Количество людей, страдающих игровой зависимостью, растёт

Уже несколько лет депутаты Мажилиса РК выступают с инициативой перенести все букмекерские конторы в Капчагай и Щучинск, туда же, где сейчас расположены игровые зоны казино. Причина проста — с каждым годом в стране увеличивается число людей, которых буквально сводят с ума ставки на спортивные события. Они теряют не только голову и здравый смысл, но и квартиры, машины. От них уходят жены, разрушаются семьи, отворачиваются друзья. Лудомания (игровая зависимость) — это уже не термин из далекого Лас-Вегаса, это наша с вами реальность. Обыденная — и от того еще более страшная.

35-летняя Татьяна Рыкова (имя изменено) знакома с игровой зависимостью не понаслышке. Букмекерские конторы и ставки на спорт "забрали" у нее мужа. Теперь она воспитывает свою дочь в одиночестве на съемной квартире. Их уютное семейное гнездо за долги по кредиту отошло банку.

Вы не поверите, но я даже ролики на YouTube спокойно смотреть не могу, — с волнением произносит Татьяна. — Как только слышу рекламу про ставки и все эти конторы, хочется чем-нибудь тяжелым в ноутбук запустить. Это же настоящий наркотик. Человек просто становится как зомби, его ничего не интересует, кроме ставок. Он забывает о том, что является главой семьи, что должен быть опорой и защитником. Все деньги уходят туда. Да и сам человек полностью растворяется в этом процессе.

Начиналось все довольно безобидно. Несколько раз муж приносил жене цветы и подарки без повода — объяснял, что удачно поставил на футбол и удалось "поднять" кругленькую сумму. Наивная Татьяна радовалась презентам и не сразу заметила тревожные изменения в поведении теперь уже бывшего супруга.

Вначале казалось: ну что такого? Он же мужчина, смотрит футбол с приятелями, поставил один или два раза, — поясняет женщина. — Там и суммы были не запредельные, тысяча-две тенге. Не влияло на семейный бюджет, я и не обращала внимания. А когда поняла, что на самом деле происходит, было уже поздно.

Муж буквально пропадал в букмекерских конторах, а денег в семье не стало совсем. Редкие выигрыши сразу же становились новыми ставками. Избранник Татьяны уверял, что нужно только немного подождать — и все наладится. Сыграет удачная ставка, и они с женой "сорвут джекпот". Главное — не прекращать. Татьяна плакала, скандалила, пыталась контролировать мужа и не пускать его никуда, кроме работы, но все было впустую. О том, что квартира, в которой они живут, заложена в банке, женщина узнала от судебных исполнителей. Недвижимость была оформлена на мужа. Татьяна и подумать не могла, что он сможет так поступить с их домом. Ушла. Подала на развод.

Конечно, я продолжала его любить, — с горечью говорит Татьяна. — Но жить с этим человеком было просто невыносимо. Проиграв, он становился агрессивным, требовал денег, чтобы отыграться, не обращал внимания ни на пустой холодильник, ни на плачущего ребенка. Какое-то время после развода он совершал попытки наладить контакт, а потом пропал. Знаю от знакомых, что обретается сейчас непонятно где и продолжает играть. У человека уже нет будущего.

Азартная болезнь

Эта история — всего лишь одна из многих. Сама Татьяна рассказала, что, когда в прямом смысле пыталась вытащить мужа из букмекерской конторы, видела там таких же, как она, несчастных женщин. "Можно клуб бывших жен игроков открывать", — грустно улыбается она.

Игровая зависимость — явление, если сравнивать с алкогольной или наркотической, довольно новое. Это патологическая склонность к азартным играм, при которой у человека снижаются или полностью теряются профессиональные, социальные, материальные, семейные и духовные ценности. Болезнь имеет свой код в системе международных кодов заболеваний и официально признана. Широкое ее распространение отмечено с 1970-х годов, когда у людей возрос интерес к игровым автоматам. Именно с "одноруких бандитов" началась фактически эпидемия игромании. Сегодня в списке зависимостей не только автоматы и казино, но и ставки на спортивные события. Букмекерские конторы стали для зависимых игроков вторым домом. Связано это еще и с тем, что казино в Казахстане официально работают только в игровых зонах в Капчагае и Щучинске.

Я играю уже почти 10 лет, — говорит 28-летний Медет. — Пришел в букмекерскую совсем пацаном, какие там деньги тогда были? Минимальная ставка 500 тенге. Приходишь с тысячей — и сидишь выбираешь, на что поставить. Гоняешь эту тысячу туда-сюда, в итоге уходишь ни с чем. Потом, когда начал работать, стали подниматься и ставки. Выигрываю ли? Бывает. Однажды с двух тысяч тенге удалось заполучить около 400. Телефон купил новый, а остальное также на ставки и спустил. Это азарт. Особенно ставки в режиме live, когда ты видишь, к примеру, что происходит на футбольном поле или теннисном корте. Думаешь, ну вот сейчас точно угадал, а там пас кривой — и все: ты проиграл.

Признаетесь, что зависимы?

Нет, я же работаю, деньги зарабатываю, девушка у меня есть, в кино с ней ходим, в кафе. Это не зависимость, а увлечение. Лучше же, чем водку пить, правда?

В этом, к слову, уверены многие игроки. Они говорят, мол, не наркоман, не алкоголик, людей не граблю ради дозы — что плохого в ставках. Однако психологи утверждают, что подобная зависимость может обернуться последствиями гораздо более страшными для психики, чем алкоголизм.

Человек, который зависим от игры на деньги, будь то казино или ставки на спорт, никогда не признается в том, что болен, — объясняет тонкости психолог Ирина Третьякова. — На моей практике не было клиентов с подобными расстройствами. А между тем это действительно опасно. В момент проигрыша у человека может случиться такой криз, что он способен даже пойти на самоубийство. Это, конечно, самое страшное последствие. Но есть и другие проблемы. Игры приводят к тому, что у людей теряются нравственные ориентиры, пропадает интерес к чему бы то ни было, кроме ставок. Они начинают обманывать близких, изворачиваться, занимать деньги, брать кредиты. Как следствие, проигрывают все деньги, остаются в долгах. А это, в свою очередь, может привести к тяжелейшей депрессии, которую уже нельзя будет вылечить простым визитом к психологу. Помимо того, игровая зависимость частенько сочетается и с алкоголизмом: выиграл — выпил от радости, проиграл — от расстройства.

Психолог рассказала о том, что игромании чаще всего подвержены мужчины. Но бывает такое, что ими становятся и представительницы прекрасного пола. Они, хоть и менее азартны, зато тяжелее поддаются терапии.

Женщины таким образом бегут от проблем, — говорит Ирина Третьякова. — То есть у игрока-мужчины может быть все хорошо в семье, с виду все благополучно, растут дети, а он все равно идет и делает ставки. Женщина же, если у нее налажен быт и отношения, не начнет играть. А вот если возник личностный кризис, то риск попасть под зависимость велик. Кстати, немногие знают, но первые шаги к игромании могут произойти еще в детстве. Настольные и компьютерные игры — это тоже азарт. Родителям необходимо внимательно наблюдать за своими детьми в игровом процессе. Если они видят, что ребенок чересчур эмоционально реагирует на проигрыши или предпочитает этот вид развлечений всем другим, стоит задуматься.

Призрачные миллионы

Бывшая сотрудница одной из букмекерских контор Усть-Каменогорска Алина С. (имя изменено) рассказывает, что делать ставки приходят совершенно разные люди. Разные по уровню жизни, степени эмоциональности.

Кто-то проигрывает молча, разворачивается и уходит, — делится впечатлениями она. — А у кого-то начинается форменная истерика. И вся злость выливается на операторов. Мы сто раз объясняли, что являемся лишь посредником между игроком и порталом конторы, однако в момент проигрыша это для них не имеет никакого значения. Ругаются матом, оскорбляют, угрожают физической расправой. Несколько раз приходилось вызывать охрану, чтобы успокоить особо буйных клиентов. Но самое интересное, что после этих скандалов они возвращаются и как ни в чем не бывало делают новые ставки.

Клиенты в основном постоянные, то есть зависимые. Многие операторы, в отличие от жен или родителей, точно знают, когда у игроков зарплата и сколько примерно они зарабатывают. Алина несколько раз пыталась поговорить с играющими парнями о семье, о будущем. Всё бесполезно, все, как один, уверены в том, что их "большой куш" не за горами и совсем скоро они станут миллионерами.

Смотришь, вроде взрослые люди, а такая есть в этом детская наивность, — удивляется Алина. — Но что говорить, если даже наши операторы порой сами начинали делать ставки. Азарт заразен. Особенно, когда ты постоянно окружен зависимыми людьми. Я ушла, наверное, именно поэтому, несмотря на неплохую зарплату. Не смогла спокойно смотреть, как нормальные в общем-то люди сознательно тащат себя на дно.

Есть среди игроков и те, кого игроманами назвать нельзя. Для них ставки — не образ жизни, а просто разовая акция. Таких было много, к примеру, во время чемпионата мира по футболу.

Болею всегда за одну команду, поэтому, когда она играет, ставлю на нее небольшие суммы, — рассказывает жительница Усть-Каменогорска Екатерина. — Несколько раз выигрывала, но ничего фантастического. Другие игры или команды мне неинтересны, и я уверена на сто процентов, что никогда не стану зависимой.

Поможет ли запрет?

В начале этого года народные избранники вновь вышли с предложением перенести все букмекерские конторы в игровые зоны в Капчагае и Щучинске. Эта мера, по мнению депутатов, позволит в разы сократить количество зависимых людей, а кроме того, обеспечить прозрачность деятельности букмекерских контор. Однако и игроки, и работники "тотализаторов" считают иначе.

Даже если закроют офисы, все ставки можно будет делать в интернете, — говорит Алина. — Многие игроки давно уже перешли на онлайн-формат, и, в принципе, им не нужно никуда ходить. Нужен только смартфон с приложением и банковская карта. Перенос букмекерских контор, как и запрет на их деятельность, ничего не изменит.

Закроют офисы, буду ставить в интернете, — солидарен с Алиной Медет. — Тот, кто хочет делать ставки, всегда найдет способ.

Получается, что в этой ситуации нужно бороться не со следствием, а с причиной. Необходимо, чтобы у молодежи были другие развлечения и возможности, чтобы они не шли в букмекерские конторы в погоне за легкими деньгами. Сделать это, конечно, гораздо сложнее, чем просто запретить деятельность букмекерских контор, но пользы от этого явно будет больше в разы.

Серафима Березовская