Берестяные письма

Берестяные письма Берестяные письма
Берестяные письма

Берестяные письма сохранились не только в Великом Новгороде, но и в Усть-Каменогорске. Правда, не такие древние, как у россиян...

Уникальные берестяные письма узника ГУЛАГа Бориса Лапина выставлены в экспозиции Музея памяти жертв политических репрессий (ул. Протозанова, 145).

Трагическая судьба учителя русского языка и литературы Бориса Николаевича Лапина заслуживает внимания. В 1922 году он руководил в Усть-Каменогорске литературным объединением «Звено Алтая», организовывал благотворительные вечера в помощь голодающим детям Поволжья. В 1939 году был арестован по обвинению в проведении антисоветской агитации, а «Звено Алтая» названо контрреволюционной организацией. Вышло так, что звено превратилось в кандалы. Решением Особого совещания НКВД Борис Лапин был отправлен в лагерь на пять лет, где и умер от болезни, не дожив буквально несколько дней до окончания срока. Реабилитирован лишь в мае 1989 года, о чем успела узнать только его дочь Софья.

Борис Лапин был образованным человеком. Окончил в Томске гимназию, учился в Петербурге, служил фельдшером. Знал наизусть много стихотворений и охотно декламировал на своих уроках. Когда его репрессировали, то и за колючей проволокой умудрялся рисовать картины и отправлять в Москву в надежде, что на них обратят внимание.

Из лагеря в Тынде (Читинская область) Борис Николаевич отправлял родным берестяные письма, потому что бумаги не хватало. Писал он и из лагерной больницы с издевательским названием «Орлы».

Вот одно из его берестяных посланий:

«20 января 1943 года. От вас ничего, кроме Сониной открытки. Тоска грызет. Пугает неизвестность. Живы? Нет? Дни бегут, истекая соками жизни. Не сердитесь, хорошие мои. Все эти горькие слова от печальной любви к вам, от смертного ужаса за семью, от дикого бессилия. Хочется так музыки Шуберта, Вагнера, ледниковых вершин Алтая, девичьего смеха в саду с сиреневым ароматом и тихой в сумерках беседы с любимой женой. Гудит опоздавшая в улей пчела, на столе свежий номер художественного журнала…»

— Отец часто ходил с красками и этюдниками на Бабкину Мельницу (окраина Усть-Каменогорска — примечание автора), — вспоминала Софья Борисовна Лапина. — Брал с собой и меня с моими подругами. Он работал, а мы носились вокруг. Как мы были счастливы! Однажды он привез полную бричку арбузов, мы перекидывали их в амбар. И столько было в те минуты веселья и смеха! Вообще, пока отец жил с нами, мы были счастливы…

«Пишу письмо, конечно, бедное. Берестяное. Нет бумаги. Нет химического карандаша… Цветет ли мой сад?» — вопрошал узник.

Маленький музей в Усть-Каменогорске хранит память о сотнях жертвах тоталитаризма. Документы, фотографии и вещи репрессированных и депортированных. Воссозданы кабинет следователя и камера заключенного. Тускло светится лампочка, провод опутан колючей проволокой, стены выкрашены серой краской... Плохо освещенная иллюстрация такой большой и темной страницы истории.

Подготовлено при поддержке компании «Казцинк»

Нравится
0
Смешно
0
Вау!
0
Печалька
0
Кошмарно
0
Не нравится
0

Также читайте