Хозяйка дома, пострадавшего от паводка: От ужаса мама потеряла память, а у мужа слезли ногти на ногах

Александр Пашкевич: «Я открыл дверь, и в дом хлынул поток воды! Вот до этого уровня залило»

От паводка 10 - 12 марта в Усть-Каменогорске сильнее всего досталось поселку Красина, Шмелеву логу и Аблакетке. Пострадавшим оказывают помощь. В частности, дом семьи Файзрахмановых, проживавших на Аблакетке на улице Ермака, был серьёзно затоплен во время первой волны. Пожилых хозяев эвакуировали и поселили в социальный центр "Ульба". Им были вручены ключи от квартиры, в которой они смогут временно поселиться. Аким города Куат Тумабаев перечислил семье свою месячную зарплату. В это же время семья Пашкевич, также проживающая на Аблакетке и пострадавшая от паводка, продолжает испытывать значительные трудности.

Самая страшная ночь в жизни

В два часа ночи 11 марта хозяина дома на улице Малдыбаева, 62/2, разбудила собака: немецкая овчарка во дворе разрывалась от лая. Александр Пашкевич спустился со второго этажа вниз и открыл входную дверь. В дом хлынули потоки воды...

Хозяев эвакуировали с помощью сотрудников службы по ЧС

В считанные секунды первый этаж дома залило. Уровень воды поднялся почти до колена. Эту ночь супруги Пашкевич не забудут никогда. Они не знали, куда бежать, кому звонить и что делать. Лишь к утру кто-то из соседей посоветовал обратиться к спасателям.

— Это был настоящий потоп, — делится воспоминаниями Александр Пашкевич. — Вода в доме стояла до утра, её удалось откачать только с помощью помпы — помогли приехавшие пожарные. Нашу машину, стоявшую во дворе, залило по колёса.

Спасатели эвакуировали с верхнего этажа тёщу Александра. Пожилую женщину, находившуюся в состоянии глубокого шока, несли вниз на руках. Ирина, жена Александра, спешно сняла квартиру, в которую можно было перевезти мать.

На участок прибыли солдаты, но им не позволили очистить территорию ото льда. Супругам объяснили, что по каким-то законам военнослужащих нельзя привлекать к подобным работам.

Недостаточно пострадавшие?

Пашкевичи разместили фото с места катастрофы в Instagram — сделать это помогла дочь, проживающая в Алматы. Она же выслала деньги на покупку тепловой пушки, чтобы просушить дом: родители сейчас ограничены в средствах.

— Незнакомый парень откликнулся и привёз мешок угля, — рассказывает Александр. Рослый мощный мужчина отворачивается и в волнении вытирает глаза рукой. — На этом помощь нам закончилась.

Так выглядел двор дома № 62/2 на улице Малдыбаева сразу после ночного потопа

В первые же дни на месте побывала комиссия из управления по ЧС. Со слов Ирины Пашкевич, члены этой комиссии обмолвились о том, что результаты осмотра по каким-то критериям не позволяют признать их семью пострадавшей от паводка.

— Как в рассказе Зощенко про чадящую печь, когда члены комиссии отказывались признать ее аварийной, а между тем сами один за другим падали в обморок от угара, — горько шутит Ирина. — Что значит — нельзя признать нас пострадавшими? Несколько часов уровень воды в доме был, как в бассейне! Жить здесь теперь невозможно: мебель, ламинат — всё пришло в негодность! Затоплен погреб, отсырели обои, потолочная плитка. Ещё непонятно, заведётся ли наш автомобиль...

Супруги выглядят подавленными. Настолько подавленными, что вопрос о сумме убытков приводит их в замешательство. Говорят, что ничего пока не подсчитывали, было не до этого.

Ирина Пашкевич побывала в городском акимате и написала заявление с просьбой о помощи, приложив фотографии, сделанные в доме и на улице во время затопления. Ответа пока нет.

«Нашли где строиться!»

Коммунальщики привезли мешки с песком и глиной, рекомендовали уложить их вдоль забора. Но хозяева сомневаются, что это поможет сдержать поднявшуюся воду — слева от ограды разлилось настоящее озеро, которое пока подмёрзло, но может растаять. Нужно отметить, что так обильно топит только подворье семьи Пашкевич, поскольку дом стоит в низине. Близлежащие участки пострадали куда меньше.

— Мне говорят: зачем вы там строились? Но откуда же мы знали, что такое возможно?! — возмущается Ирина. — В 2006 году нам выделили этот участок под застройку люди, ответственные за принятие подобных решений. А теперь получается — это мы виноваты, что построили здесь свой дом.

На Аблакетке, как раз у дома семьи Пашкевич, сотрудники Оскемен Тартип взялись прокопать канаву, по которой лишняя вода будет уходить в Иртыш. Но работы до сих пор не завершены, и со слов супругов и их соседей, ведутся через пень-колоду. В пресс-службе предприятия, куда мы обратились за комментариями, клятвенно заверяют, что на участке имеются в достаточном количестве и техника, и персонал, все идет как положено, ситуация контролируется круглые сутки.

Вот такой вот день рождения, вот такой вот Наурыз...

Внутри дома плавал ламинат

Ия Сергеевна Аносова, мать Ирины Пашкевич, до сих пор не оправилась от шока. От испуга она потеряла память — пожилой женщине теперь приходится напоминать, в каком городе и на какой улице она живёт. По ночам Ия Сергеевна кричит, а окружающим говорит, что боится воды.

— Мама — труженица тыла, 21 марта ей исполнилось 87 лет. Вот такой она получила "подарок", — сетует Ирина.

События 11 марта сказались и на физическом состоянии хозяина дома. После полусуток, проведенных в воде, и на фоне стресса у него слезли ногти на ногах. Александр сейчас не работает и по понятным причинам безотлучно находится в доме. Живёт на втором этаже, на первом находиться нельзя. Супруга мечется между ним и матерью — отвозит мужу продукты и возвращается в съёмную квартиру, а в оставшееся время звонит и бегает по инстанциям. Ехать в социальный центр "Ульба" её мать отказывается, боится оказаться среди чужих людей.

«Ждём второй волны паводка и надеемся на помощь»

Вид на окрестности с балкона

Супруги Пашкевич со страхом ожидают второй волны паводка, которая по прогнозам будет агрессивнее первой. Талые воды с удвоенной силой неизбежно хлынут в злополучный дом и на участок снова, если помощь не будет оказана.

— Мы всё понимаем — это природа, стихия, форс-мажор, тут ничего не поделаешь. Понимаем даже то, что вода, которую откачивают с верхних участков, за дорогой (дом семьи Пашкевич находится за автобусной остановкой "Переезд", ниже к Иртышу), тоже может стекать к нам, — говорят супруги. — Но мы хотим, чтобы нам помогли своевременно, а не тогда, когда уже будет поздно!

Александр и Ирина просят о том, чтобы коммунальщики закончили работу по прокладке канавы для сброса талых вод. И надеются, что их всё же признают пострадавшими от паводка.

Вместо послесловия

Руководитель пресс-службы городского акимата Асем Кайратбек уточнила, что комиссия, оценивающая ущерб от подтопления и определяющая, каких граждан можно считать пострадавшими от паводка, на Аблакетке пока не работала. В настоящий момент она выполняет свои функции в посёлке Красина. Госпожа Кайратбек заверила, что ни один дом и ни одна семья, пострадавшие от подтопления, не будут обойдены вниманием и обязательно получат помощь.

Дмитрий Григорьев
Фото Виктора Абакумова и из архива семьи Пашкевич