В Усть-Каменогорске завершились судебные прения по делу о двойном убийстве на перевале Чечек

В специализированном межрайонном суде по уголовным делам ВКО рассматривается уголовное дело о двойном убийстве на перевале Чечек. Напомним, там 31 марта 2017 года были застрелены жители областного центра Сапар Ашетаев и Айбек Канжекенов. На скамье подсудимых — шесть человек, двое из которых — бывшие сотрудники силовых органов, они же главные подозреваемые. Четверым вменяется укрывательство преступления, передает корреспондент YK-news.kz.

Основные обвинения предъявлены бывшему финполовцу Ернару Сахариеву и его двоюродному брату, теперь уже бывшему работнику управления по борьбе с организованной преступностью ДВД ВКО Таланту Мусабаеву. Также под стражей содержатся четверо родственников и друзей Сахариева.

По версии следствия, которую огласил в зале суда процессуальный прокурор Бауржан Кадырмолданов, причиной убийства стал давний конфликт между Сахариевым и Ашетаевым, которые прежде приятельствовали. По информации следствия, в августе 2014 года Ашетаев нанес ножевое ранение Сахариеву. Как рассказал прокурор, пострадавший провел в больнице восемь дней. Свидетелем нападения мог быть Айбек Канжекенов. По словам адвоката Сахариева, его подзащитный не стал заявлять на приятеля в полицию, а в больнице сказал, будто напоролся на штырь. В дальнейшем Сахариев переехал в Астану, где до 28 марта 2017 года работал в службе безопасности Верховного суда, но затаил обиду на Сапара и Айбека. По версии защиты, спровоцировать Сахариева на расправу с бывшими приятелями могли оскорбительные слухи — якобы Ашетаев рассказывал, будто помочился на голову "Ернара-финика".

По данным следствия, 29 марта 2017 года Ернар Сахариев положил в багажник автомобиля зарегистрированное на его имя охотничье ружье и отправился из Астаны в Усть-Каменогорск. 30 марта в областном центре Сахариев встретился со своим родственником Талантом Мусабаевым, сотрудником УБОП ДВД ВКО, а затем позвонил Айбеку Канжекенову — родственнику Ашетаева, которому тот доверял — и попросил встретиться с ним в районе КШТ. При встрече Сахариев сказал Канжекенову, что якобы его и Сапара хотят задержать сотрудники полиции за хранение наркотиков. По информации гособвинителя, на встрече присутствовал и Мусабаев.

Айбек Канжекенов передал Сапару Ашетаеву слова Сахариева о якобы готовящейся провокации и предложение встретиться, чтобы обсудить кое-какие вопросы. 31 марта произошла встреча.

— Предложив покурить марихуану и поговорить без свидетелей, Сахариев на своем автомобиле вывез Мусабаева, Ашетаева и Канжекенова на перевал Чечек, — озвучил версию следствия прокурор Кадырмолданов.

Расследование установило следующие обстоятельства преступления. По приезде убоповец Мусабаев вышел из машины и отошел в сторону. Сахариев достал из багажника ружье и выстрелил Сапару Ашетаеву в грудь. Вторым выстрелом он ранил Айбека Канжекенова, тот пытался спастись бегством, но Сахариев, перезарядив ружье, выстрелил еще раз. После этого он произвел контрольный выстрел в голову обоим мужчинам и оттащил тела в кювет.

— Все это время Мусабаев не препятствовал Сахариеву, — отметил прокурор.

После расправы двоюродные братья отправились в район КШТ. Они созвонились с родственником — Дидаром Бадигуловым, которому Сахариев рассказал об убийстве. Он поставил автомобиль в гараж Бадигулова, почистил ружье и переоделся. После этого Ернар попросил Дидара съездить в магазин и купить спиртное. Во время распития Сахариев позвонил еще одному родственнику — Асхату Сейтсаданову — и попросил приехать. Когда тот приехал на своей машине, Сахариев рассказал ему о преступлении.

— Он попросил Сейтсаданова и Бадигулова спрятать трупы, — рассказал процессуальный прокурор. — На двух машинах они приехали на место преступления.

Там Сахариев и его родственники погрузили трупы в багажник авто. Перед этим Ернар обшарил карманы погибших и забрал сотовые телефоны, ключи от автомобиля, банковскую карту и удостоверение личности. Позже автомобильные ключи и сотовые телефоны он выкинул в Иртыш.

Бадигулов и Мусабаев разъехались по домам, а Сахариев и Сейтсаданов на двух машинах отправились в Уланский район в село Ново-Одесское к родственникам. Мужчины оставили «Мерседес» Сахариева, в багажнике которого находились тела убитых, в гараже родных. Последние не имели никакого представления о страшном содержимом иномарки. На машине Асхата Сейтсаданова мужчины вернулись в Усть-Каменогорск. Возле АЗС Сахариев пересел в автомобиль к брату Дидара — Мейыру Бадигулову, которого ранее вызвонил по сотовому. Ернар рассказал Мейыру о преступлении, также он позвонил Азамату Смакову — жителю Ново-Одесского. Сахариев попросил Мейыра и Азамата помочь захоронить трупы.

В качестве места выбрали выгребную яму недостроенного туалета во дворе дома Смакова.

После того, как тела опустили в яму, Сахариев велел Азамату и Мейыру закопать яму, а сам сжег в печи одежду, в которой был в момент убийства, и документы погибших. После этого Сахариев уехал в Астану, где сжег свой автомобиль.

Гособвинитель запросил для Сахариева 20 лет и два месяца лишения свободы за убийство и уничтожение документов. Для Мусабаева прокурор попросил 19 лет за пособничество в убийстве и бездействие по службе, повлекшее тяжкие последствия. Для остальных фигурантов — четыре года заключения за укрывательство преступления.

Родные погибших просили суд назначить Сахариеву и Мусабаеву пожизненное заключение. Выступая, жены и матери погибших не могли сдержать слез. У Канжекенова остались трое детей, у Ашетаева — двое.

Защита подсудимых не согласилась с предъявленным обвинением. Адвокат Сахариева настаивала, что статью обвинения следует изменить на убийство в состоянии аффекта, что заметно смягчит наказание. По версии защиты, обвиняемый хотел лишь ранить погибших в ноги, однако после первого выстрела у него помутился разум и он начал беспорядочно стрелять. Сестра Сахариева, выступавшая в качестве его общественной защитницы, заявила ходатайство, где указала, что, находясь под арестом, Сахариев ведет себя неадекватно, почти не воспринимает реальность и считает себя «посланником бога». По ее мнению, результаты судебно-психологических экспертиз, признавших главного подозреваемого вменяемым, вызывают сомнения. Защитница настаивала еще на одной. Суд отклонил ходатайство.

Защита Мусабаева просила суд оправдать экс-полицейского по обвинению в пособничестве в убийстве.

— Когда это происходило, меня рядом не было, я испугался и убежал, — оправдывался бывший убоповец. — Я не знал, что Ернар изначально хотел их убить. Я бы это предотвратил. Я не смог задержать Ернара, он был агрессивен, угрожал меня убить.

По информации защиты Мусабаева, он совершил явку с повинной, что помогло раскрыть преступление. По данным гособвинения, в уголовном деле этот факт не отражен.

В завершение прений все подсудимые попросили прощения у близких потерпевших. Следующее заседание суда назначено на 6 октября.

Михаил Потапов

Добавить комментарий

Условия размещения комментариев.

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта. Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие действующее законодательство, в том числе высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, оскорбления конкретных лиц или любых групп граждан.

Кроме того редакция YK-news.kz оставляет за собой право удалять комментарии, которые не удовлетворяют общепринятым нормам морали, преследуют рекламные цели, провоцируют пользователей на неконструктивный диалог, оскорбляют авторов комментируемого материала, а также содержащие ненормативную лексику и ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.

Обращаем ваше внимание, что максимальное количество знаков в сообщении не может превышать 500 символов.