Ожидает ли Усть-Каменогорск мусорный коллапс?

Фото: 
из архива редакции

Чем ближе зима, тем острее становится проблема, дамокловым мечом нависающая над головами горожан. С начала 2019 года вступают в силу новые нормы Экологического кодекса РК, которые запрещают захоронение на свалках определенных видов твердых бытовых отходов без предварительной обработки. Чем это чревато для региона, и без того имеющего санитарные полигоны, не соответствующие нормам, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Дополнения были внесены в Экологический кодекс еще в апреле 2016 года, согласно которым запрещается принимать для захоронения на полигонах 12 видов ТБО. Среди них не только опасные или взрывчатые вещества, но и пластик, полиэтилен, макулатура, картон, стеклобой, строительные и пищевые отходы. Словом, все то, что среднестатистический городской житель привык отправлять в помойное ведро, а затем на свалку. Что это означает? Всего лишь то, что с 1 января следующего года такие виды ТБО, как пластик, картон, бумага и стекло, просто не будут принимать на свалках Казахстана. А следовательно, новый 2019 год жители ВКО рискуют встретить среди гор мусора в неповторимой помойной атмосфере. Послабления сделаны только для некоторых видов отходов. По ним запрет был приостановлен до 31 декабря 2021 года.

Возможностей — не густо

В настоящее время в Усть-Каменогорске отходы жилого сектора собираются на 481 мусорной площадке и свозятся на санитарный полигон для захоронения ТБО, в просторечии именуемый свалкой. На территории области действуют около четырехсот таких объектов, из них соответствуют всем санитарным и экологическим нормам едва ли двадцать пять.

На городском полигоне отсутствует дренажная система, нет возможности для отвода свалочных газов, да и захоронены такие виды отходов, которые способны гореть, даже если их засыпать землей, — рассказывает специалист ЦЭБ Юрий Кудинов. — Кроме того, для организаций налажен централизованный сбор ртутьсодержащих отходов, а население отслужившие свой век градусники и люминесцентные лампы выбрасывает в обычные контейнеры наряду с объедками и упаковкой. Поэтому наша свалка не только незаконна, но и попросту опасна для здоровья населения. Ведь рядом Иртыш.

По информации специалистов ЦЭБ, в районных центрах ситуация выглядит еще печальнее.

Ежегодно в области образуется порядка двухсот тысяч тонн отходов, которые сваливаются на полигоны без предварительной сортировки и обезвреживания, — пояснил директор Центра экологической безопасности Геннадий Корешков. — Практически все полигоны исчерпали свой срок действия, требуется их рекультивация. В области не функционируют мусороперегрузочные станции, где можно было бы проводить глубокую сортировку отходов для их использования в качестве вторичных ресурсов.

Кроме того, утилизация отходов на территории области не ведется. Переработка ТБО осуществляется в других регионах Казахстана, а также в ближнем и дальнем зарубежье.

Строить или не строить?

Может быть, стоило бы построить в области собственный мусороперерабатывающий завод? Такое предприятие позволило бы утилизировать ТБО на месте, не затрачивая средств на перевозку в отдаленные регионы или за границу.

В текущем году акиматы ВКО и Усть-Каменогорска и предприятие "Өскемен Тартіп" подписали предварительное соглашение с Европейским банком реконструкции и развития о финансировании проекта модернизации системы управления ТБО.

Проект включен в перечень приоритетных проектов "А", — прокомментировал заместитель акима города Бауыржан Кудияров. — Соглашением предусмотрено строительство комплекса по механико-биологической обработке ТБО, закрытие существующего санитарного полигона, устройство нового, закуп специализированного оборудования и техники.

Но, по мнению специалистов ЦЭБ, строительство перерабатывающего завода в регионе не будет иметь эффекта из-за недостаточных объемов вторсырья, чтобы организовать нормальное производство.

Все заводы, которые сегодня есть в стране, стоят без сырья. Создание мелких производств будет выгоднее, — считает Геннадий Корешков. — На рынке вторсырья существуют предприятия, которые работают довольно давно. Правда, количество таких фирм в области крайне мало.

Да и открытие нового полигона в районе Самсоновки, по мнению господина Корешкова, может дорого обойтись горожанам. Ныне действующая свалка расположена в городской черте, а новая будет удалена от города на расстоянии примерно 20 километров, что увеличит расходы на транспортировку и неизбежно — плату за вывоз мусора.

Сортировка — наше всё!

С 2016 года специалисты ЦЭБ ведут работу по налаживанию связей между предприятиями, коммунальными службами, организациями по сбору вторсырья, акиматами и общественными организациями по разрешению вопроса о внедрении раздельного сбора мусора в области. С августа прошлого года в городе еженедельно проходят межведомственные совещания по этим вопросам, но проблема пока далека от решения.

Несмотря на это, первые результаты уже видны. В Усть-Каменогорске появились урны для разных видов мусора на остановках, на площадках во дворах установлены контейнеры для раздельного сбора отходов.

— На сегодняшний день в Усть-Каменогорске три компании: ТОО "ЭкоВостокЛидер", ТОО "Өскеменспецкоммунтранс" и ИП "Чистое небо" активно осуществляют раздельный сбор пластика, бумаги с дальнейшей их реализацией перерабатывающим компаниям за пределами города, — сообщил Бауыржан Кудияров. — В ноябре текущего года ТОО "Өскеменспецкоммунтранс" соместно с ТОО "Өскемен-Тазалық" планируют установить сортировочную линию на городском санитарном полигоне.

В ЦЭБ считают, что загрязненная бумага, пластиковые бутылки, картон и другие виды отходов не востребованы переработчиками, так как их очистка слишком дорого обходится.

Нужно обеспечить раздельный сбор ТБО, чтобы населению это было доступно и выгодно, — считает Геннадий Корешков. — Количество создаваемых мелких предприятий по сортировке отходов будет зависеть от финансовой помощи регионального и местного бюджетов и от повышения ответственности населения за сбор вторсырья. Все эти меры дадут необходимый экономический эффект.

Пока, правда, объем такой помощи далеко не достаточен. Да и ответственность населения оставляет желать лучшего: в разноцветные урны на остановках валят все подряд, игнорируя надписи, предписывающие выбрасывать в каждый контейнер определенный мусор. А те, кто ответственен за изъятие из урн их содержимого, опорожняют все мусорки в один пластиковый пакет. От себя добавим, что отделу ЖКХ неплохо бы задуматься о жителях городских многоэтажек, оснащенных мусоропроводами, для которых сортировка отходов невозможна в принципе.

Бумаг с предписаниями у нас — на все случаи жизни, — сетует Геннадий Корешков. — Но самая большая беда в том, что и власть, и население игнорируют закон, изданный Парламентом и подписанный президентом, в котором четко определена ответственность каждого в организации раздельного сбора ТБО. Например, жилищная инспекция должна следить не только за придомовой территорией, входящей в кондоминиум, но и за прилегающей к нему округой, а местная полиция — контролировать исполнение населением правил благоустройства. Всем бюджетным организациям предписано определить места для складирования бумажных отходов, обеспечив меры противопожарной безопасности и вандалоустойчивости, а торговым предприятиям рекомендовано организовать площадки для складирования макулатуры, пластика и полиэтилена.

Итог получается невеселый. Как это зачастую бывает, реформы и нововведения не соответствуют тем условиям, в которых их планируется осуществлять. И горы картонных коробок и пластиковых бутылок, заполонившие пространство для жизни, — это вполне реальная перспектива для нашего региона. Так что же увидят жители городов Восточного Казахстана, выглянув из окон в январе 2019 года?

Когда готовился материал, на сайте Министерства энергетики РК появилась информация о том, что министерство будет проводить мониторинг деятельности акиматов по обращению с отходами и отчитываться о результатах перед администрацией президента. Кто знает, может быть, контроль свыше заставит сдвинуть проблему с мертвой точки?

Мира Круль