Что делать, если близкий человек — тиран?

Под словом "насилие" чаще всего мы подразумеваем сексуальные домогательства либо физическое воздействие на человека: избиения, пытки. Часто забывая о том, что существует еще и психологическое насилие, которое порой оставляет не меньшие, а иногда и гораздо более серьезные травмы. Жертве психологического насилия становится тяжело строить нормальные отношения в обществе, общаться с людьми. О том, как противостоять домашнему тирану, корреспондент YK-news.kz поговорил с директором Центра поддержки семьи и детства Лилией Куземко.

Однажды в почту доверия центра пришло письмо от 14-летней девушки. Она писала о том, что находится в депрессии, у нее тяжелое эмоциональное состояние. В течение определенного времени специалисты оказывали ей онлайн-поддержку, пытались выяснить причины. В какой-то момент стало ясно, что дистанционно справиться с этим не получается, тогда девочку пригласили в центр. Когда она пришла, выяснилось страшное. Оказалось, что на протяжении длительного периода девушка подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима. Она пыталась рассказать матери, но самый близкий человек не поверил ей. Подросток была на грани срыва. Девочка твердила, что не пойдет домой, не хочет туда возвращаться.

Мы оказали ей экстренную психологическую помощь, — поясняет Лилия Куземко. — После этого связались с правоохранительными органами, отделом опеки и попечительства, Центром адаптации несовершеннолетних (ЦАН). Конечно, завели уголовное дело, были судебные разбирательства, какое-то время девочка находилась в ЦАН, где мы продолжали оказывать ей психологическую поддержку. Сейчас она вновь живет с мамой, отношения наладились.

В этой ситуации страшно все. И то, что несовершеннолетняя подверглась сексуальному насилию в семье, и то, что мать не захотела поверить собственному ребенку. В таких случаях дело могло закончиться куда хуже, вплоть до попытки суицида...

Сбежать от папы

А вот чтобы получить психологическую травму, совершенно не обязательно подвергнуться физическому насилию. Так было в следующей истории. У девочки, учившейся в интернате, начались проблемы с поведением, ее стали ловить на лжи, а позже и на воровстве. Доходило до того, что руководство учебного заведения потребовало забрать ребенка из интерната. Когда специалисты Центра поддержки семьи и детства начали работать с девочкой, стало ясно — подросток неоднократно становилась свидетельницей насилия над мамой. Отец регулярно и очень сильно избивал мать в присутствии дочери. Причем саму девочку он не трогал. Когда ситуация стала нестерпимой, мама с дочкой сбежали от отца-тирана и приехали в Усть-Каменогорск. Здесь скрывались у родственников, однако мужчина нашел их. История грозила повториться, девочку отправили в интернат, а с мамой начали работать психологи.

Кроме наших сеансов женщина также проходила курс лечения у невропатолога, — говорит Лилия Куземко. — Потому что в этом случае уже была явно выраженная психосоматика. Женщина не могла нормально заниматься ребенком.

Отсюда и девиантное поведение девочки в учебном заведении. А ведь ее саму отец не трогал. Но и того, что ребенок видел в семье, оказалось достаточно. Мама до сих пор получает психологическую поддержку в центре, и отношения стали налаживаться. Как между близкими, так и в школе.

Не давите на меня

Принято считать, что физическое и психологическое насилие — это удел неблагополучных, неполных, а порой и откровенно маргинальных семей. Но психологи утверждают, что это далеко не так. Боль может прятаться за любой дверью, хотя с виду семья может казаться идеальной. Как с рождественской картинки. Лилия Куземко рассказала о двух инцидентах, когда психологическое давление со стороны отцов доводило детей до того, что они уходили из дома, ввязывались в драки, находили плохие компании, начинали выпивать, курить, прогуливать школу.

К нам периодически поступают сигналы из учебных заведений, — рассказывает собеседница. — Когда мы начали разбирать ситуацию с одним мальчиком, выяснилось, что его отец — очень жесткий и жестокий человек, тот, кого обычно называют тиранами. Подросток был подавлен, загнан в рамки и боялся сказать отцу что-то против. Поэтому не нашел лучшего выхода, чем выплескивать свою агрессию на сверстников. В другом эпизоде мы работали с девочкой, которая провоцировала в школе драки "толпа на толпу". Там тоже выяснилось, что родители предпочитали выяснять отношения на кулаках. Кто сильнее, тот и прав. Доставалось и самой девочке.

Как говорит Лилия Куземко, семьи в этих случаях были вполне благополучными, никто и подумать не мог, что поведение детей — это результат поведения родителей.

Сейчас также нередки ситуации, когда мамы бьют детей, — с горечью произносит психолог. — Причем они считают, что имеют на это полное право, мол, было за что — избила. Шлепки и подзатыльники вообще стали нормой. Потому что проще ударить, чем выяснять отношения с помощью разговоров.

Стоп, агрессия!

По словам Лилии Куземко, когда речь заходит о физическом насилии в семье, важно в первую очередь научиться адекватно реагировать на ситуацию, чтобы суметь максимально себя обезопасить.

Если вы видите, что агрессор однозначно сильнее вас и он может, грубо говоря, свалить вас с ног одним ударом, то наилучший вариант — это спрятаться или постараться уйти. Это не проявление страха, а разумная реакция. Если речь идет о психологическом насилии, то здесь необходимо учиться защищаться, выстраивать личностные границы... К сожалению, многие не хотят обучаться подобным навыкам у профессионалов, а ведь именно это могло бы в разы сократить случаи домашнего насилия.

Действительно, наш менталитет зачастую претит походам к психологу, поскольку никто не любит "выносить сор из избы". Это кажется чем-то постыдным. Но, как показывает практика, лед потихоньку трогается. Все чаще в центр обращаются за консультациями. И все чаще инициаторами выступают мужчины. Лилия Куземко говорит о том, что некоторые представители сильного пола осознают свою жестокость и агрессию по отношению к членам семьи и хотят с этим справиться. Правда, тут иногда возникает другая проблема — женщины не хотят идти к психологам вместе с мужьями.

Но все же нередки и те случаи, когда агрессоры совершенно не понимают, что они сделали плохого, и продолжают рукоприкладство. В таких ситуациях специалисты рекомендуют однозначно обращаться в правоохранительные органы. Тем более что в Казахстане работает практика выдачи защитных предписаний, согласно которым агрессор не может приближаться к жертве, звонить ей, а уж тем более воздействовать на нее физически. Правда, иногда и эти меры не работают, и семейные тираны продолжают нарушать все предписания и законы.

Молчать нельзя

Уже несколько лет в Казахстане действует движение "НеМолчиKZ", инициаторами которого стали женщины, подвергшиеся насилию и не побоявшиеся открыто рассказать об этом. С 25 ноября по 10 декабря во всем мире проходят "16 дней борьбы против насилия в отношении женщин". Организаторы призывают всех тех, кто терпит унижения и физическую боль в собственной семье, обращаться за квалифицированной помощью, а не прятать голову в песок. На сегодняшний день, по словам руководителя общественного фонда "НеМолчиKZ" Дины Смаиловой, говорить о насилии нужно для того, чтобы усовершенствовать правовые механизмы защиты женщин и детей, потому что сейчас они не всегда действенны.

Сегодня для женщин и детей, страдающих от домашнего насилия, есть специальные горячие линии, специалисты которых могут круглосуточно проконсультировать жертв и объяснить, что нужно делать. Но очевидно одно, если жертва будет молчать, она так и останется в капкане домашнего тирана.

Серафима Березовская