Откровения уроженки Усть-Каменогорска, пережившей анорексию

17 ноября 2019, 13:28
Откровения уроженки Усть-Каменогорска, пережившей анорексию Откровения уроженки Усть-Каменогорска, пережившей анорексию
Откровения уроженки Усть-Каменогорска, пережившей анорексию

Арина Мухаметова (Атаева) шесть лет боролась с расстройством пищевого поведения (РПП). Девушка пережила анорексию и булимию, а также зависимость от диуретиков. За этот период ее вес "раскачивался" от 42 до 68 килограммов. На данный момент Арина уже два года находится в ремиссии и смело говорит о своем тяжелом опыте.

В шаге от большой беды

Арина не была охвачена желанием похудеть и никогда не комплексовала по поводу веса. Ее фигура и так была близка к идеалу. При росте 168 сантиметров девушка весила около 50 килограммов. Но причина психических расстройств, коим является и РПП, зачастую имеет мало общего с той формой, в которой проявляется.

— Это был 2011 год. Я училась в университете и жила в Новосибирске. Отсчетной точкой было мое расставание со школьной любовью и увлечение готовкой. Проблем с весом не было, как и желания похудеть. Просто из-за стресса я меньше ела и, соответственно, худела. Цифры на весах уменьшались. Отчего-то это стало для меня неким критерием, что я все делаю правильно. Так я и попалась на этот крючок, — рассказывает Арина.

То есть спусковым механизмом явилось стремление к здоровому питанию. Однако постепенно безобидная установка снизить количество потребляемого сахара, масла и желтков переросла в маниакальную идею.

Я сама не заметила, как стала искать калорийность на упаковке шипучего антигриппина — он ведь сладкий и пить его нужно на ночь, — вспоминает наша героиня.

Долгое время девушка находилась с проблемой один на один и не придавала ей значения. Но рано или поздно о том, что у человека нездоровые отношения с едой, узнают его близкие.

Встречать Новый 2012 год Арина приехала домой — в Усть-Каменогорск. Родители, увидев изменения в поведении дочери, забили тревогу. Еще бы! Ведь девушка на тот момент поднималась на восьмой этаж исключительно пешком, сладкое позволяла себе только ранним утром и не могла спокойно ходить в кафе, если в меню не было информации о калорийности блюд.

Да и вес был 42 килограмма при росте 168, хотя еще полгода назад во мне были все 53 килограмма. Но в этой ситуации вес — дело десятое. Главный симптом — образ мышления, когда небо с овчинку и все крутится вокруг килограммов, калорий и сантиметров, — объясняет Арина.

Признать проблему

После упомянутых новогодних каникул Арина впервые столкнулась с булимическим приступом. Девушка отмечает, что само понятие "булимия" расшифровывается как "бычий голод" и в реестре психических заболеваний имеет код F50, что означает соседство недуга с алкоголизмом и наркоманией. Проявляется булимия в виде неконтролируемого аппетита, при котором человек буквально набрасывается на еду и не может остановиться, наедаясь до физического дискомфорта и ярко выраженных болевых ощущений. Затем происходит компенсация — намеренное вызывание рвоты или усиленные физические нагрузки.

Я и сама не понимала, что происходит. Это очень страшно. Ведешь себя как наркоман: сметаешь всю еду, что есть дома, когда никого рядом нет. А потом идешь в магазин и восстанавливаешь запасы. Приступы неконтролируемые. Бывало и такое, что выбегала в мороз при температуре минус 40 градусов в одной пижаме, чтобы поскорее попасть в ближайший продуктовый. И уже по пути домой трясущимися руками начинала есть, — делится Арина.

Родители, наблюдая происходящие с дочерью метаморфозы, очень сильно переживали. При этом наша героиня подчеркивает, они неизменно оказывали ей поддержку даже при условии, что недуг Арины был за гранью их понимания.

Мы с родителями долго не решались называть вещи своими именами. Искали проблемы в гормонах, которые, конечно же, на фоне моих истязаний над организмом заплясали и спровоцировали различные сбои в организме. Затем грешили на ЖКТ. Но к концу второго курса пришлось признать — дело в голове. Да, РПП — это набор психических болячек, мало связанных с диетами и всем прочим. Питание — лишь верхушка айсберга, — поясняет Арина. — Летом 2012-го, закрыв сессию досрочно, я приехала в Усть-Каменогорск. Там меня положили в ПНД с диагнозами "нервная анорексия" и "булимия".

Как признается наша героиня, во время лечения врачи по большей части делали ставку именно на препараты, которые по итогу давали лишь беспричинное отличное настроение и много энергии. Однако приступы булимии никуда не исчезали, просто на фоне антидепрессантов расстраивали куда меньше.

— На тот момент в Усть-Каменогорске психотерапевты были знакомы с подобными недугами, но лечение не помогало: бесполезный дневник питания, который вызывал стыд за собственное поведение, беседы, от которых панические атаки только учащались, и препараты, которые, как ширма, скрывали ведь ужас происходящего, — вспоминает Арина.

В результате затянувшаяся борьба с РПП привела к тому, что на третьем курсе девушка ушла в академический отпуск, проучившись всего лишь три недели первого семестра. Арина оформила справку в Новосибирском ПНД, где также состояла на учете, после чего вернулась в Усть-Каменогорск.

Я не могла учиться. Все мысли на парах были только о том, как побыстрее сбежать домой, чтобы уже по пути сметать все в продуктовых магазинах. Я могла по полчаса читать заданный материал и ничего не понимать, — объясняет Арина. — В тот период лекарства будто меньше действовали. Их меняли на другие, но становилось только хуже. Булимические приступы учащались. Плюс ко всему они были такие сильные, что я могла есть без передышки в течение двух часов, пока не становилось тяжело дышать. Затем приходилось вызывать "скорую", чтобы мне сделали промывание желудка в больнице, так как мозг, видимо, блокировал рвотный рефлекс.

Из-за бесконечной череды срывов девушка начала набирать вес. По словам Арины, вместо 42 уже привычных килограммов на весах за три года появились все 68.

А далее была еще одна неудачная попытка лечения, но уже в Питере. Тогда там базировалась единственная в СНГ клиника, специализирующаяся на расстройствах пищевого поведения. Сама Арина сообщает, что зацепилась за эту соломинку с огромной надеждой, но помочь ей так и не смогли. Работали в клинике только с питанием, что по большому счету являлось следствием, а не причиной болезненного состояния.

Победителей не судят?

Через год после того, как Арина приехала в Питер, жизнь с расстройством пищевого поведения стала для нее невыносимой. Именно тогда она и сделала первый шаг на пути к выздоровлению — начала искать психотерапевта в интернете, часами читая тематические форумы, отзывы, группы ВКонтакте и прочие источники.

Я считаю, что без психотерапии здесь не обойтись, но очень важно найти именно своего специалиста, а это уже сложная формула, — делится девушка. — В моем выздоровлении большую роль сыграла насыщенная жизнь и, как бы глупо это ни звучало, любовь. Здоровые отношения лечат. Конечно, не по щелчку. Но забота, поддержка и концентрация положительных эмоций творят чудеса. Только к этому надо еще прийти и быть готовой, потому что после стольких лет борьбы с подобными болячками, будучи с ними почти один на один, как-то не до людей в принципе, тем более новых, и уж тем более не до отношений.

Так и началась продолжительная борьба с недугом. Сейчас Арина находится в ремиссии уже два года. Почти год назад она прекратила прием мочегонных препаратов, чем часто грешат люди с РПП. От появления первых симптомов до последнего срыва прошло порядка шести лет. И за этот период Арина помогла не только себе, но и другим девушкам, ставшим заложницами сложных отношений с едой. А все потому, что не пыталась скрыть свое состояние и натянуть фальшивую маску благополучия.

Говорить об этом открыто сразу стало моей фишкой. Во-первых, Усть-Каменогорск — город маленький. За спиной сразу пошли разговоры, так что сказать об этом первой было что-то вроде обороны. "Булимичка, лежит в ПНД — да, так и есть, не удивили", — объясняет Арина.

А как насчет того, чтобы заявить о своей проблеме на всю Россию? Нашей героине и эта задача оказалась по силам.

В качестве одного из заданий мой психотерапевт наказал набраться смелости и позвонить в редакцию журнала. Так в свое время моя статья была напечатана в питерском "Cosmopolitan". Только вот финал в ней был счастливым, а в реальности до него было еще года три, — продолжает девушка.

Уже после того как вошла в ремиссию, Арина поделилась своей историей еще и в социальных сетях (@ataeva_arina). Желание делиться опытом проистекало, по признанию девушки, от желания помочь и как-то социализировать тему, рассказать, что никто не застрахован от подобного недуга.

На тот момент все ее близкое окружение уже знало о проблеме, а дальнее — по большей части было проинформировано за счет слухов. Тем не менее расстройство пищевого поведения сильно повлияло и на социальную жизнь девушки, значительно сузив круг общения.

Были те, кто руководствовался личными выводами по типу "если я не понимаю, значит, этого не существует", "ты сама себе выдумала проблему", "просто съешь порцию и встань из-за стола". Я долго пыталась объяснять и защищать болячку. Потом сдалась, сил на это просто не было, — вспоминает Арина. — Но те, кто поддерживал, вошли в книги славы. И за это им низкий поклон. Сложно общаться с другом, который был невероятно позитивным, веселым и заводным, а потом стал разговаривать только про рецепты диетических творожных запеканок.

Можно ли выбраться из ловушки под названием "расстройство пищевого поведения"? Арина готова честно дать утвердительный ответ. И жить после этого вполне получается не только полноценной, но еще и невероятно счастливой жизнью. Так, наша героиня недавно вышла замуж за человека, который сыграл важную роль в ее выздоровлении. Девушка занимается творчеством, пытается пустить корни в новом городе и учится держать равновесие во всех сферах. И совершенно искренне она говорит булимии "спасибо" за полученный, пусть и не самым щадящим образом, жизненный опыт.

Елизавета Седых
Фото из личного архива героини

Также читайте