Женщина снимала маленькую заброшенную квартиру на втором этаже аварийного дома с удобствами во дворе. Каждый день Лилия носила по разбитой лестнице ведра с водой, — разумеется, в убогой хижине не было даже водопровода.

Этой зимой приняли закон, предписывающий всем арендаторам получить временную регистрацию. И люди, сдающие Лилии жилье, недолго думая, решили просто выставить женщину за дверь, чтобы не регистрировать ее в квартире.

— Пришли поздним вечером и говорят: уходите немедленно, — вспоминает Лилия. — А куда мы пойдем ночью в январский мороз? Спасибо, бывший участковый этого района поговорил с ними и объяснил, что по закону нельзя отказать квартиросъемщикам без предупреждения. Так мы получили отсрочку на месяц.

За этот месяц Лилия смогла найти дом, хозяева которого за небольшую плату приютили мать с детьми. Однако семье Бахтияровых скоро придется покинуть и эти стены.

— Дом выставлен на продажу, — грустно говорит Лилия. — Почти каждый день приходят покупатели. Как только его продадут, нам придется съехать. Знаете, с такой тоской смотрю на огород! Я бы его засеяла, чтобы детей порадовать овощами. Так ведь дом продадут, и как я потом сниму урожай? Нанимаюсь к людям работать в садах и огородах, мою полы в квартирах. Некоторые платят деньгами, другие дают продукты, третьи — одежду для меня и детей. Я не отказываюсь от любой работы и от любой платы за нее. Понимаете, нам нужно все. Две старшие дочери учатся в школе. Конечно, я рада, если мне перепадут, например, карандаши или тетради.

Пока мама зарабатывает деньги, образ хозяйки примеряет на себя старшая дочь. 11-летняя Саша успешно справляется с домашними заботами.

— Никогда специально не учила Сашу готовить, — делится Лилия. — Просто она всегда была рядом, когда я хлопотала по хозяйству. Мне даже в голову не приходило, что дочка запоминает, что я делаю. Однажды вернулась с подработки, собралась стряпать, а еда уже приготовлена. Так я поняла, что у меня есть незаменимая помощница.

Готовит Саша по-взрослому, а мечтает по-детски. Ее мечты не связаны с регистрацией и прочими документами, как у мамы.

— В школе Саше очень часто задают задания, которые можно выполнить, только имея компьютер с выходом в интернет, — рассказывает Лилия. — Например, написать реферат, сделать презентацию. Приходится обращаться к соседям, к одноклассникам дочери. Саша нет-нет да и спросит: "Мама, когда ты получишь много-много денег, ты купишь мне самый дешевый компьютер?" Я отвечаю: "Обязательно". Нам обеим и смешно, и грустно.

Свою грусть Лилия скрывает от детей. О том, как тяжело матери справляться с непосильной ношей, знают общественники.

— Нас всегда восхищало, что Лилия не опускает руки, — говорит исполнительный директор общественного фонда "Центр семьи" Людмила Асташкина. — Иногда она приходит к нам не за помощью, а просто, чтобы поговорить, рассказать о том, как прошел день, что еще предстоит сделать. Ни разу не видела Лилию нетрезвой, она хорошая мать и вопреки всем невзгодам улыбается.

Минус на минус даёт…

Каждый месяц Лилия составляет список расходов и доходов. Арифметика нехитрая: доходы складываются из нескольких пособий. До недавнего времени семья точно могла рассчитывать на 41 тысячу тенге. С этого месяца доходы матери значительно сократились. Младшей дочери недавно исполнился год. Теперь пособие по уходу за ребенком больше выплачивать не будут. Из бюджета в 41 тысячу тенге "испарилось" 20 тысяч тенге. Осталась 21 тысяча тенге, 15 тысяч из которых нужно отдать за аренду домика. Примерно три тысячи придется заплатить за коммунальные услуги.

— Итак, тридцать дней нам предстоит жить на три тысячи тенге, — спокойно говорит Лилия. — Безусловно, я понимаю, что этого не хватит. Уже договорилась со многими людьми неподалеку, что буду убирать у них в квартирах и работать в огороде. Если бы мне удалось вернуть родительский дом, то мы бы замечательно жили: не пришлось бы платить за крышу над головой и был бы свой огород.

Лилия признается, что в день получения пособий главное — удержаться и не купить что-нибудь вкусное. Например, мясо.

— Иногда прихожу на рынок и не могу устоять, покупаю говяжью печень, — вспоминает женщина. — Делю кусок на несколько частей и понемногу готовлю. Что мои дети просят в магазине? Бывает, мясо просят. Конфеты ни разу не просили. Наверное, они не любят сладкое.

После неутешительного расчета Лилия хмурит лоб: где же им жить, когда съемный домик продадут?

— Я решила так. Когда получу пособие, то сразу выделю сумму для поездки по дачным кооперативам. Пешком туда не дойдешь, придется ехать на автобусе, — рассуждает Лилия. — Обращусь к председателям садоводческих товариществ, похожу по дачам. Надеюсь, найду дачников, которые редко бывают на участке и готовы за небольшую плату сдать его в аренду, чтобы наниматели следили за землей и держали дом в порядке. Если мне разрешат засеять огород, это будет для нас спасением. Мы обязательно справимся со всеми трудностями, и я смогу исполнить мечту своих детей — купить каждому хотя бы одну обновку, чтобы, кроме вещей с чужого плеча, у них наконец-то появились свои собственные.

Елена Балова

Комментарии

Аватар пользователя Алмас

Как связаться с Лилией Бахтияровой? Подскажите ее контактные данные.

Аватар пользователя Желаю помочь

Добрый день!
А можно как - то дать реквизиты девушки, может волонтеры найдутся и организуют сбор, мы все по немножку поможем семье. Скинемся все и поможем вернуть крышу над головой семье.

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.