Влюбиться в Африку! Ксения Бремфорд из Усть-Каменогорска повествует о том, как уехала в Новую Зеландию, а затем — в Анголу

19 августа 2018, 10:38
Влюбиться в Африку! Ксения Бремфорд из Усть-Каменогорска повествует о том, как уехала в Новую Зеландию, а затем — в Анголу Влюбиться в Африку! Ксения Бремфорд из Усть-Каменогорска повествует о том, как уехала в Новую Зеландию, а затем — в Анголу
Влюбиться в Африку! Ксения Бремфорд из Усть-Каменогорска повествует о том, как уехала в Новую Зеландию, а затем — в Анголу
Семья Бремфорд

Дэвид и Ксения Бремфорд уже два года живут в одной из беднейших стран мира — в Анголе. Переехали они туда из благополучной Новой Зеландии. До этого в их биографии был Казахстан. О чем рассказывают супруги, которым довелось жить в столь разных странах планеты?

"Не, к такой не подступиться!"

Ксюша Долматова (ныне — Бремфорд) родилась и выросла в Усть-Каменогорске. Закончила факультет иностранных языков и уехала работать на запад Казахстана, в Атырау.

Дэвид Бремфорд — коренной житель Новой Зеландии.  

Как они встретились?

— Прозаично, — улыбается Ксения. — На работе. Дэвид инженер, он работал в газонефтяных компаниях по всему миру. Когда мы познакомились, Дэвид уже пять лет жил в Атырау, его пригласили в нефтяную компанию "Шеврон". Я работала там же.

— Несколько месяцев я присматривался к Ксении. И был уверен: к такой девушке не подступиться, — с улыбкой вспоминает Дэвид. — Мне казалось, у нее слишком большие запросы. Ксения очень красивая, эффектная, яркая.

Как выяснилось позже — она очень общительная. И легкая на подъем. Молодые люди начали поддерживать отношения по рабочим моментам, а потом стали встречаться и по вечерам.  

Через год решили пожениться.

— Чисто технически сыграть свадьбу было непросто, — рассказывает Ксения. — Все мои близкие — в Казахстане, а у Дэвида родные — в Новой Зеландии. Мы приняли решение сделать торжество на нейтральной территории, в Таиланде. До этой страны примерно одинаково лететь что из Новой Зеландии, что из Казахстана.

Почти как жена декабриста

Вскоре после свадьбы проект в Атырау закончился, и супруги уехали на родину Дэвида, в Новую Зеландию. Но там они задержались ненадолго, всего на пару лет.  

— Когда твой муж работает в газонефтяной отрасли, ты должна быть всегда готова к переездам, — поясняет Ксения. — Я еще до свадьбы понимала, что после Атырау Дэвиду предложат работу в какой-то другой точке планеты. Признаюсь, не думала, что это будет Африка. Ангола. Это очень бедная страна, и очень неспокойная (до 1975 года была война за независимость, потом — многолетняя гражданская война - прим. автора). Я была беременна, и мне было страшно ехать в Африку, да еще с маленьким ребенком.

Сын Бенджамин родился в Новой Зеландии. Потом всем членам семьи Бремфорд поставили десять(!) самых разных прививок. Для туристов, направляющихся в Африку, достаточно одной. А для тех, кто живет там длительное время, требуется масштабная вакцинация.

В общем, Дэвид, Ксения, их дочь Божена и младенец Бенджамин получили все необходимые прививки и полетели в Анголу.  

Трущобы, бананы под ногами и... дружелюбие

Дэвид работал в разных странах мира. Но такую жизнь, как в Анголе, не видел нигде. Он делится впечатлениями:

— Люди живут в землянках. У них нет ничего. Даже уверенности в том, что завтра твои дети будут живы. Люди очень бедны, но по природе своей не агрессивны. Я чувствовал себя в Африке в безопасности. Как бы странно это ни звучало.

— Знаете, там, в Анголе, повсюду столько детей... Столько приютов... Столько бедноты, болезней, — качает головой Ксения. — До пяти лет детей никто не регистрирует — потому что неизвестно, доживет ли ребенок до этого возраста. Младенческая смертность очень высока. И знаете, в чем парадокс? Правительство знает, что тысячи малюток умрут. При этом категорически запрещает усыновление детей иностранцами.

Есть еще один поразительный факт, о котором говорят супруги Бремфорд. Несмотря на нищету, люди в Анголе не жадные, не озлобленные.  

— Они умеют делиться последим. У них ничего нет — и им нечего терять. Наверное, из-за этого они очень открытые, дружелюбные, искренние. Я говорю именно о простых людях, — уточняет Ксения. — Например, наш водитель Гомес. У него может не быть денег на хлеб, но он всегда спокоен, приветлив. И очень любит детей. И черных, и белых. В нем нет национализма, нет злобы или зависти по отношению к тем, у кого есть дома, даже дворцы. Хотя сам он живет буквально в землянке, в трущобах.

В супермаркетах Анголы прекрасный ассортимент. И овощи, и хлеб, и мясо — все то, что нам привычно и знакомо. Однако большинство местных жителей не пробовали и половины предлагаемого в магазинах.  

— К примеру, Гомес, коренной африканец, не знает, что такое сыр. А наша помощница Анна не представляет, что делать с колбасой — ее нужно варить или есть сырой? — приводит наглядные факты Ксения. — Африканцы едят вяленую рыбу. И фундж — это их традиционное блюдо. Похоже на картофельный крахмал. По моему мнению, совершенно невкусно. Но этот фундж в Африке ели всегда. Он настолько "забивает" желудок, что после него целый день не хочется есть. То, что и нужно в бедной стране.

Впрочем, о вкусах не спорят. Ксения уже несколько лет пытается уговорить мужа попробовать холодец. Дэвид категорически против. Даже смотреть не хочет на это "странное блюдо".

Ксения стала заниматься в Африке благотворительностью. Там большое количество людей, которым хочется помочь. Она вместе с уроженкой Питера организовывают мероприятия, по итогам которых собирают деньги для детских приютов. Помогают и адресно, конкретным людям.

— Я боялась слова "домохозяйка". Это не для меня. Поэтому у меня быстро появилось много общественной работы. Я чувствую себя счастливой, когда вижу глаза тех, кому смог­ла помочь в этой бедной стране.

Языковые курсы — с утра до вечера

В Анголе говорят на португальском. Ксения тоже выучила этот язык. Очень быстро, очень легко.

— У меня был стимул: мне хотелось разговаривать с людьми, которые меня окружают, — рассказывает Ксюша. — К тому же когда знаешь два языка, третий учится гораздо быстрее и проще.  

Дэвид понимает русский, но говорит на английском. А дети растут в окружении трех языков.

— Божене семь лет, она пошла в единственную в Анголе интернациональную школу. Дочь учится на английском. Вокруг нее — дети из самых разных стран. Божена уже не обращает внимания на цвет кожи и расовые отличия.  

В школе действует американская образовательная система. До седьмого класса детям не задают домашние задания. Считается, что до этого возраста главное для ребенка — семья. Поощряются семейный отдых, поездки, увлечения, хобби.  

Бенджамин ходит в детский сад. Там говорят на португальском.

— Ксения, когда вы приезжаете в Усть-Каменогорск, как ваша мама общается с Дэвидом? Он ведь не говорит по-русски...

— Прекрасно! Они могут говорить часами! Моя мама — учитель английского, — смеется Ксения. — Поэтому они с Дэвидом отлично понимают друг друга. Переводить речь мужа мне нужно только для своего отца.

Это интересно

— Нас часто спрашивают: правда ли, что в Африке жуткая жара? — улыбается Дэвид. — Все относительно. Да, плюс 30, да, влажность. Три недели назад мы были на западе Казахстана — и Атырау удивил отметкой плюс 40! Настоящее пекло... В Африке такого нет. Там плюс 30 и бриз от океана.

За два года жизни в Африке Ксения заметила интересные сходства между казахстанцами и жителями Анголы.

— Африканцы очень гостеприимны. И, не поверите, они тоже часто опаздывают. Могут начать мероприятие на два часа позже назначенного времени.

Интересно, что в Африке, как и в Новой Зеландии, нет творога и кисломолочных продуктов.  

Зато бананы там совершенно другого вкуса. Они такие сладкие, такие спелые... И они повсюду, прямо под ногами.  

Жительницы Анголы хоть и бедные, но очень любят наряжаться, заметила Ксения: "Женщина — она и в Африке женщина!"

Еще девушки Анголы прекрасно танцуют. Чего никак нельзя сказать о Новой Зеландии. В такой благополучной, такой красивой стране люди совершенно не умеют танцевать. И не любят фотографироваться.

Каникулы в Казахстане

— Да, у наших детей нетипичное детство: оно проходит в Африке, в Анголе. Среди черных и белых детей. Тут есть и блеск, и роскошь, и жуткая нищета.

Впрочем, на каникулы Бенджамин и Божена, как и миллионы других детей, приезжают к бабушкам-дедушкам. То есть летят в Казахстан и Новую Зеландию. Это лето они провели в Усть-Каменогорске.

...В жизни семьи Бремфорд всегда остается непредсказуемость. Дэвиду могут предложить работу в самой отдаленной точке планеты. И поэтому никто не знает, куда они отправятся в следующий раз...

Ирина Краскова
Фото из личного архива семьи Бремфорд

Также читайте