Что ждёт сирот за порогом интернатных учреждений и с какими проблемами сталкиваются выпускники детских домов?

9 ноября 2019, 17:05
Что ждёт сирот за порогом интернатных учреждений и с какими проблемами сталкиваются выпускники детских домов? Что ждёт сирот за порогом интернатных учреждений и с какими проблемами сталкиваются выпускники детских домов?
Что ждёт сирот за порогом интернатных учреждений и с какими проблемами сталкиваются выпускники детских домов?

Сегодня государство прилагает массу усилий для того, чтобы обеспечить детям-сиротам счастливое детство. Однако у любой медали есть две стороны. И те меры, которые направлены на улучшение качества жизни воспитанников детского дома, иногда могут существенно навредить.

Как всё устроено

В Казахстане дети, оставшиеся без попечения родителей, попадают в систему детских домов. Вначале малыш оказывается в Доме малютки, где живет до четырех лет. После ребенка переводят в Детский дом, где он воспитывается до 16 лет. И заключительной ступенью системы является Дом юношества. Туда попадают подростки в возрасте от 16 лет и содержатся там в среднем до 18 - 20 лет. По достижении совершеннолетнего возраста молодые люди могут задержаться в Доме юношества до 23 лет, но только при условии, что в этот период они будут получать еще одно образование.

А затем наступает взрослая жизнь. Что происходит дальше и есть ли у выпускников интернатных учреждений возможность конкурировать с теми, кто вырос в семье на равных, отстаивая свои позиции в социальной и профессиональной сфере?

Квартирный вопрос

Как рассказывает социальный педагог усть-каменогорского Дома юношества Ольга Сушко, в случае большого везения воспитанник сразу же после выпуска из интернатного учреждения получает жилье от государства. Но на практике такое происходит редко, и заветную квартиру приходится ждать годами.

— Начиная с 2013 года 225 воспитанников нашего Дома юношества получили жилье. Но по большей части все они долго стояли в очереди, — объясняет Ольга.

Поэтому детям приходится рассматривать другие варианты. Так, на момент выпуска каждый ребенок имеет определенную сумму накоплений, складывающуюся из пособия по потере кормильца и спонсорских начислений. Эти деньги хранятся в банке под проценты. И если накоплений хватает на покупку квартиры или хотя бы комнаты в общежитии, средства вкладываются в жилплощадь. Педагоги Дома юношества пытаются курировать этот процесс, так как не все воспитанники умеют распоряжаться деньгами и понимают, насколько важно обзавестись своим домом или квартирой.

Если средств на покупку жилья не хватает, ребята часто отправляются на временное проживание к родственникам. По словам Ольги Сушко, работники учреждения заранее связываются с родственниками ребенка и обсуждают, смогут ли они взять выпускника к себе.

Однако не все дети хотят отправляться к пусть и родным по крови, но совершенно чужим при этом людям. Поэтому выпускники кооперируются и снимают квартиру. Первый арендный взнос они погашают за счет "выпускной" суммы денег: каждому ребенку, покидающему интернатное учреждение, полагается определенная сопроводительная сумма. Далее ребята устраиваются на работу и продолжают оплачивать съемную квартиру, вместе с тем ожидая своей очереди на государственное жилье.

Не на перспективу

Но не только жилищный вопрос остро встает перед выпускниками Дома юношества. После того как они вступают во взрослую жизнь, возникает целый ряд побочных проблем.

В системе воспитания сирот предусмотрено отстранение ребенка от самообслуживания. Всеми бытовыми вопросами чаще всего занимается специальный персонал. Как итог — отсутствие элементарных базовых навыков, таких как приготовление пищи, оплата счетов, уход за одеждой, покупка лекарств и прочее.

В Детском доме подобная опека происходит в большей степени. В Доме юношества — в меньшей, так как у подростков уже появляется некоторая самостоятельность и свобода. Но это нельзя назвать самостоятельностью и свободой в полной мере.

Ольга Сушко приводит простой пример. В Детском доме одежду ребятам выдают по накладной. Школьники не участвуют в ее выборе. Казалось бы, мелочь. А в итоге — купирование развития навыка принятия решений. И когда ребенок попадает в Дом юношества, воспитатели пытаются научить его делать покупки. Приходится брать детей за руку и вести в магазин, объяснять, как ориентироваться в ценах, как пользоваться картой и выбирать вещи.

Почему так происходит? Возможно, виновата система. И отдельные попытки ее переломить хоть и приносят локальные результаты, но не решают глобальной проблемы. Например, педагоги усть-каменогорского Дома юношества стремятся обучить воспитанников ухаживать за собой и своими вещами несмотря на то, что дети имеют возможность не участвовать в бытовых мероприятиях.

— Мы (Дом юношества) — последняя стадия. После нас дети уходят в самостоятельную жизнь. Поэтому стараемся научить детей навыкам самообслуживания. На каждом этаже у нас есть "бытовая комната" или "комната воспитателя". Там стоит стиральная машина-автомат. Постельное белье стирается внизу, в прачечной. А вот личные вещи дети приводят в порядок сами. Конечно, все это происходит под надзором воспитателя, — объясняет Ольга Сушко. — Также в "комнатах воспитателя" есть плита. В Доме юношества организовано трехразовое питание. Но учителя вместе с детьми занимаются готовкой в свободное время или в формате кружка.

По словам педагога, ребята также делают влажную уборку по графику. Да и воспитатели в силу своих возможностей пытаются привить им бытовые навыки и умения, подсказывая воспитанникам, как прибить гвоздь, пришить пуговицу и не переварить макароны.

Замкнутый социум

Еще одна проблема, преследующая выпускников детского дома, — социальная неприспособленность. По сути, ребят воспитывают в замкнутом пространстве. После перевода в Дом юношества у них появляется возможность общаться вне стен интернатного учреждения, допустим, когда посещают колледж или какие-либо дополнительные занятия. Но затем ребята вновь возвращаются в привычную среду, которая вовсе не способствует активному развитию социальных навыков.

— Такое есть в любом детском доме. Детей воспитывают в замкнутом пространстве, и у них в дальнейшем возникают определенные преграды. Например, воспитанники детских домов боятся брать талончик у врача или занимать место в большой очереди. Они боятся, не умеют или же не знают, как себя вести в таких ситуациях, потому что у них не было должной практики, — делится Ольга Сушко.

Конечно, данное обстоятельство негативно отражается на конкурентоспособности таких детей, ведь работодатели не хотят делать поправки на коммуникативные барьеры, возникшие у сотрудников в процессе воспитания. Поэтому в каждом интернатном учреждении эти вопросы пытаются сгладить и откорректировать по-своему.

— Проблему мы пытаемся решить с помощью карьерных и ролевых игр, в ходе которых дети учатся составлять резюме, проходить собеседование, преподносить себя в обществе. Ежегодно мы выезжаем на крупные предприятия для того, чтобы дети увидели, как все работает изнутри, ведь у большинства наших выпускников рабочие специальности, — говорит Ольга Сушко.

Вместе с тем педагог отмечает, что при наличии желания и упорства выпускники могут быстро восполнить недостающие знания и навыки. Под таким углом зрения задача взрослых наставников состоит по большей части в том, чтобы сделать процесс обучения менее болезненным и сократить число потенциальных ошибок.

Благо с последствиями

Получается, что теоретически выпускники детского дома могут за считанные месяцы восполнить недостающий багаж знаний и приблизить свой уровень конкурентоспособности к максимальному показателю.

Но как показывает практика, зачастую сироты даже не стремятся восполнить пробел. И причина вовсе не в том, что они не осознают проблему. Просто за время пребывания в системе детских домов у них развивается иждивенческая позиция.

Педагог-психолог Дома юношества Евгения Бацкель рассказывает, что в основе успеха лежит мотивация. К сожалению, существующий институт работы с детьми-сиротами иногда беспощадно уничтожает стремление ребенка к самосовершенствованию и развитию.

— Все зависит от того, насколько ребенок замотивирован. Это очень важно. Если человек понимает, что ему нужно быть другим и меняться, то он будет другим. Будет восполнять пробелы в знаниях и корректировать существующие недостатки. Но есть еще момент спекуляции. У детей может возникнуть понимание того, что все им достается просто так, из-за социального статуса, — поясняет психолог. — И если показать человеку, что он может взять блага просто так, — он возьмет их просто так. Эту модель поведения он запомнит и усвоит. В дальнейшей жизни некоторые воспитанники детских домов находят такие ниточки, с помощью которых можно манипулировать окружающими.

Педагоги Дома юношества отмечают, что воспитанники получают от государства колоссальную поддержку. Так, каждый ребенок может посещать сразу несколько кружков в месяц. Достаточно проявить желание и интерес. А ведь далеко не каждая семья способна отправить ребенка на несколько разных факультативов по финансовым соображениям. Также дети получают различные спонсорские подарки, поддержку от крупных организаций. Помимо этого, есть множество других механизмов материальной поддержки.

— Да, система не совсем совершенна. И да, она их портит, — высказывает свое мнение Евгения Бацкель. — Уровень мотивации сильно снижается у детей, которые могли бы достичь большего. Но они идут по легкому пути и пользуются своим статусом. У них нет осознания того, что все блага — это компенсация. Восприятие другое: "Мне должны!"

Как считают специалисты, для того чтобы дать детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, необходимые для счастливой и успешной жизни навыки, надо полностью пересматривать систему работы интернатных учреждений. Тактика воспитания должна быть более тонкой и корректной. И руководствоваться этой тактикой должны все без исключения детские дома.

Ну а пока остается надеяться на то, что вложенные педагогами-энтузиастами усилия окупятся и принесут плоды в виде конкурентоспособных, уверенных в себе и своем будущем выпускников детских домов.

Елизавета Седых

Также читайте