Трагедия в Риддере показала, что чужой беды не бывает

22 мая 2021, 9:18
Сейчас читают:
Трагедия в Риддере показала, что чужой беды не бывает Трагедия в Риддере показала, что чужой беды не бывает
Трагедия в Риддере показала, что чужой беды не бывает
Красный Полумесяц Казахстана в рамках проекта "Карта Помощи", реализуемого совместно с Фондом Булата Утемуратова и Fortebank, 17 мая выдал 30 пострадавшим семьям банковские карты номиналом в миллион тенге

Катастрофа, случившаяся в моногороде, без преувеличения потрясла всю страну. Горе, свалившееся на жителей лесного микрорайона, никого не оставило равнодушным — от президента страны до рядового гражданина. Кто-то ограничился тем, что выразил сочувствие. А кто-то помогал погорельцам не только добрым словом, но и самым горячим участием.

В нескольких метрах от ада

День 10 мая для Владимира Тюменцева начался буднично. Первая половина его прошла в повсе­дневных хлопотах по дому и огороду. После обеда мужчина, раскочегарив мотоблок, собирался вспахать участок под картошку.  Но от сельхозработ его отвлек столб дыма, поднявшийся над лесом. А через несколько минут супруга Ольга Яковлевна сообщила, что прочла в сетевом паблике о начавшемся недалеко от территории поселка пожаре.

— Немного погодя услышали сирену, — вспоминает Владимир Павлович. — Пожарные туда поехали. Надеялись, что быстро потушат. Но позже поняли, что дым подбирается ближе. Я растянул шланг, насколько возможно, и стал поливать землю вокруг дома. Там до дороги — сухая трава. Вдруг пойдет низовой пожар, чтобы трава не загорелась. Сушь такая стояла.

А тем временем зловещий дым стал быстро приближаться к поселку.

— Пошел страшный гул и стала надвигаться чернота, — продолжает Владимир. — Я все поливал дом, пытался его спасти, но вода мигом сохла. Мы побросали вещи и документы в машину. Она уже заведенная стояла. Я еще успел собаку отстегнуть. Пока я выгонял машину из гаража, дом уже загорелся.

Мужчина повел машину вниз по улице, чтобы вы­ехать на шоссе, ведущее в город. Но оказался заблокирован. Вокруг бушевало пламя, а на проселке стояли пожарные автомобили, из которых тянулись шланги. Между ними и попала легковушка Тюменцевых. Единственный путь к спасению — дорожка через ручей.

— Попробовал проехать через него, пропорол колесо. Все. Машина встала. И тут рядом дом загорелся. Крикнул жене, чтобы спасалась. Она убежала на дорогу, а я остался сидеть рядом с полыхающим строением. Мне деваться некуда. На своей улице, рядом с соседним домом.

Находящийся поблизости пожарный автомобиль стал тушить горящее здание. А затем сменился ветер и сразу стало чище. Владимир успел выскочить из машины и побежал к трассе. А чеэсникам крикнул, чтобы машину полили, потому что от дома шел такой жар, что мог взорваться бензобак. Мужчина выбрался на шоссе, где нашел плачущую супругу.

— Я стал Олю успокаивать, а потом слышим: "Бабах!!!" Мы подумали, что машина наша взорвалась. Потом пожарные нашу улицу потушили, а огонь ушел дальше на Лихачева.

Очередная перемена ветра позволила Тюменцевым вернуться к своей машине. Выяснилось, что хлопок, который они слышали с дороги, вовсе не был вестником гибели родного "Рено". Лопнуло колесо, в которое попала горящая головешка. Соседи, которые тоже находились рядом, помогли поставить запаску, и Владимир с Ольгой смогли, наконец, покинуть опасную зону.

— Дома сгорали за минуты, — качает головой Владимир. — Две минуты — и нашего жилища не стало.

Многим жильцам четырех улиц, прилегающих к территории Риддерского лесхоза, этот роковой день принес такие же потери.

— Как-то прогуливались по лесу и жена сказала, что хотела бы на этом месте построить дом, — делится воспоминаниями Михаил Казаков. — Я загорелся, сила была. Начали помаленьку строиться. Время было трудное — 1993 – 1995 годы. Сами знаете, разруха. Где-то люди добрые помогали, где-то сами покупали стройматериалы. Дом получился добротный. В этом году уже огород посадили, теплица была. Жена, конечно, переживает. Буквально два года назад у нас погиб сын. И ребенка потеряли, а теперь остались и без своего дома.

У Константина Карыпова, ближайшего соседа Тюменцевых, в огне погиб­ли куры, ниже по улице сгорела стайка с поросятами. Многие погорельцы до сих пор не могут найти своих домашних питомцев, в ужасе разбежавшихся от надвигающейся стены огня.

Житель улицы Сосновый бор Сергей Глазырин успел вывести из опасной зоны дочку и сына, но все документы достались стихии. А Кайрат Исинев лишился не только дома и всех надворных построек, но и машины, оставленной в гараже. Мужчина в суматохе потерял жену и очертя голову ринулся на втором автомобиле на пылающую улицу.

Сергей Глазырин с детьми

— Я проехал эту улицу, видел этот ад, — не без содрогания вспоминает Кайрат Адильбекович. — У меня на участке сгорели все надворные постройки, у дома провалилась крыша и начал гореть гараж. Телефон разрывался, но не было возможности взять трубку. А это дети звонили, что мама нашлась. Я узнал об этом потом, когда выехал на чистое место.

Помощь подоспела

Сейчас, неделю спустя, страшные картины пожара слегка отодвинулись, но не забылись. Стихия полностью уничтожила 31 дом, а на семи участках сгорели хозпостройки. Пожар унес одну человеческую жизнь, а двое обитателей злополучных улиц получили страшные ожоги.

Для тех, кто пережил разгул стихии, на первый план вышли насущные нужды, которых оказалось столько, что не под силу справиться в одиночку.

— Сначала омшаник вспыхнул, потом баня, потом стайки, — сетует Константин Карыпов. — А затем уж и гараж, и дом. Мы даже не успевали отреагировать. У нас три жилища рядом и все — дотла. Моя мать спрятала в подполе 350 тысяч тенге на смерть. Старой закалки она, банкам не доверяет. Все они сгорели. И картошка там вся спеклась.

Некоторые потерявшие жилье и имущество риддерцы рассредоточились по знакомым и родственникам. Часть пострадавших ТОО "Казцинк" разместило в заводском профилактории на территории моногорода. Здесь они будут пребывать до того момента, как окончательно решится вопрос с постоянным жильем. Погорельцы получили не только кров, но и бесплатное трехразовое питание, а также психологическую и врачебную помощь.

— Приехали сюда, нам сразу организовали питание, — рассказывает Ольга Тюменцева. — Просто заставили нас поесть, ведь нам в горло кусок не лез. Разместили, заселили в номера. Душевным теп­лом обогрели. Все о нас заботятся. Конечно, нас приглашали и друзья, и соседи. Но мы понимали, что без жилья мы надол­го. И не хотели никого напрягать. Поэтому, когда предложили заселиться в профилакторий, мы решили воспользоваться этой возможностью.

— Очень вкусно и разнообразно готовят, и все стремятся нам что-то вкусненькое подать, уговаривают попробовать и то, и это, — добавляет ее супруг. — Улыбаются, подбадривают нас работники столовой.

После страшных переживаний у инструктора по физкультуре Ольги Яковлевны впервые разыгралась гипертония. Медработник профилактория несколько дней не спускала глаз со своей пациентки.

— Она следила за моим здоровьем, ходила ко мне, проверяла, — перебирает воспоминания Ольга Тюменцева. — Когда стало совсем плохо, вызвала "скорую". И пока мне легче не стало, не ушла. И потом в течение двух дней звонила и справлялась о моем здоровье. А я даже имени ее не знаю.

В будний день в коридорах профилактория безлюдно. Большинство оби­тателей на работе. Часть пострадавших — в присутственных местах. Восстанавливают документы. Некоторым уже разрешили расчистку сгоревших участков.

На следующий день после пожара всех пострадавших собрали в Риддерском доме культуры, куда приехали представители власти и крупных предприятий. На собрании присутствовал и аким области Даниал Ахметов, спешно прилетевший в город.

— Нам сказали, что в микрорайоне Ботаника будет построено 32 дома для тех, кто остался вообще без жилья, — сообщил нам погорелец Сергей Глазырин. — Через три месяца, говорят, будет у нас свой дом. Такой же по метражу, как был до пожара.

Позже желающие смогли совершить экскурсию на строительную площадку, где уже выкопаны котлованы под будущие коттеджи.

— Мы верим, что дом нам построят, — убежден Кайрат Исинев. — Ведь президент наш не бросает слов на ветер. Я надеюсь на лучшее. Это будут каменные дома, трехкомнатные: две спальни, зал, кухня-студия. Котельная — отдельно. Туалет, ванная в доме. Десять соток земли. Дом около 80 квадратов. Стены трехслойные с утеплителем. А надворные постройки сами пристроим, руки и ноги есть. Лишь бы было где зимовать. Если они сдержат слово и построят дома к 15 сентября, то мы хоть что-то успеем. Хотя бы углярки и дровнички пристроим, навесы для машин.

Многие, как и Кайрат, уже мечтают о том, как будут благоустраивать новое жилище. Тюменцевы, например, озабочены вопросами водоотведения, ведь район расположен у подошвы гор, и нужно будет подумать о том, куда пойдут склоновые стоки.

А тем временем на пепелище вовсю идет процесс оценки ущерба, причиненного людям огненной стихией. Часть его уже определена, и хозяева сгоревших домов приступили к разбору завалов. Многие из них работают на участках, пытаясь собрать то, что уцелело в пламени.

— После того как будут составлены акты, компания обещала предоставить нам помощь в размере миллиона тенге, — проинформировал один из пострадавших — работник ТОО "Казцинк". — После всей этой беды Казцинк предоставил нам жилище, кормит нас, посильную помощь оказывает.

На несчастье риддерцев откликнулись все районы Восточного Казахстана. На счет общественного объединения "Риддерская Ассоциация предпринимателей "Бірлік" перечислены миллионы тенге. Кроме того, из всех уголков региона в Риддер шли автокараваны с продуктами и товарами первой необходимости для пострадавших. Помощь погорельцам оказали предприятия и организации Усть-Каменогорска, Семея, Глубоковского, Курчумского, Урджарского и других районов.

Сотрудники акиматов всех уровней, управлений и государственных учреждений ВКО в рамках благотворительной акции "Риддер, мы вместе!" перечислили однодневный заработок в фонд "Бірлік". В сборе гуманитарной помощи участвовали члены партии "Nur Otan", студенты и преподаватели вузов, сотрудники предприятий, предприниматели, волонтеры и просто сочувствующие восточноказахстанцы.

В самом Риддере в процесс оказания помощи активно включились местные бизнесмены.

— Кафе "Лакомка" очень помогло, — проинформировала нас Ольга Сайфутдинова, сотрудница Молодежного центра, где аккумулируются все запасы продуктов и вещей, присланных в рамках гуманитарной помощи. — Все пострадавшие от пожара могли прийти до определенного времени в кафе и покушать. Их кормили бесплатно утром, в обед и вечером. Также очень многие предприниматели организовали за свой счет помощь материалами и инвентарем. Они сделали такие наборы: чайник, плита, утюг. А еще одеяла, полотенца и постельное белье. Каждой семье все это было вручено.

Кроме того, помощь риддерцам оказали и благотворительные фонды. Красный Полумесяц Казахстана в рамках проекта "Карта Помощи", реализуемого совместно с Фондом Булата Утемуратова и Fortebank, 17 мая выдал 30 пострадавшим семьям банковские карты номиналом в миллион тенге. Среди пострадавших от пожара оказались 16 детей, и благотворительный фонд "Dauletten" десяти из них — школьникам — вручил планшеты "Самсунг". А шесть дошколят получили от фонда по 50 000 тенге.

Люди с большой буквы

Особую благодарность пострадавшие в риддерском пожаре высказывают в адрес волонтеров, которые не оставляли их своей заботой с самого дня катастрофы.

— Волонтеры нам очень помогли, но они люди очень скромные. Мы их знаем по именам — Лена, Кристина, Настя, — перечисляет Ольга Тюменцева. — Мы были в шоке и сами не сразу включились в процесс поиска, составления списков пострадавших. А они стали выяснять, кто в чем нуждается. Собрали деньги. И мы всю эту помощь получили, кто бы что ни говорил. Я страдаю остеохондрозом и не могу спать на большой подушке, а тут в профилактории именно такая. Они мне привезли маленькую подушку буквально через два дня. И тонометр привезли. Муж остался без очков — они и их достали. Выспрашивали, чего нам не хватает. Столько заботы, столько внимания! Я бы, честно говоря, в ноги им поклонилась за то, что они для нас сделали. Они говорят: "Мы делали то, что хотели от души. Видели вашу боль, нам это было небезразлично".

А ее муж припомнил, как некая женщина на улице запросто вложила ему в ладонь купюры. Когда потрясенный Владимир спросил, кто она такая, незнакомка пожала плечами и ответила: "Просто человек".

В Молодежном центре тоже с теплом говорят о работе добровольных помощников.

— Волонтеры города очень хорошо организовались, — отмечает Ольга Сайфутдинова. — Они помогали людям с доставкой. Если у кого нет личного транспорта, то в свои машины загружали эту помощь, доставляли, куда нужно, и даже разгружали. Они же помогают погорельцам разгребать завалы.

Еще один труд взяли на себя бескорыстные помощники. По пепелищам собирают разбежавшихся домашних питомцев и помогают определить их в приют "Мохнатые лапки".

— Волонтеры ездили по бору, собирали разбежавшихся собак и кошек, оказывали им помощь, искали хозяев, — просветила нас Ольга Яковлевна. — Это же такой труд! Нам тоже фото присылали, но мы пока свою кошку не нашли. 

В целом, благодаря поддержке людей, которые не остались равнодушными, погорельцы возвращаются к нормальной жизни. Постепенно приходят в норму нервы, восстанавливаются документы и привычный ритм жизни. Но, конечно, есть вещи, которые уже не вернуть. Для Ольги Тюменцевой — это сгинувшие в пламени боевые и трудовые медали отца, для Кайрата Исинева — семейные фотографии и грамоты за ударный труд в Бутаковском лесничестве и на ТОО "Казцинк". Удалось сберечь главное — жизнь, а остальное, дай бог, образуется.

Мира Круль
Фото предоставлено ОВП города Риддера

Также читайте