В Казахстане каждый пятый подросток сообщает о симптомах депрессии

3 мая 2020, 9:25
В Казахстане каждый пятый подросток сообщает о симптомах депрессии В Казахстане каждый пятый подросток сообщает о симптомах депрессии
В Казахстане каждый пятый подросток сообщает о симптомах депрессии

Если вспомнить о советском детстве, отбросив ностальгию по живому общению и играм во дворах, то станет очевидно, что у современных детей намного больше возможностей, чем было у их родителей и дедов. Подростки XXI века в большей степени обеспечены и качественным присмотром, и развивающими занятиями, и разного рода развлечениями. Но, как ни парадоксально это звучит, каждый пятый школьник в Казахстане испытывает катастрофический дефицит положительных эмоций.

Ничего я не хочу!

Пятнадцатилетняя Женя (имя изменено) дочь обеспеченных родителей. В большой квартире у нее своя комната, напоминающая спальню диснеевской принцессы. Одевают девочку не с рынка, у нее имеется весь "джентльменский набор" гаджетов последней модели: айфон, планшет и домашний ноутбук. Карманные деньги тоже водятся, причем, по признанию родителей, Женя никогда не клянчит личные средства. Сколько дают, тому и рада. В школе десятиклассница учится на стабильные пятерки и четверки, не доставляя проблем ни педагогам, ни родным. У нее довольно обширный круг интересов: музыка, сериалы, аниме, общение с друзьями в социальных сетях и прогулки с ними по городу. В свои пятнадцать девочка уже совершила несколько заграничных поездок с близкими. Проблемы со здоровьем Женю счастливо миновали: кроме банальной простуды, никаких хронических заболеваний у нее нет. Разве что распространенная среди ребят-подростков миопия, которая легко корректируется с помощью контактных линз.

И вдруг гром среди ясного неба: возвращаясь с занятий с репетитором, девочка неожиданно упала без чувств прямо на улице. Врачи определили, что потеря сознания была вызвана анемией и недостатком сахара в крови. Иными словами, благополучная девочка, не знавшая ни в чем нужды, упала в голодный обморок.

Потрясенная эти фактом мама стала жестче контролировать дочь. Выяснилось, что, придя из школы, предоставленный сам себе подросток начисто игнорирует обеды, которые родители заботливо оставляют в холодильнике. На расспросы матери девочка в слезах призналась, что она "слишком толстая" и таким образом пытается сбросить лишний вес. И действительно, практика самоистязания привела к потере Женей нескольких килограммов, но, с ее точки зрения, этого явно недостаточно.

Постепенно мама Жени заметила и другие тревожные симптомы: десятиклассница утратила обычную жизнерадостность и интерес к учебе. В дневнике стали появляться тройки. Практически прекратились беседы с мамой: Женя мрачно слоняется по дому, всякий раз сбегая в свою комнату от попыток поговорить по душам. Апогеем беспокойства явился визит на страничку дочери в социальных сетях.

"Мне осточертела эта жизнь, она меня добивает, — написала в статусе десятиклассница. — Я больше ничего не хочу".

Чего им не хватает?

Недавно на одном из крупных новостных порталов страны появились данные международного исследования поведения школьников по методике "Health behavior in school aged children" (HBSC), проведенного, по информации источника, в Казахстане в 2018 году. В исследовании указано: несмотря на то что 90 процентов казахстанских детей отмечают высокую удовлетворенность жизнью, каждый пятый подросток сообщает о симптомах депрессии, требующих дальнейшей диагностики.

В чем же причина столь парадоксального мироощущения наших детей? С этим вопросом мы обратились к психологу-исследователю Ирине Мацкевич, которая сразу же пояснила, что в исследовании речь идет не о клинической депрессии, являющейся психическим заболеванием, а лишь о депрессивных состояниях, справиться с которыми возможно и без вмешательства врача-психиатра. 

— Предпосылкой подростковой депрессивности является взросление, — пояснила она. — С ребенком в сравнительно короткие сроки происходит масса изменений. Меняются его тело, эмоции, изменяются отношения с социумом. На этом фоне ожидания ребенка и реальность приходят в конфликт. Этот конфликт изначально внутренний: поступает очень много противоречивой информации. И подростку трудно ее оценить. А постоянное непонимание приводит к тому, что юный человек уходит в разочарование и депрессивное состояние.

Второй причиной подавленного настроения может стать отсутствие у ребенка конструктивной стратегии реагирования на стресс.

— Наши тепличные или искусственные условия (сети, интернет) не учат ребенка, как реагировать на жизненные потрясения, — считает Ирина. — И если родители не являются для него примером, то их способы реагирования тоже не подойдут.

То есть доказывать депрессивному подростку, что его сомнения и страхи несерьезны, опираясь на собственный опыт, не стоит. Поскольку в такой момент он противопоставляет себя миру, а следовательно, и всей той практике, которую этот мир накопил.

Причиной депрессивного состояния может стать и гиперопека.

— Родители могут быть настолько слитными с ребенком, что ему захочется оторваться от них через депрессию, — говорит Ирина Мацкевич. — Он, в силу своей дезориентации, не видит другого способа отойти. Например, Б. 14 лет. Девочка все время проводила вместе с мамой. Мама отвозила в школу, привозила, они вместе ходили на тренировки, вместе смотрели одни и те же фильмы, спали вместе. Но девочка видела отношения других детей с родителями. Она понимала, что их отношения с мамой очень хорошие, но слишком "тесные". И она замкнулась.

Часто депрессивное состояние носит реактивный характер. Ребенок может неадекватно отреагировать на определенное событие: потерю близких, развод родителей, ригидность взрослых, когда они безапелляционно делят поступки на "черные" и "белые", жестокое обращение, буллинг. Кстати, по итогам того же исследования, жертвами травли в школе становились каждый пятый казахстанский подросток с одиннадцати до тринадцати лет и каждый десятый пятнадцатилетний.

Также на состояние подростка влияют так называемые депрессогенные убеждения. Они возникают в результате отрицательного социального опыта и низкой самооценки.

— Личностные особенности ребенка тоже могут стать основанием для появления депрессивных состояний, — подчеркивает психолог. — Например, перфекционизм. Ребенок хочет сделать что-то очень хорошо, а получается как есть.

Ну и наконец, скачки настроения очень часто настигают детей в периоды смены сезонов. В этом случае негативными факторами выступают вынужденная изоляция во время холодов и недостаток солнца.

Чем раньше, тем лучше

По мнению специалистов, возраст опасности депрессивных состояний наступает с двенадцати, а пик с четырнадцати лет. Обычно эти состояния выравниваются или усугубляются к окончанию школы и поступлению в колледж или университет. Выход во взрослую жизнь, любовь, настоящая дружба влияют на изменения психологического состояния молодого человека.

— Всем родителям депрессивных детей прежде всего необходимо слушать и слышать свое чадо, поощрять высказывания, принимать их всерьез, — советует Ирина Мацкевич. — Свою точку зрения высказывать без давления. Любой родитель может заметить подавленное состояние своего ребенка, если он этого захочет. Просто нужно быть внимательным к подростку и обращать внимание на любые изменения, которые говорят о внутреннем конфликте. Если ваш сын или дочь не ест, не реагирует на замечания, не идет на контакт без видимой причины, то пора начинать беспокоиться.

Самым непоправимым последствием запущенного депрессивного состояния может стать суицид. В менее крайних проявлениях оно приводит к отчуждению, нежеланию выполнять какие-то функции, побегам из дома, отказу учиться, работать, жениться.

— Подростку лень мыслить о нужном, потому что он не в силах абстрагироваться от своего состояния, — поясняет Ирина. — Поэтому нужное становится не нужно. Кроме того, длительное опустошение несет риск хронической депрессии.

Таким образом, личностный конфликт закрепляется и усугубляется, а способность анализировать, напротив, сужается. А без самоанализа причину и вину за все, происходящее с ним, юный человек возлагает на общество, что может спровоцировать у него социофобию. Все это закрепляется на ценностном уровне. А ценности — это и причина, и результат внутреннего конфликта. Все, круг замкнулся!

Из этой замкнутой системы почти невозможно выбраться самому. И даже помощь близких или специалистов будет затруднена конфликтом мироощущений.

Как справиться с депрессивностью своего ребенка, когда она уже стала фактом?

— Первое — это говорить, что мне, родителю, очень плохо от того, что с тобой происходит, потому что я тебя люблю, — убеждена Ирина Мацкевич. — Пойдем к специалисту. Ни в коем случае нельзя говорить: "Иди к психологу". Именно мне, маме или папе, нужна помощь! Потому что — это проблема семьи. Если контакт родителя с ребенком уже утерян, то, возможно, есть взрослые или сверстники, которым подросток доверяет. Важно эти ниточки настроить и вытащить. Если не работает и это, то нужно обращаться к психиатру, в Центр психического здоровья.

Поддержание комфортного режима дня, нормального освещения, сбалансированного питания, по мнению специалиста, тоже является своего рода профилактикой депрессивности у детей. Питание особенно важно — кроме поддержки организма оно дает положительные ощущения: приятные запахи, любимые вкусы. Необходимо, чтобы сенсорная система ребенка работала как антидепрессант.

Государство в курсе?

Специалисты на основе исследования HBSC сделали вывод, что при разработке мероприятий по охране здоровья подростков необходимо обращать внимание на улучшение коммуникаций в семье по мере взросления. А кроме того, особое внимание уделять здоровому образу жизни, правильному питанию, гигиене и формированию стрессоустойчивости.

Как обстоит дело с диагностикой и профилактикой депрессивного состояния у подростков ВКО, рассказала руководитель управления образования региона Сайрангуль Жумадилова.

— Мониторинг подростков на предмет выявления у них симптомов депрессивного состояния ведется школьными психологами, — проинформировала Сайрангуль Ахмет-каримовна. — Выявление симптомов реализуется по нескольким международным методикам. Для этого с учащимися проводятся тестирования, анкетирования, индивидуальные беседы, тренинги. А диагностическая работа идет в рамках проекта ЮНИСЕФ. В дневники детям вклеиваются контакты социального педагога и психолога школы. Управлением образования для оперативного реагирования создан сall-центр (телефон 40-57-34). А в фойе учебных заведений размещены телефоны доверия, по которым ребенок или родитель могут позвонить в любое время. Помимо этого, по информации госпожи Жумадиловой, в регионе разработан и утвержден план по профилактике суицидального поведения подростков. Работа ведется с привлечением общественных организаций и представителей исполнительной власти.

Также в Восточном Казахстане реализуются проекты "Наши дети — наше будущее" и "Школьная медиация", направленные на сокращение конфликтов между школьниками, улучшение психоэмоционального состояния детей и укрепление семейных ценностей.

— На протяжении прошлого года проектом "Школьная медиация" были охвачены более пяти тысяч учащихся, около 9,5 тысячи родителей и более полутора тысяч педагогов, — сообщила Сайрангуль Ахметкаримовна. — В двадцать одной школе и трех колледжах открыты кабинеты медиации, где конфликты разрешаются в ходе конструктивного диалога. За данный период в этих учебных заведениях не зарегистрировано ни одного факта правонарушений или травли.

Кроме того, в рамках нескольких проектов управления образования родители обучаются раннему распознаванию симптомов депрессивного состояния у детей, задействуя при этом различные образовательные форматы, как непосредственно, так и дистанционно, используя возможности интернета и мессенджеров.

По информации ведомства, за последние три года такая интенсивная работа привела к снижению фактов суицидального проявления у подростков на 67,8 процента, а правонарушений — на 20 процентов.

Резюмируя, стоит сказать о том, что педагоги и психологи региона о проблеме знают не понаслышке и проводят много работы по ее предотвращению. Но основная ответственность за психическое здоровье детей лежит все же на самых близких людях, бдительность которых может стать залогом их позитивного и правильного развития. Что особенно важно в период вынужденной изоляции, когда на полную катушку работает масса депрессогенных факторов. А дефицит счастья легко восполнить искренним участием и любовью.

Мира Круль

Также читайте