Где могут получить помощь жертвы бытового насилия в Усть-Каменогорске?

14 сентября 2019, 9:42
Где могут получить помощь жертвы бытового насилия в Усть-Каменогорске? Где могут получить помощь жертвы бытового насилия в Усть-Каменогорске?
Где могут получить помощь жертвы бытового насилия в Усть-Каменогорске?
Многие жертвы бытового насилия попросту не знают, как себя вести в таких случаях
Фото Виктор Абакумов

Едва ли найдется семья, в которой супруги не испытывали кризис в отношениях. Ссоры, обиды, непонимание. Но если в одних семьях стойко выдерживают трудности семейно-бытовых отношений, то в других ситуация может выйти из-под контроля и превратить жизнь в ад. Как правило, в подобных ситуациях чаще всего страдают женщины. Что делать, если жизнь кажется невыносимой, а самый близкий человек превратился в деспота, выяснял корреспондент YK-news.kz.

Большинство жертв бытового насилия предпочитают не выносить сор из избы, стыдятся рассказать кому-то, что систематически испытывают моральное угнетение или даже физическое насилие со стороны мужей или других родственников. Многие попросту не знают, как себя вести в таких случаях, куда обратиться за помощью, и продолжают терпеть унижение от домашнего тирана. Однако эксперты социальных служб советуют женщинам, оказавшимся под давлением, не скрывать своих проблем. Тем более что специальные организации поддержки жертв бытового насилия всегда готовы прийти на помощь.

Когда семейная лодка разбилась

На приеме у психолога в кризисном отделении Государственного центра социального обслуживания населения "Ульба" молодая женщина. Асель (здесь и далее имена изменены) 30 лет, работает медицинской сестрой. В разговоре со специалистом у женщины дрожит голос, на глазах слезы. У нее двое маленьких сыновей пяти и восьми лет. Асель очень любит их. А вот от любви к мужу в душе женщины почти ничего не осталось.

— Мы начали встречаться с моим тогда еще будущим мужем в деревне, где выросли. Мне было 18 лет, Асхату — 20. Начинались отношения с романтики, как у всех, — рассказывает Асель. — Он меня украл с моего согласия, и тогда наши родители стали готовиться к свадьбе. Отпраздновали, как сейчас говорят, помолвку, но мои родители сказали, что молодой семье в деревне делать нечего, надо в город ехать.

Асхат уезжать не хотел. Решили, что Асель отправится в Усть-Каменогорск первая, выучится, а потом жених прибудет и молодые зарегистрируют брак. В городе девушка поселилась в общежитии, пошла учиться на сестринское дело. Вскоре приехал жених, сыграли свадьбу.

— Вдали от родственников он совсем изменился, — опускает глаза Асель. — Часто говорил, что я вынудила его уехать из деревни против воли. Кричал. На работу пытался устроиться, то там, то сям, но нигде ему не нравилось. Стал выпивать. Он уже тогда начал поднимать на меня руку. Толкал и обзывал.

Девушка не перечила. Ее воспитали, что мужа надо уважать. Асель закончила учебу, устроилась в больницу медсестрой. После работы постоянно торопилась домой, хотя совсем не хотелось.

— Я знала, что меня там ждет недовольный супруг. Делала все по хозяйству сама, только чтобы он не злился. Уж лучше пусть просто лежит, чем пойдет и выпьет. Потому что, когда выпьет, он мог меня ударить, — говорит женщина. — К тому, что он скучал по деревне, прибавилось то, что я долго не могла забеременеть. За это бил тоже. Всегда старался попадать в шею или по спине, чтобы синяков не было. Я терпела.

Потом в семье появился первенец, и Асхату пришлось все-таки найти работу.

— Было трудно, — с горечью вспоминает Асель. — Малыш беспокойный оказался. Мне надо было как-то его весь день успокаивать и еще к приходу Асхата в комнате убраться и ужин приготовить. Чтобы он не рассердился, не напился и опять не начал меня избивать. Однажды за меня соседи по общежитию пытались заступиться, стены-то тонкие, все слышно. Но я их упросила, чтобы они не звонили в полицию. Боялась, что тогда сообщат к нему на работу, и его уволят. И он опять возьмется за рюмку. Родителям тоже ничего не говорила, не хотела их огорчать.

После рождения второго сына молодая семья переехала в дачный домик родственников. Но смена жилища не улучшила отношений между супругами.

— Хуже всего было то, что старшему ребенку исполнилось пять лет, все понимать стал. Когда Асхат начинал кричать, замахиваться на меня, сын бросался на него, говорил: "Папа, не бей маму!" В то время я впервые подумала о разводе, — признается женщина. — Кстати, дети мужа мало интересовали. Он не хотел играть с ними. Они же мальчишки, висли на нем, будто борются. Так Асхат мог их довольно грубо толкнуть или ударить. А если сыновья начинали плакать, он смеялся над ними, мол, что ревете, как девчонки. Этого я не могла вынести, делала ему замечания, повышала голос. И опять новый скандал получался.

Последней каплей стал случай, который произошел в августе. Асель вернулась с работы и увидела ужасную сцену. Старший сын лежал на кухонной тахте, Асхат прижал его сверху, держал за горло и бил по лицу. Женщина испугалась, стала кричать. Муж отпустил сына и бросился на жену, схватив нож.

— Я не знаю, что могло бы произойти дальше, если бы в этот момент не прибежал младший сыночек, — с волнением рассказывает Асель. — Асхат как будто опомнился, стал прощение просить. Но я твердо решила, что своих детей я ни за что не дам обижать. Себя мне не жалко, но над детьми издеваться не позволю. Подала на развод. Когда стали заниматься документами, у меня, честно говоря, еще оставалась какая-то слабая надежда, что муж одумается. Но сам бог мне показал, что я все правильно делаю. Я никогда не брала телефон Асхата, ничего там не искала. А тут вдруг почему-то решила проверить. И нашла переписку с девушкой. Очень много было сообщений, сразу видно, что общались они давно и не просто так. Там даже был разговор по поводу оплаты квартиры, которую он ей снимал, и просьбы пополнить баланс на телефоне. И я окончательно поняла, что назад дороги нет.

Сыновий гнев

Надежде Федоровне — 66 лет. В центр "Ульба" ей пришлось обратиться из-за проблем с собственным сыном. Несколько лет назад Александр потерял супругу. Жена скончалась от тяжелой болезни. Остались две несовершеннолетние дочери. Став вдовцом в 35 лет, мужчина не смог справиться с горем и серьезно запил.

— Из-за того что Саша постоянно приходил на работу выпивши, его вскоре уволили. Его прямо подкосила смерть Наташи. Стал сам не свой. Ничего не хотел, — рассказывает Надежда Федоровна. — Мы живем все вместе в одной квартире, я с мужем и Саша с девочками. Он один кормилец семьи был. После Сашиного увольнения денег совсем ни на что не хватало. Он злился, когда мы говорили ему, чтобы взял себя в руки ради дочек, вернулся на работу. Но сын только злился и пил. Начал срывать своей гнев на мне. Глядя на него, старшая внучка стала тоже очень груба со мной. Это не прекращается по сей день. Мне очень больно и обидно. Я пришла сюда, в центр, чтобы нашей семье помогли. Помогли моему сыну.

Материнская забота

У 32-летней Арины, которая тоже обратилась за помощью в кризисное отделение, своя история, но не менее драматичная. Когда 12 лет назад счастливая девушка выходила замуж за красавца спортсмена Никиту, она и подумать не могла, что ее идеальный муж может превратиться в тирана.

— Я думаю, что мой брак был обречен изначально. Просто молодая была, считала — ничего, мы семья, мы вместе, и все у нас будет хорошо. Но все оказалось совсем не так, как я ожидала, — качает головой женщина.

С момента знакомства Арина сразу не понравилась маме Никиты. Она посчитала девушку пустой, вызывающей, легкомысленной и не пыталась скрывать своего мнения.

— Я думала, ну вот поженимся, будем жить отдельно от родителей и как-нибудь все наладится в отношениях со свекровью. Как же я ошибалась, — вздыхает Арина.

Новоиспеченный муж работал посменно, поэтому на неделе часто бывал дома. Мама приходила за тем, чтобы накормить своего 30-летнего сына. Арине такие визиты были не по душе. Девушка пыталась донести это до мужа. На что он отвечал: "Ты что? Мама заботится о нашей семье, помогает! Делает то, на что у тебя вечно времени нет".

— Я действительно много работаю и, к слову, зарабатываю больше мужа, — уточняет Арина. — Может быть, это тоже как-то повлияло на его мужское самолюбие и, соответственно, на отношение ко мне. Из-за того что я поздно возвращаюсь домой с работы, я не всегда успеваю приготовить еду, сделать уборку. Свекровь, разумеется, все это замечала и делала замечания не мне, а Никите. Постоянно капала ему на мозги, что, мол, я бездельница, плохая хозяйка и так далее.

Обстановка в доме часто бывала весьма напряженная. Вскоре ситуация усугубилась алкоголем.

— То, что мой муж, наверное, алкоголик, я поняла не сразу, — пожимает плечами Арина. — Да, время от времени он позволял себе после работы выпить пару бутылок пива, но я не придавала этому значения. Ну расслабляется супруг. Но когда он после этого пива начинал какие-то разборки со мной наводить, распалялся, мог схватить больно за руки, я стала осознавать, что, кажется, все очень плохо у нас. Стоит отдать мужу должное, он никогда не допускал, чтобы наши ссоры происходили на глазах дочери. То есть Варюша (ей сейчас 12 лет) никогда не видела и не слышала нашей с Никитой ругани. Они вообще очень близки. Папа любит дочь, дочка любит папу. Папа для нее – пример мужчины. И именно поэтому я старалась сглаживать углы, терпела нападки супруга. Хотела сохранить семью ради дочери.

Несмотря на то что атмосфера в семье менялась не в лучшую сторону, Арина пыталась как-то жить дальше. Пока Никита однажды просто не избил ее в пьяном угаре.

— Я не помню точно, из-за чего началась ссора. Муж просто в какой-то момент схватил меня за волосы и стал бить по голове. Это было ужасно... После этого случая я стала его бояться, — смахивает навернувшиеся слезы Арина. — Не хотела оставаться с ним дома наедине. Я всерьез думала, что когда-нибудь в ярости он просто меня убьет. Практически любой спор, даже самый незначительный у нас стабильно заканчивался дракой. Мне было стыдно появляться на работе с синяками. Трудно об этом вспоминать... Сейчас у нас идет бракоразводный процесс. Мне очень тяжело, потому что меня очень беспокоит, как это отразится на дочке. Я знаю, она будет сильно переживать. Поэтому я здесь. Мне нужна помощь. Не буду скрывать, я все еще люблю своего мужа, как бы странно или глупо это ни звучало. Но точно знаю, что вместе мы уже не будем. Я не хочу жить в страхе.

Где найти помощь

Женщин с подобными историями через усть-каменогорский Государственный центр социального обслуживания населения "Ульба" проходит много. И всем им готовы оказать помощь. Здесь работает специальный приют на срок пребывания до шести месяцев для тех, кому больше некуда пойти.

— Основное направление работы отделения по разрешению кризисных ситуаций — поддержка жертв бытового насилия, — объясняет директор центра Сания Аубакирова. — В большинстве случаев это женщины, которые попросту сбежали от мужа, не выдержав гнетущей обстановки в семье. Но очень часто к нам обращаются и по другим причинам.

В городе также существуют телефоны доверия специальных организаций, работа которых связана с информированием населения. К одному из таких учреждений относится центр развития и адаптации "Феникс".

— Одним из направлений нашей работы является помощь жертвам бытового насилия, — говорит руководитель центра "Феникс" Назигуль Ахметкалиева. — Мы оказываем консультационную, юридическую, правовую поддержку жителям области, а также помогаем с оформлением необходимых документов.

Совместно с центром "Феникс" ведет работу группа защиты женщин от насилия при управлении полиции Усть-Каменогорска, принимающая звонки на горячую линию.

— Наша работа — грамотно перенаправить. Объяснить женщине, в какие службы ей следует обратиться, — говорит старший инспектор группы Зарина Токаева. — Так или иначе женщины должны знать, что есть рычаги воздействия на домашних тиранов. Главное, не надо стесняться или бояться обращаться за помощью. Выход есть всегда.

Лилия Дроздова

Также читайте