Фонарь, лазер и «искатель»: что еще есть в арсенале криминалистов Усть-Каменогорска?

30 марта 2019, 17:53
Фонарь, лазер и «искатель»: что еще есть в арсенале криминалистов Усть-Каменогорска? Фонарь, лазер и «искатель»: что еще есть в арсенале криминалистов Усть-Каменогорска?
Фонарь, лазер и «искатель»: что еще есть в арсенале криминалистов Усть-Каменогорска?
На помощь эксперту приходит чемодан "Аналитика". Это довольно массивный дипломат, в котором компактно размещено все, что может понадобиться криминалисту
Фото: Виктор Абакумов

"Трупы — это наша основная работа", — говорит мне человек и улыбается. Нет, он не серийный убийца. Совсем наоборот. Он — тот, благодаря кому раскрываются самые сложные преступления и не уходят от правосудия даже матерые бандиты, которые, кажется, не оставляют за собой следов. Тот, кто может найти невидимые глазу улики. Тот, кто способен увидеть на картине преступления ту самую деталь, которая и поможет распутать клубок. Он — криминалист.

У меня вся семья работает в правоохранительных органах, — рассказывает начальник оперативно-криминалистического отдела управления полиции Усть-Каменогорска Расул Жаксалыков. — В 2005 году меня спросили: может, попробуешь себя в криминалистике? Я до сих пор помню свой первый выезд, там был труп женщины, уже скелетированный. Тогда я настолько спокойно ко всему отнесся и сделал всю свою работу, что мне сказали: определенно знак. Работу криминалиста многие представляют себе как захватывающий сериал из тех, что сейчас постоянно крутят по телевизору и в интернете.

Все почти так и есть, — продолжает Расул Жаксалыков. — За редким исключением. В сериалах говорят, например, что могут снять отпечатки пальцев даже со спички. Это не так. Нельзя сделать дактилоскопию с предмета, который меньше подушечки пальца. Зато с той же самой спички можно извлечь потожировые следы, по которым впоследствии провести процедуру анализа ДНК.

Дактилоскопия — это первое, о чем мы беседуем с главным криминалистом областного центра. На сегодняшний день в республиканской базе данных хранятся более полумиллиона отпечатков пальцев. Их снимают у всех, кого, к примеру, задержали на улице. В социальных сетях гуляет ролик про "АБД Усть-Каменогорска", сами полицейские относятся к этому с юмором: "снимать пальчики" — это их работа. Та работа, благодаря которой потом можно вычислить преступника.

Также есть портретная база, — отмечает мой собеседник. — В ней 25 тысяч образцов, и туда, конечно, попадают не все, а те, кто уже находится под наблюдением правоохранительных органов. Сейчас везде стоят видеокамеры, можно сделать скриншот из записи и потом сличить с данными в базе.

Во время нашей беседы в коридоре прозвучал сигнал из громкоговорителя — голос назвал несколько фамилий — группа, состоящая из следователя, оперативника и криминалиста отправилась на выезд.

Это значит, что-то случилось?

Да. Сигнал означает, что произошло преступление, — отвечает Расул Ганаятович.

Место происшествия всегда оцепляют лентой, чтобы ничто не нарушило целостность картины произошедшего. В дело вступает криминалист, которому необходимо увидеть все детали, порой даже невидимые, поймать тот след, который в дальнейшем приведет к преступнику. В этом на помощь нашим героям приходит чемодан "Аналитика". Это довольно массивный дипломат, в котором компактно размещено все, что может понадобиться криминалисту. Кстати, можно подумать, что это чемоданчик автослесаря, доктора или даже журналиста.

Есть набор инструментов, на случай, если необходимо забрать какую-то деталь с места преступления: шприц для изъятия образцов жидкостей, к примеру, человек отравился, а на столе стоит стакан с водой, — поясняет Расул Жаксалыков. — Есть прибор "искатель", позволяющий увидеть следы, которые не рассмотреть невооруженным глазом; набор "кримэласт", с помощью которого можно сделать слепок замка, чтобы позже определить, был ли он взломан; ультрафиолетовый фонарь, помогающий обнаружить на ткани биологические следы. Блокнот криминалиста, в котором мы записываем каждый вызов.

В этом чемодане много всего, что кажется простому человеку совершенно непонятным. К примеру, палочки, похожие на тестеры для ароматов, предлагаемых в парфюмерных магазинах. На деле это "индикаторы крови". На месте преступления может быть много различных следов, и, чтобы не делать смывы со всех, достаточно приложить такую палочку, и она покажет — является ли это пятно кровавым следом. Рядом лежит обычная, казалось бы, лазерная указка.

Для чего она?

Лазерный луч применяется при баллистических экспертизах. Был случай, когда хулиганы обстреливали машины из пневматического оружия. И мы не могли понять, откуда именно производятся выстрелы. А когда на автомобиле остался след, мы использовали лазер, и он точно показал окно, из которого стреляли. Злоумышленников задержали.

Есть в чемодане "Аналитика" и специальный растворитель, который позволяет обнаружить следы ГСМ при пожаре и, соответственно, определить, был ли поджог.

У нас также работает передвижная криминалистическая лаборатория, — говорит Расул Жаксалыков. — Однажды мы приехали "на убийство", а в доме не было света. Подключились к генератору и спокойно работали.

Спокойно? Там же труп?

Трупы – это наша, можно сказать, основная работа, — объясняет Расул Ганаятович. — Если есть хоть малейшие сомнения в естественной причине смерти, мы выезжаем.

Они выезжают в больницы, домой, на теплотрассы, в канализационные коллекторы. В любое место, где нужны их методы, техника и знания.

Суицид — это тоже ваши "клиенты"?

Да, ведь необходимо доказать, что человек ушел из жизни добровольно, а для этого нужно провести ряд экспертиз. Был, к примеру, случай, когда бабушка умерла в больнице, казалось бы, вполне рядовое происшествие, а выяснилось, что старушка задушила себя пакетом со скотчем, не хотела жить.

Экспертизы — это отдельный разговор. Кроме уже упомянутых выше дактилоскопии и экспертизы ДНК, их существует еще масса. Например, трасологическая — она определяет следы обуви, протекторов шин, взлома на замках. Был случай, когда при задержании подозреваемых в угоне автомобиля у них обнаружили ключ такого образца, который можно вставить в замок зажигания и завести машину. Криминалисты изъяли ключ, замок из угнанной "Тойоты" и доказали, что именно этим ключом угонщики завели автомобиль.

Вообще у трасологической экспертизы много возможностей, — говорит криминалист. — Однажды удалось раскрыть преступление буквально за час. Произошло ограбление, и на этом месте эксперт обнаружил следы обуви. Так вот по ним оперативники дошли до самой квартиры, где и задержали грабителей.

Другой вид экспертизы — баллистическая — это все, что связано с огнестрельным оружием. При выстреле из нарезного оружия на каждой пуле остаются уникальные следы. В МВД РК есть своя пулегильзотека, по которой можно узнать, из чего был произведен выстрел. Сложнее с гладкостволами.

Но и здесь существуют возможности, — утверждает мой собеседник. — Допустим, если у нас есть стреляная дробь и есть подозреваемый с оружием, мы можем сравнить даже дроби и доказать, что патрон был выпущен именно из этого ствола.

Портретная экспертиза — она же габитоскопия — на самом деле касается не только лиц, но и рук. Даже по ним можно доказать причастность человека к преступлению. И такие случаи были. Производилась видеосъемка передачи наркотиков, лица подозреваемого не было видно, но удалось установить его именно по кистям рук, даже без отпечатков.

А вообще портретная идентификация часто приходит на помощь в случаях мошенничества, тем более что, как говорят сами полицейские, они сейчас участились. В скором времени участковые полицейские должны получить специальные планшеты, на которых будет доступ к базе портретов. Это значит, что потерпевшие могут прямо на месте опознать правонарушителя или преступника и время раскрытия дела сократится.

Используются в криминалистике и служебные собаки. Например, они работают в одорологической лаборатории, где ищут своих "клиентов" по запаху. Расул Жаксалыков рассказал, что эту лабораторию перед открытием испытывали на себе сами криминалисты. Брались за ручку шкафа, снимали с нее запах стерильной тряпкой, а после собака безошибочно указывала именно на ту банку, где находился нужный образец.

Так однажды удалось поймать вора. Полицейские знают, что среди них есть профессионалы, которые работают в перчатках и бахилах, никогда не берут технику, забирая только деньги и ценности, практически не оставляют следов. Но в этот раз криминалистам повезло — вор выронил на месте преступления платок — по запаху его и удалось обнаружить.

— Бывают случаи, когда сложно работать?

Выезды на трупы бомжей почти всегда не простые, — говорит Расул Жаксалыков. — Тяжело попасть в их места обитания, плюс, сами понимаете, соответствующий запах, часто там уже ничего не остается от лица, тела.

Я не о физических сложностях...

Психологически — самое сложное это работать на преступлениях, связанных с детьми (долгая пауза). Когда ты приезжаешь, видишь труп ребенка, понимаешь, что ему пришлось страдать. Приходится брать себя в руки и делать свою работу. На такие вызовы мы стараемся никогда не отправлять молодых криминалистов, может произойти срыв. И вообще на первых порах стараемся ездить с ними, подсказывать, помогать, советовать. Если нет возможности, консультируем по телефону.

Киношники любят показывать нам красивую картинку и лихо закрученный сюжет. В случае с криминалистами — почти все, что показывают в сериалах, правда. Это профессия, которая по какой-то микрочастице может определить преступника. Понять, что кто-то пытается обмануть или запутать следствие.

Бывает, человек умирает в ДТП, а потом водитель говорит, что за рулем был тот, кто погиб, — поясняет Расул Жаксалыков. — Мы берем образцы с сидений или чехлов и одежды — экспертизу обмануть невозможно. Мы доказываем причастность научными методами.

Преступник может говорить все что угодно, пытаться обмануть, выкрутиться, переложить вину на другого, но когда в дело вступают специалисты с чемоданом "Аналитика", у злоумышленников против них нет ни единого шанса.

Серафима Березовская

Также читайте