Устькаменогорец Ерболат Кайсаров 8 Марта поздравляет не одну любимую женщину, а сразу пять!

Дружная семья Кайсаровых. Папа, мама, дедушка и пятеро детей.
Фото: 
Ирина Краскова

Для Кайсаровых Международный женский день — почти как Новый год. Глава семейства Ерболат чувствует себя Дедом Морозом. Подарки нужно выбрать для жены и четверых дочерей. Букетами цветов дело никак не ограничится. Младшим представительницам слабого пола — пять и девять лет. А это значит, что помимо роз, парфюмерии и конфет нужно купить еще игрушки.

Индира и Ерболат Кайсаровы живут в двухкомнатной квартире. В их семье пятеро детей. Старшей дочери — 19 лет, самому младшему ребенку — два с половиной года.

— Мы не планировали быть многодетными, — улыбается Индира. — Так сложилось. Мы очень хотели сына. А у нас рождались девочки. Одна, вторая, четвертая...

— А если бы на свет появилась пятая дочка?

— Значит, пришлось бы подумать и о шестом ребенке, — смеется Индира.

***

Кайсаровы легко относятся к жизни, с иронией. Не любят зацикливаться на проблемах. Не жалуются, что нет собственной квартиры. Живут на съемной. В очереди на получение жилья от государства стоят давно. Но пока безрезультатно.

В Усть-Каменогорске Кайсаровы проживают последние десять лет. И за это время они сменили 14 адресов! Впрочем, об этом они тоже говорят с улыбкой.

— Помню наши первые переезды: нам хватало легковой машины. Потом стали обрастать мебелью, детскими вещами, нам потребовалась ГАЗель, две ГАЗели... Теперь уже нужно будет три, — говорит Ерболат. — У меня ведь четыре дочки, жена: представляете, сколько у них нарядов?! А обуви?

Впрочем, к роскоши никто из девочек не привык.

— В 2002-м мы жили в общежитии, муж получал 10 тысяч тенге, из них четыре мы отдавали за жилье, — вспоминает Индира. — Конечно, тогда цены были другие, и детей было только двое. Но я сейчас и сама диву даюсь: из каких продуктов я умудрялась тогда готовить и каким чудом не залазила в долги.

— Я много лет работаю на стройке, и сейчас мне все говорят, что я неправильный строитель. Непьющий, — смеется Ерболат. — Я вообще не пью, категорически. Не раз видел, как люди теряли работу из-за спиртного. Мне терять работу нельзя. Из пятерых детей четверо — девочки, и у меня какая-то особая ответственность перед ними. Не хочу, чтобы они хоть раз увидели папу пьяным.

Ну вы даёте!

— Когда я в университете рассказываю, что у меня три родных сестры и братик, мне не сразу верят. Забавная у людей реакция: при словосочетании «пятеро детей» у многих округляются глаза, — весело объясняет нам самая старшая дочка, второкурсница Ляззат. — Многие не понимают, как мы живем... Мама, папа, нас пятеро и еще дедушка.

— И как на самом деле вам живется?

— Да замечательно! Скучно не бывает! Тихо, правда, тоже...

Как-то однажды к Ляззат зашла однокурсница — они собирались вместе куда-то пойти. Девушка постояла в коридоре, посмотрела, а потом говорит: «У вас так шумно, можно я тебя в подъезде подожду?»

Кайсаровы только плечами пожали. Они не привыкли к тишине, впрочем, как и к безделью. Все занимаются своими делами, и поэтому уровень шума и суеты у них, естественно, выше, чем в обычных семьях.

Самое непростое и высокоорганизованное время для Кайсаровых — это раннее утро. Каждый день начинается... с очереди. Очереди в ванную. Порядок — кто за кем будет принимать водные процедуры — устанавливают с вечера. Каждому отводится не больше пяти минут.  

Сплошные парадоксы

— Интересная закономерность: вот в нашей семье детей стало больше, по идее, свободного времени у нас с женой должно быть меньше, — рассуждает Ерболат. — Но в реальности все наоборот. Когда у нас росли первые две дочки, Ляззат и Ардак, у нас дома была не просто чистота — почти стерильность. Мы мало ходили в гости, вообще мало где бывали. Потому что детей оставить было не с кем. Сейчас мы с женой можем спокойно уйти и на вечер доверить младших детей старшим. Точно знаем: все будут сыты, умыты, довольны.

— Многодетная семья вообще учит самостоятельности, — считает Индира. — Вот наши старшие девочки — они очень рано научились готовить, делать в квартире уборку. Мы не заставляли. Просто я приходила со смены уставшая, девочки это видели и хотели помочь. Самая старшая Ляззат однажды взяла и сама пожарила картошку. Во втором классе училась. Столько лет уже прошло, а я вот до сих не забуду.

Ляззат тоже помнит эту картошку. С улыбкой говорит, что было «вкусновато, но маловато». Не сразу угадала с объемом. Сейчас девушка точно знает, сколько нужно приготовить на большую семью. И она, и 17-летняя Ардак теперь главные хозяйки на кухне.

— Я варю и пеку только по выходным, — поясняет Индира. — Посуду девочки, конечно, моют сами. Установили очередь, кто отвечает за раковину утром, в обед и вечером. Средняя дочка Диана, ей девять лет, следит за чистотой и порядком в комнатах.

В общем, стихи на 8 Марта про то, как помогают маме, — это не просто стихи. Это обычные будни в семье Кайсаровых.

Индира работает. Шесть дней в неделю. Самые младшие дети — Сания (пять лет) и Саят (ему скоро будет три) — остаются на попечение дедушки. Акремхану Кайсарову 75 лет.

— Тяжело ли мне с внуками? А я с ними не чувствую возраста. Когда в доме столько детей, столько энергии, сам становишься моложе, — говорит Акремхан Кайсаров. — У меня в течение дня так много дел. Накормить младших. Сания в нулевом классе, ее нужно проводить в школу, а потом после уроков встретить. Вы же понимаете, с таким ритмом просто некогда болеть.

Доходы-расходы

Мы долго пытали Кайсаровых, на что же в многодетной семье денег уходит больше всего?

Молоко, хлеб, сладости, игрушки?

— Нет, точно не на хлеб: мы покупаем всего одну булку в день. У нас же много девочек, а они все следят за фигурой, — улыбается Индира. — Вот на такси иногда приходится тратиться.

Кайсаровы живут сейчас в новостройке на проспекте Есенберлина. В этот район поздно вечером сложно добраться. Возвращаться из гостей приходится на такси, на двух машинах. В одну Кайсаровы никак не поместятся.

Они с улыбкой говорят о такси, но скромно молчат о том, сколько денег отдают за съемную квартиру и обучение в вузе старшей дочери. Кайсаровы вообще о сложностях стараются не упопинать. Не привыкли сетовать.

— Зачем? В любой семье есть проблемы. Почти в любой семье не хватает денег — вне зависимости от того, один ребенок, два или пятеро, — объясняет Ерболат. Он скромно улыбается и не признается, сколько потратил нынче на подарки к 8 Марта. — А почему никто не спросит, сколько раз меня расцелуют в ответ за подарки? Вы только представьте, сколько нежности, ласки, радости я получу от пятерых любимых женщин! Люблю этот праздник...

Ирина Краскова