Репортаж из будущего банка низкообогащённого урана в Усть-Каменогорске

1 ноября 2015, 11:05
Репортаж из будущего банка низкообогащённого урана в Усть-Каменогорске Репортаж из будущего банка низкообогащённого урана в Усть-Каменогорске
Репортаж из будущего банка низкообогащённого урана в Усть-Каменогорске
Банк с урановым "депозитарием"
Фото Виктор Абакумов

Банк ядерного топлива — тема номер один в течение последних лет. Большинство из нас при обсуждении животрепещущей проблемы неосознанно переходило на шепот: в город свезут что-то "ядерное"! Да еще и обустроят целый "банк" — наверняка всем нам несдобровать!

Об этом банке говорили все последние годы. Многое ли поставлено на "банковскую карту" и стоит ли выдавать ему наш с вами кредит доверия? Оказалось, никаких "ссуд" наш банк выдавать не будет. Скорее, только хранить на "депозите" уран. Больше того, называть его банком ядерного топлива не совсем корректно. Хранимое вещество топливом не является, это сырье для его изготовления.

Корреспондент YK-news.kz побывал в том месте, где будет располагаться банк низкообогащенного урана, и выяснил, насколько безопасна работа "банкиров" и получат ли они выгоду от этого проекта.

Территория Ульбинского металлургического завода. Склад готовой продукции. Здесь предполагается разместить тот самый банк низкообогащенного урана, о котором столько кривотолков.

— Если случится авария, этот прибор покажет, какую дозу облучения вы получили, — начальник склада готовой продукции Ульбинского металлургического завода Алексей Ким протягивает мне невзрачный брелочек не больше компьютерной флэшки.

Александр Ходанов

Это стандартная процедура при входе на склад: инструктаж, средства безопасности. Но подобное начало настораживает. Впрочем, кроме серого брелока, никаких средств защиты не выдали. Мой спутник — директор по сбыту АО "Ульбинский металлургический завод" Александр Ходанов — в элегантном офисном костюме. На всякий случай переспрашиваю:

— Здесь не нужна спецодежда? Это же уран!

— Нет, — говорит он подчеркнуто строго. — Вся урансодержащая продукция хранится в специальных защищенных упаковках, и для пребывания на складе не требуется особых средств защиты. При желании вы даже сможете сфотографироваться, сидя на цилиндре с гексафторидом урана, который будет храниться в банке.

НОУ — ЙЕС!

28 августа в Астане было подписано соглашение о создании международного банка низкообогащенного урана между Казахстаном и Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ).

Идея о создании у нас такого банка (сокращенно его называют Банк НОУ МАГАТЭ) возникла около десяти лет назад. В 2009 году глава нашего государства заявил о возможности размещения банка на территории РК. Переговоры длились более трех лет. В чем смысл проекта?

Цилиндры с гексафторидом урана

На хранение УМЗ передается шестьдесят цилиндров с гексафторидом урана. Это девяносто тонн сырья, которого достаточно для изготовления ядерного топлива на одну полную загрузку стандартного атомного реактора мощностью 1 000 МВт, то есть на три года работы. В случае, если какое-то государство в мире, не имеющее собственных мощностей по обогащению урана, не сможет вовремя получить свою порцию топлива, то сырье для производства топливных таблеток возьмут отсюда.

— Гексафторид урана (ГФУ) — сырье для изготовления так называемых топливных таблеток, которые идут в тепловыделяющие сборки для АЭС, — объясняет Александр Ходанов. — В СМИ встречаются сообщения, что ГФУ — это ядерные отходы, но это неправда. Ввоз ядерных отходов на территорию Казахстана законодательно запрещен, на таможне существует оборудование, которое способно отследить подобный груз. К слову, с гексафторидом урана мы работаем уже больше сорока лет. Причем раньше, когда УМЗ изготавливал топливные таблетки для АЭС всего Советского Союза и закрывал 80 процентов потребностей АЭС стран Варшавского договора, единовременные объемы хранения ГФУ на нашем складе достигали восьмисот тонн. Непонятно, о чем так беспокоятся горожане. Они живут бок о бок с аналогичным хранилищем на действующем производстве десятилетиями, и ни разу на нем не произошло никаких инцидентов с ядерными материалами! Система ядерной и радиационной безопасности на нашем предприятии в принципе исключает возможность возникновения подобных аварийных ситуаций. Просто сейчас статус нашего склада станет международным.

По словам Ходанова, банк планируется разместить в торцевой части здания склада готовой продукции УМЗ. Рассматривается и второй вариант: строительство нового здания.

Даже не дыши

Так выглядит вход в знаменитый БЯТ

Готовясь к этой необычной экскурсии, я ожидала увидеть помещения, блистающие стеклом и пластиком. На деле оказалось, что склад готовой продукции — обычная бетонная коробка с гигантскими железными воротами, один в один похожая на любой производственный цех.

Чем знаменит гексафторид урана? Популярный ресурс "Википедия" разъясняет: "Хранение UF6 представляет опасность для окружающей среды и здоровья вследствие его химической активности. При контакте UF6 с водяным паром, содержащимся в атмосферном воздухе, он вступает в реакцию с паром и образует UO2F2 и плавиковую кислоту (крайне токсичные)".

— При хранении гексафторид урана находится в герметичных цилиндрах. В нормальных производственных условиях любые повреждения цилиндра исключены, — уверен Александр Ходанов. — Упаковка выполнена таким образом, чтобы не допустить выход наружу содержащегося в ней радиоактивного материала при любых аварийных ситуациях: падении, погружении в воду, воздействии высоких температур.

— Но что случится, если при работе цилиндр упадет с крана? А землетрясение? Вдруг на вашу продукцию обрушится плита перекрытия?

— Стенка цилиндра для гексафторида урана — это специальная высокоуглеродистая сталь толщиной тринадцать миллиметров, — парирует Александр Ходанов. — Даже если на него упадет бетонная плита, ничего не случится.

Разумеется, никто из специалистов не возьмется утверждать, что авария абсолютно исключена. Так, по свидетельству сайта greenworld.org.ru, даже в законопослушной Германии в 2010 году произошел случай утечки гексафторида урана на предприятии компании "Уренко". Как сообщается, сотрудник компании, находившийся рядом с аварийным контейнером, был госпитализирован в тяжелом состоянии. Правда следует отметить, что компания "Уренко" занимается обогащением урана и проводит технологические операции с сырьем в его газообразном состоянии. При размещении же в банке НОУ гексафторида урана в цилиндрах — это твердое вещество, и только при нагревании выше температуры 56,40С переходит в газообразное состояние.

Имидж — всё!

Чтобы создать банк НОУ, самые разные страны, включая США, ЕС и ОАЭ, выделили около 150 миллионов долларов. И почти вся эта громадная сумма пойдет на закуп гексафторида и оплату его транспортировки до Казахстана.

— По грубым оценкам, стоимость одного цилиндра обогащением 4,95 процента составляет около двух миллионов долларов, — объясняет Ходанов. — То есть один только материал будет стоить порядка 120 миллионов. Да плюс недешевая упаковка. Нет, никакой материальной выгоды ни Казахстан, ни Ульбинский металлургический завод от этого проекта не получит. Содержание банка будет обходиться нам порядка двух-трех миллионов тенге в год.

Весь нынешний банк - как огромный ангар. В синих "колбах" хранится закись-окись природного урана

Это прямые расходы на содержание здания и персонала.

— Нам это действительно нужно? У нас есть лишняя пара миллионов?

— Это имиджевый, некоммерческий проект. Взявшись за него, мы продемонстрируем всему миру, что Казахстан — это страна, достойная доверия. Дело в том, что в ядерном цикле есть несколько стадий, и самая чувствительная из них — это обогащение урана. Тот, кто научится обогащать его до пяти процентов, со временем сможет обогатить его и до девяноста процентов. А имея такую технологию, недалеко до изготовления атомной бомбы. И МАГАТЭ крайне заинтересовано в том, чтобы эта технология оставалась в руках лишь ограниченного числа стран.

Сырьё или отходы?

Директор красноярской неправительственной организации "Гражданский центр ядерного нераспространения" Владимир Михеев много лет борется с распространением радиоактивных веществ в мире.

— Не вижу большой проблемы в том, чтобы гексафторид урана хранился на Ульбинском металлургическом заводе, где с ним умеют работать, — утверждает Владимир. — Но уверены ли вы, что вслед за этим рядом с вашим домом не захотят разместить что-нибудь гораздо более опасное? И где гарантия, что под видом гексафторида урана в страну не завезут, например, ядерные отходы?

— Это решение приняло Правительство Республики Казахстан, и обсуждению оно не подлежит, — уверен директор Восточно-Казахстанского областного центра экологической безопасности Геннадий Корешков. — С точки зрения радиационной безопасности банк НОУ никакой угрозы не несет. Это просто наша усть-каменогорская экофобия. Насколько я слышал, по правилам МАГАТЭ здание склада готовой продукции будут укреплять в соответствии с требованиями нашей сейсмичности. Считаю, у нас в городе много других, более важных проблем — радиационные пятна, свалки, газующие автобусы. Вот о чем надо говорить!

Ценный груз привозят по железной дороге

— Как бы мы ни боялись радиоактивного производства, в нынешней жизни от него никуда не денешься, — считает заслуженный энергетик Казахстана Султан Картоев. — Все мы живем в едином мире. Доверив работу с этим материалом непрофессиональной компании в другой стране, мы тоже можем пострадать.

Впрочем, разговоры о том, что другая страна могла бы оказаться менее достойной доверия, в действительности лишь фигура речи. Как признался в интервью газете "Литер" представитель МАГАТЭ, руководитель проекта по созданию банка НОУ в Казахстане Терри Вуд, Казахстан оказался единственной страной, которая откликнулась на предложение агентства разместить у себя подобный "депозит".

По словам Александра Ходанова, первых поставок гексафторида урана в банк НОУ на территории УМЗ следует ожидать года через два. Это время потребуется на то, чтобы закупить нужный объем материала, утрясти все организационные вопросы, а МАГАТЭ — лично убедиться в том, что проект максимально защищен от всех возможных рисков. К экологическим слушаниям будут привлечены не только соответствующие специалисты, но и обычные горожане. Правда, только в том случае, если будет решено построить новое здание для будущего банка. Если его разместят в существующем здании, законодательство Казахстана позволит организаторам проекта обойтись без волеизъявления местных жителей.

Ольга Пинэко-Скворцова

Также читайте