Агентство по борьбе с коррупцией: поборы в школах провоцируют сами родители

По мнению некоторых чиновников, в школьных поборах виноваты родители

Сферу образования в Казахстане на государственном уровне признают одной из самых коррумпированных систем. Тема школьных поборов не сходит с уст чиновников. Антикоррупционеры выступили с новой инициативой: запретить школьные родительские комитеты. По версии чиновников, именно они занимаются сборами денег. В чём же причина? Образовательные учреждения погрязли в воровстве? Или государственные мужи просто не умеют считать?

Кто не доверяет школе?

Антикоррупционные мероприятия в сфере образования ВКО проводятся в последнее время в среднем раз в две недели. Директоров школ воспитывают департамент по делам госслужбы и противодействию коррупции, городской акимат, Общественный совет.

Но обвинения в адрес школ продолжают звучать с высоких трибун. Заместитель председателя Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Олжас Бектенов на республиканском онлайн-совещании 11 сентября на всю страну заявил, что школам выделяется достаточно средств на любые нужды и потому требовать денег с родителей они не должны.

27 сентября в ВКГУ организовали специальную научно-практическую конференцию, посвящённую вопросам формирования антикоррупционной культуры в обществе.

Образование в Казахстане считается одной из самых коррумпированных систем, — признала в своём выступлении руководитель областного управления образования Сайрангуль Жумадилова и тут же робко заявила: — Для представителей системы образования такая оценка где-то обидна, где-то оскорбительна. Но где-то, может быть, есть факты, которые нас не красят. И нам надо сделать всё, чтобы этого клейма на нас не было.

В качестве мер, которые должны поставить решительный заслон коррупции, Сайрангуль Жумадилова назвала приказ о запрете сбора денежных средств с родителей и законных представителей, выпущенный управлением 15 августа 2018 года. А добровольные пожертвования собираются поставить под контроль через открытие спонсорских счетов, куда поступают благотворительные средства. По информации руководителя управления образования, такие счета на сегодняшний день созданы в 44 процентах образовательных учреждений. Они разрешены законом, по этому поводу есть соответствующий приказ Министерства финансов РК.

Но даже эта практика вызывает подозрения у восточноказахстанских борцов с коррупцией.

Не окажется ли так, что основными спонсорами снова будут родители? — задаёт вопрос заместитель руководителя департамента по делам госслужбы и противодействию коррупции Рустем Тамабаев. — Мы знаем, что есть эта проблема по всей республике — поборы в школах. Сейчас вы говорите: "Открывайте спецсчета, это законно!" Законность мы не оспариваем. Но кто их будет пополнять? Я понимаю, если крупные предприятия города, области, а то опять родители учеников.

В этом вопросе областное управление образования, кажется, не уверено и само.

Это сейчас обсуждается, — признала Сайрангуль Жумадилова. — Кто должен открывать этот счёт и вести его? Бухгалтерия школы? А если родители не доверяют школе? Тогда попечительский совет сам будет открывать этот счёт. Но не должно быть такого, что родителей обяжут сдавать по 200, по 500 тенге на оказание какой-то материальной помощи учреждению образования. Здесь добровольная форма.

А откуда берётся недоверие, о котором говорят чиновники? И кто в действительности не доверяет школам? Руководитель департамента по делам государственной службы и противодействию коррупции по ВКО Жанна Кабдолдакызы на одном из совещаний признала, что за всю историю существования департамента ни одной письменной жалобы от родителей нашей области не поступило. Однако чиновники считают, что люди просто боятся преследования, которому могут подвергнуться их дети.

Давайте посчитаем!

Неужели наши образовательные учреждения настолько погрязли в злоупотреблениях, что гребут родительские деньги в собственный карман на непонятные нужды и репрессируют учеников, чьи родители рискуют на это пожаловаться? Или причина в том, что наши власти, мягко говоря, лукавят, когда утверждают, что нужды организаций образования финансируются из бюджета в полном объёме?

Мы попросили прояснить этот вопрос руководителей школ, которых чаще всего и обвиняют в злоупотреблениях и поборах.

Всё, что необходимо для нормального функционирования, мы никогда не получали, — рассказал на условиях анонимности директор одной из школ Восточно-Казахстанской области. — По большому счёту финансируются из бюджета заработная плата и коммунальные услуги. Видимо, по мнению чиновников, других расходов у школ быть не должно. А ведь это совсем не так!

Наш источник предоставил нам отчёт по бюджету школы по состоянию на 1 января 2018 года. Какие же статьи расходов просматриваются там?

На первом месте идут оплата труда и налоги. Вторая по величине статья расходов – оплата комуслуг и связи (отопление, холодная и горячая вода, канализация, услуги связи и электроэнергия).

Поскольку школа, о которой идёт речь, осуществляет подвоз детей из близлежащих населённых пунктов, государство выделяет деньги на ГСМ, запчасти и оплату транспортных услуг.

Среди прочих расходов — приобретение хозтоваров, канцтоваров, мыломойки и линолеума в один из учебных кабинетов. Оплата услуг, на которые государством выделены деньги, — это дератизация помещений, обслуживание пожарной сигнализации, финуслуги, вывоз мусора, установка и подключение точек доступа Wi-Fi.

А теперь о том, на что деньги для данного учреждения образования не предусмотрены. Директор рассказал, что учреждению образования требуются деньги на ремонт мебели в классах. К слову, парты в ней — ровесники самой школы, а ей более 30 лет. Надо заменить прогнившие полы. В числе нужд указаны крупные затраты, которые необходимы старому зданию: ремонт фасада, замена оконных рам.

Последнее — вообще, особая боль. Прогнившее дерево крошится, и рамы выпадают при сильном порыве ветра. Такой эпизод автор этих строк наблюдал однажды собственными глазами в одной из городских школ. Великое счастье, что в тот момент за партой, на которую упало стекло, не сидел никто из детей. К сожалению, бюджетные заявки на такие крупные работы удовлетворяются далеко не каждый год.

Но и постоянные строки бюджета регулярно недофинансируются. Так, на мыломоющие средства государство выделило девять тысяч тенге, тогда как по санитарным требованиям, с учётом количества учеников, их требуется в десять раз больше. Если не будет надлежащей уборки помещений, образовательная организация не имеет права принимать детей.

Не нашлось строки на обслуживание, ремонт или замену ламп дневного света, установленных по проекту много лет назад. А ведь выходят из строя и сами лампы, и стартеры к ним.

Не предусмотрены ремонт, обслуживание и замена оргтехники, которая устаревает морально и физически. Деньги на подписку периодических изданий и учебной литературы для учителей также не выделяются.

После вступления в обновлёнку необычайно остро встал вопрос канцелярских принадлежностей и бумаги. Всё это требуется в огромном количестве в каждом классе каждый день. Свои внутренние документы школы давно уже печатают на обороте ранее использованных листов. Но на чём, чем и за какие средства печатать многочисленные контрольные работы (так называемые СОРы и СОЧи – прим. ред.)? На каждого ребёнка уходит в среднем по полтора - два листа формата А4 за одну контрольную. Таких контрольных по каждому предмету — до трёх за четверть.

Я уже не говорю о том, что на ремонт учебных классов деньги не выделялись никогда, — напоминает директор. — Он осуществлялся испокон веков за счёт родителей либо, если они не согласны участвовать, — из кармана учителей и их собственными руками!

Эту информацию подтвердили два учителя городских школ. Одна затратила 25 тысяч тенге на ремонт своего кабинета, другая выложила из своего кармана на наглядные пособия 17 тысяч тенге.

Когда учитель вкладывает тысячами свои деньги, никто не считает это противозаконным! — возмущается педагог. — А с родителей он не может потребовать, чтобы они купили пропись для собственного ребёнка. Это уже коррупционное преступление. А как учить первоклассника письму без прописи?

Но вернёмся к финансовому отчёту нашего источника. Самое главное — мы не увидели в документе средств, выделенных на текущий ремонт школьного здания. А ведь в детском учреждении бьются стёкла, ломаются стулья, отваливается штукатурка. Почему же эта строка финансирования отсутствует? Директор небрежно составил заявку? Или эти расходы просто не предусматриваются бюджетом? А когда они возникают, кто должен вынуть деньги из кармана? Директор, учитель, родитель?

Комитет — под запрет!

Впрочем, родители тоже вышли из доверия у наших чиновников. Девятого октября казахстанские информагентства огорошили общественность очередной сногсшибательной инициативой борцов с коррупцией в образовании. Как сообщила руководитель столичного департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Жазира Жылкышиева, инициаторами поборов нередко выступают сами родители. По словам чиновницы, 87 из 100 респондентов признались, что хотя бы раз сдавали деньги на нужды школы. Правда, при этом ни один из родителей не заявил открыто о поборах.

Ретивые чиновники взялись расследовать этот парадокс и обнаружили "корень зла". Виновниками и инициаторами "школьных поборов" теперь объявлены… сами родители.

В основном сборы средств проводятся так называемыми родительскими комитетами. Проектным офисом внесено предложение в Министерство образования и науки о запрете родительских комитетов, так как их деятельность не регламентирована и создает почву для проявления бытовой коррупции, — заявила Жазира Жылкышиева.

Хотим напомнить, что родительские комитеты существовали в школах всегда. Этот добровольный орган занимается не только материальными нуждами своего класса, но и вопросами воспитания детей. Комитеты решают организационные вопросы: возят детей на экскурсии, организуют им праздники и подарки.

Они же всегда брали на себя ремонт классной комнаты. Кстати, в советское время родители и дети белили и красили свой кабинет собственными руками — в рамках трудового воспитания. Сегодня предпочитают собирать на это деньги. С точки зрения Агентства по борьбе с коррупцией — непростительных грех.

Но не приведёт ли ликвидация родительских комитетов к полному отчуждению родителей от образовательного учреждения, где обучаются их дети?

Честно говоря, я теперь боюсь отправлять своего ребёнка в такую школу, — прокомментировала эту новость Ирина Cвиридова, мать двоих детей. — Деньги выделяют далеко не на всё, и помогать нельзя.

А теперь хочется задать нашим доблестным чиновникам вопрос: изучал ли кто-нибудь из них реальный бюджет какого-либо образовательного учреждения? Много ли видели наши антикоррупционеры идеальных школ, в которых ничего не валится, не течёт и не бьётся? А если нет, то кто и из какого кармана должен оплачивать эти нужды? И что станет со школами в тот день, когда родители перестанут им помогать?

Ирина Плотникова