Что могло бы решить проблему бытового насилия в ВКО и стране в целом?

23 мая 2021, 9:36
Сейчас читают:
Что могло бы решить проблему бытового насилия в ВКО и стране в целом? Что могло бы решить проблему бытового насилия в ВКО и стране в целом?
Что могло бы решить проблему бытового насилия в ВКО и стране в целом?

Бытовое насилие — бич современного общества. Это преступления, которые происходят в семье, когда один из ее членов пытается достичь власти путем физического, психологического, экономического или сексуального насилия. Такие правонарушения влияют на качество жизни не только отдельной семьи, но и всего общества. Поэтому, по мнению специалистов, решением этого вопроса должны заниматься не отдельные структуры, а представители самых разных профессий. Основной акцент нужно делать на работе с агрессором.

Изощрённые методы

— Стратегия домашнего тирана такова, что он полностью старается подчинить себе жертву, установить над ней свой диктат. Женщине запрещается работать, общаться с родственниками, носить ту или иную одежду и многое другое, — поясняет руководитель общественного объединения "Центр развития и адаптации "Феникс" Назигуль Ахметкалиева.

Выйдя замуж за такого агрессора, некогда уверенная в себе красивая девушка в короткий промежуток времени меняется во всех отношениях. Прежде всего снижается ее самооценка. Замученная мать теряет чувство собственного достоинства и перестает быть авторитетом для своих детей.

— Когда я только начинала работать, ко мне пришла молодая женщина. Запомнилось лицо, которое из-за застарелых кровоподтеков приобрело желтоватый оттенок. У нее было двое детей, одному из них на тот момент не исполнилось еще и года, — вспоминает Назигуль Маташевна. — Она рассказывала, что каждый раз, когда мужу-алкоголику хотелось выпить, он начинал требовать, чтобы она принесла ему бутылку. Если женщина пыталась сопротивляться, супруг избивал ее. Однажды он схватил младшего ребенка, выбежал на балкон и угрожал сбросить его оттуда.

Фантазия домашних тиранов, по словам нашей собеседницы, очень изощренная. Чего только они ни придумывают, чтобы почувствовать власть.

— Был в моей практике случай, когда посреди ночи пьяный мужчина пришел домой, поднял спящих детей, выстроил их в ряд и заставлял петь гимн, — недоуменно разводит руками руководитель "Феникса".

Всё намного сложнее

По мнению Назигуль Ахметкалиевой, в современном обществе в отношении бытового насилия существует множество стереотипов. Например, принято считать, что если женщина терпит издевательства над собой, значит, её это устраивает, в противном случае она бы ушла от мучителя. Однако не все так просто.

— Постоянное унижение меняет сознание женщины. Зачастую она настолько затюкана, что просто не видит выхода из сложившейся ситуации, — отмечает Назигуль Маташевна. — Особенно тяжело решиться на разрыв отношений с обидчиком тем женщинам, которые не имеют собственного жилья. Они боятся оказаться с детьми на улице.

Ошибочно думать, что в роли домашнего тирана обязательно должен выступать человек, имеющий какую-либо зависимость.

— Не всегда агрессор — это алкоголик или наркоман. Им может быть с виду приличный, работающий человек, занимающий определенную должность. Таких случаев тоже много, — признает руководитель общественного объединения. — Просто в благополучных, на первый взгляд, семьях принято замалчивать эту проблему. Люди оправдываются: "Не хотим выносить сор из избы". На что я всегда отвечаю: "О каком соре может идти речь! У вас возле дома груды мусора лежат, все уже знают! А вы сами боитесь сказать, и детей молчать заставляете!"

Без вины виноватые

Назигуль Ахметкалиева отмечает: работать с жертвами бытового насилия очень сложно. Прежде всего потому, что они склонны винить в произошедшем себя и полностью оправдывают агрессора.

— В психологии бытового насилия существует такое понятие, как "стокгольмский синдром". Этот термин описывает защитно-бессознательную травматическую связь, симпатию, которая возникает между жертвой и агрессором, — поясняет Назигуль Маташевна. — Чувство угнетения, пережитый стресс приводят к тому, что пострадавшая сторона начинает жалеть своего мучителя. Женщина думает, что если бы вела себя по-другому, насилия бы не произошло. Убедив себя, что это она во всем виновата, жертва прощает своего обидчика. Поэтому многие представительницы слабого пола, обратившиеся после очередного избиения в полицию, через какое-то время забирают свое заявление.

Охранный документ

В случае, если заявление все же было написано, в отношении агрессора выносится защитное предписание. Согласно ему, человек, совершивший бытовое насилие, в течение определенного времени не имеет права посещать потерпевшую сторону, преследовать ее, надоедать телефонными звонками и так далее. Контроль за исполнением предписания осуществляют участковые инспекторы. Они поддерживают связь с жертвой бытового насилия, навещают ее, интересуются, соблюдает ли ее обидчик установленные ограничения. Если выяснится, что агрессор нарушает защитное предписание, к нему применяются более жесткие меры воздействия, например административное наказание.

— Защитное предписание хорошо работает там, где хорошо работает участковый, — считает Назигуль Ахметкалиевна.

Обидчику тоже нужно помочь

Наша собеседница полагает, что сейчас при совершении бытового насилия работа проводится в одностороннем порядке: основной упор сделан на обеспечение безопасности потерпевшей стороны, в то время как агрессору не уделяется никакого внимания.

— В нашей стране жертвам бытового насилия оказываются специальные социальные услуги, есть кризисные центры, где временно могут жить пострадавшие, существуют телефоны доверия, по которым можно попросить помощи, — рассказывает Назигуль Маташевна. — Но у нас практически никогда не учитываются агрессоры. Между тем международная практика показывает, что с ними тоже нужно работать.

Сейчас "Феникс" изучает опыт коррекционного центра, расположенного в германском городе Ландау. В этом учреждении оказывают психологическую помощь людям, которые совершали насилие в отношении близких.

— Там разработаны очень сильные методики по работе не только с начинающими, но и с закоренелыми агрессорами. Совместно с психологами, психотерапевтами домашний тиран анализирует свою жизнь начиная с детства, выясняет, в какой период и почему у него появилось желание причинять боль другим людям. Что-то мы уже взяли на вооружение. Планировали включать этот образовательный компонент в свои семинары и лекции еще в 2020 году, но в связи с пандемией это приостановилось, — с сожалением замечает Назигуль Ахметкалиева.

Работают во всех направлениях

"Феникс" занимается проблемой домашнего насилия не первый год. Специалисты центра проводят обучающие лекции и семинары для педагогов, работников интернатов, объясняют им, что такое бытовое насилие, как ему противостоять, какие правила безопасности соблюдать и куда обращаться за помощью. Психолог работает с жертвами домашних тиранов. Юрист помогает составить исковые заявления для бракоразводных процессов. Кроме того, "Феникс" организует различные акции.

— С отделом ювенальной полиции, управлением образования мы ежегодно проводили крупномасштабную кампанию, которая называлась "Я не боюсь!". Акции проходили в школах с участием детей. Мы рассказывали о бытовом насилии, давали телефоны горячих линий. Из нашего региона туда поступает немало звонков, — констатирует Назигуль Ахметкалиева. — Когда мы совместно с правоохранительными органами проводили в школах разъяснения по Закону о профилактике бытового насилия, многие дети подходили к полицейским и говорили, что в их семьях тоже это есть. Они доверялись нам и не боялись поделиться наболевшим.

Справиться можно сообща

В "Фениксе" считают, что количество случаев бытового насилия уменьшится лишь тогда, когда этой проблемой будет заниматься не только полиция, но и другие государственные структуры.

— Профилактику нужно проводить со школьной скамьи. Психологи при учебных заведениях должны вести беседы с учениками и выяснять, присутствует ли в их семьях насилие. Можно делать внеклассные мероприятия, посвященные этой проблеме. Главное — научить детей распознавать насилие, говорить о нем и предлагать пути выхода из таких ситуаций, — считает Назигуль Маташевна. — Если на прием к врачу пришла женщина, на теле которой имеются следы побоев, медик должен провести беседу с пациенткой, выяснить, от чего возникли эти синяки, и при необходимости сообщить в полицию.

По словам руководителя центра "Феникс", в настоящее время не существует алгоритма взаимодействия различных структур в вопросе противодействия бытовому насилию и его профилактики. Как и единого государственного органа, который бы занимался этой проблемой.

— У нас нет координационного совета, который бы организовывал совместную работу различных организаций по борьбе с домашним насилием. Разобщенность государственных структур приводит к тому, что их деятельность не всегда оказывается эффективной, — признает Назигуль Ахметкалиева.

По мнению нашей собеседницы, координационный совет, помимо государственных органов, должен включать и неправительственные организации, работающие в сфере противодействия бытовому насилию, представителей волонтерского движения, а также средства массовой информации.

— Пока у нас нет такого органа и работает по факту только полиция. Управление образования проводит разовые акции. Но такая работа должна вестись системно. Причем это должно быть закреплено законодательно, — уверена Назигуль Маташевна. — А пока если жертва бытового насилия никуда не обратилась, то ей никто и не поможет. Но так быть не должно. Если мы знаем, что кто-то нуждается в помощи, нужно предложить ему эту помощь. И тогда, возможно, трагедий будет меньше...

Дарья Хацанович

Также читайте