Чего опасаться Казахстану после “чёрного вторника” в России

16 декабря Центральный банк РФ повысил свою ключевую ставку до 17 процентов годовых, на валютном рынке началась паника - в течение дня курс доллара скакнул до 80 рублей, евро - до 100 рублей. На фоне этих событий казахстанский тенге тоже потихоньку пополз вверх: утром 17 января в обменниках Алматы доллар покупали за 183 тенге и выше, а продавали от 184 тенге. Между тем официальный курс Нацбанка остается на прежнем уровне: 181,7 тенге за доллар и 226,11 тенге за евро. В принципе, такие колебания курса не выходят за рамки установленного еще в сентябре коридора в 170-188 тенге за доллар. Но что нас ждет дальше? На этот вопрос корреспонденты газеты Время попросили ответить наших экспертов.

Акбар Тукаев, экономист:

- Мы с июля наблюдали внезапную активность Саудовской Аравии на нефтяном рынке и предполагали, что это один из методов воздействия на Россию. Говорили, что возможно очень сильное воздействие на денежно-кредитную политику. К сожалению, эти прогнозы сбываются. Самое плохое для России и впоследствии для нас - тот факт, что для обычных граждан это выльется в усиленный рост инфляции. Есть так называемый сезонный фактор: обычно в августе-сентябре, когда идет сбор сельскохозяйственных культур, ценовые инфляционные процессы более-менее приостанавливаются либо снижаются за счет того, что идет новый урожай, насыщаются рынки. А продуктовая корзина - это самый главный фактор в инфляционных процессах. Но именно в России осенью такого не произошло, и уже тогда было видно, что в экономике складывается тяжелая ситуация. И в дальнейшем инфляция в России как минимум на 2-3 процента превысила показатели прошлого года. Если конкретнее, то 1-2 процента в официальном исчислении индекса потребительских цен выливаются в 20-30-процентный рост потребительских товаров для граждан. А Казахстан очень сильно связан с Россией, и эти инфляционные процессы могут перекинуться к нам.

- Как вы считаете, тенге на этом фоне удержится или все-таки нас ждет девальвация?

- Почему-то у нас стали достаточно часто использовать разовую девальвацию, хотя вполне возможно проводить мягкую девальвационную политику, которая бы не так шокировала население. Это не так жестко действует на людей, которые могут в какой-то мере прогнозировать свое будущее. Как бы мы к этому ни относились, начиная с 1990-х годов и казахстанцы, и россияне, и жители других стран СНГ вольно или невольно свои доходы все-таки меряют в условных единицах - долларах или евро. И то, что мы стали в долларовом исчислении в последнее время проигрывать, - это фактор психологического воздействия на нормального человека.

Каирбек Арыстанбеков, директор Института экономической политики:

- Я сейчас нахожусь в Костанае и вижу, что казахстанцы массово скупают российские товары. Иными словами, соседнее государство получит дополнительный прирост ВВП. А наши товары будут лежать на складах. Также наши граждане могут скупать ликвидные активы на территории РФ. Вроде хорошо, но с точки зрения макроэкономического менеджмента это нам невыгодно, потому что наши резиденты перестанут скупать наши товары. К тому же в результате обвала могут быть удешевлены активы, которые были приобретены казахстанскими инвесторами в России. Возникает риск падения ликвидности наших активов. Плюс есть такой показатель, как статистика платежного баланса. Массовая скупка нашими резидентами товаров и услуг в России может привести к утечке капиталов с территории Казахстана в РФ, то есть бегство капитала. Ведь у людей есть валютные резервы “под подушкой”. Этот капитал будет идти в Россию, и в результате может ухудшиться ряд показателей платежного баланса Казахстана.

- Как вы считаете, девальвация тенге в связи с происходящими в России событиями будет?

- В соответствии с постановлением правительства Нацбанк обязан публиковать ежеквартальные показатели статистики платежного баланса. Я буквально перед праздниками посмотрел - до сих пор даже итоги 9 месяцев не опубликованы. То есть Нацбанк нарушил действующее законодательство. На мой взгляд, в связи с событиями на фоне санкционной политики крупных государств базовые показатели начали ухудшаться. Это заставляет усомниться в стабильности финансового сектора. Поэтому на ваш вопрос я бы ответил так: с учетом базовых показателей статистики платежного баланса за 9 месяцев и тем более по итогам года, я думаю, должна быть выработана соответствующая политика валютного курса. Рубль упал, и мы тоже должны будем скорректировать курс тенге. Иначе экономический рост в российском направлении у нас полностью прекратится.

Петр Своик, экономист:

- С точки зрения информационной и, так сказать, народной ситуация с рублем отразится на Казахстане напрямую. То есть паники нам тоже не избежать. И, собственно говоря, она уже началась. Слова президента о том, что с тенге будет все в порядке, девальвации не будет, общество понимает так: завтра будет девальвация. Но на самом деле объективных оснований для того, чтобы девальвировать тенге, нет. Во-первых, падение курса рубля на экономику Казахстана влияет только через увеличение отрицательного торгового сальдо с Россией. Но это сальдо всегда было отрицательным, и сейчас туда, может быть, добавится по итогам следующих нескольких месяцев несколько сотен миллионов долларов. И Нацбанку придется больше ресурсов тратить на поддержание курса тенге. Но это копейки с точки зрения возможностей правительства его поддерживать. Это незначительный фактор, чисто экономический. Во-вторых, когда какая-то валюта меняет курс по отношению к другой валюте - в данном случае рубль по отношению к тенге - все это имеет значение только во время изменения. А в России, видимо, при всех кульбитах рубля эти изменения уже закончились: рубль если просядет, то совсем чуть-чуть, а скорее всего, как говорят финансисты, начнет отскакивать. И стоит Казахстану чуть-чуть потерпеть - три-четыре месяца - и новое соотношение курсов рубля и тенге будет абсолютно тем же самым, что старое. Поясню: когда курсы меняются, меняется соотношение тех товарных и финансовых потоков, которые происходят во время этого изменения. И действует это изменение только на время оборота этих товарных потоков: закупка или поставка товаров произошла по одной цене, а пока их продавали, цена изменилась. То есть продолжительность любого изменения во времени - это не более чем товарооборот, обслуживаемый этими валютами. А товарооборот - это не больше трех-четырех месяцев. Поэтому стоит Казахстану перетерпеть, и торговый баланс с Россией вернется в те же параметры, которые существовали, к примеру, при курсе рубля 35 к доллару, а тенге - 180 к доллару. Он будет ровно такой же при курсе 70 рублей за доллар, хотя тенге как был 180, так и остался. Отсюда вывод: если у властей Казахстана не дрогнут нервы (а оснований думать, что у них с нервами что-то не в порядке, нет) и они сами не поддадутся панике, то обещания президента о том, что курс тенге будет держаться, экономически вполне обоснованно. На него и надо ориентироваться.

Мадина Аимбетова, Алматы