Жительница ВКО всю жизнь ищет деда, не вернувшегося с войны

9 мая 2021, 12:25
Сейчас читают:
Жительница ВКО всю жизнь ищет деда, не вернувшегося с войны Жительница ВКО всю жизнь ищет деда, не вернувшегося с войны
Жительница ВКО всю жизнь ищет деда, не вернувшегося с войны
Фото предоставлено Зауреш Байкеновой

Темиргалий Дюсебаев ушёл на фронт в трагическом 1941 году. С тех пор семья ничего не знает о его судьбе. Он числится пропавшим без вести. Внучка солдата начала искать следы деда 47 лет назад. Теперь Зауреш Байкенова помогает найти родственников тех, чью судьбу смогли установить поисковые отряды, сообщает YK-news.kz.

Дело всей жизни

Впервые о судьбе своего деда Зауреш задумалась в 16 лет. Шёл 1974 год. В Советском Союзе готовились отмечать 30-летие Великой Победы над фашизмом. Девочка начала расспрашивать родных о том, как воевал и где погиб дед Темиргалий.

— Отец мой 1928 года рождения. Так и умер, не зная судьбы деда, — рассказывает Зауреш Ертаевна. — Бабушка в войну осталась с тремя детьми. Мой отец был старшим. Она была неграмотная, не знала, что с мужем. Возможно, извещение приходило. Может быть, отец кое-что помнил, но в школе я была ещё далека от этого, только в девятом классе спохватилась.

В 1974 году девочке из Восточного Казахстана ответили, что сведений про красноармейца Дюсебаева Темиргалия Канапьяновича 1905 года рождения не имеется. Этим и пришлось тогда удовольствоваться. Иных способов поиска, кроме запросов в архивы военкоматов, в то время у родных не было.

В студенчестве жизнь у Зауреш пошла увлекательная и разно­образная. В 1976 году девушка из Семипалатинской области в числе 25 ребят с востока Казахстана поехала учиться по республиканскому набору в педагогический институт имени Гоголя города Нежин Черниговской области. В Украине она не только получала профессию учителя. Активная девушка много ездила по районам, знакомя местных жителей с казахской культурой. Но на четвёртом курсе по семейным обстоятельствам ей пришлось вернуться в Семипалатинск. После окончания института Зауреш Ертаевна пошла работать в школу, которую окончила сама. Преподавала русский язык и литературу, а затем и родной казахский язык. Последние 24 года своей педагогической карьеры была заместителем директора по воспитательной работе. В 2016 году ушла на пенсию, появилось свободное время, а с ним и желание завершить то, что начала ещё подростком найти могилы предков-воинов.

— Я считаю, что это моя прямая обязанность и личное дело, — говорит Зауреш Байкенова. — Потому что я сама — внучка двух солдат. Нужно не только деда Темиргалия найти, но и его братишку. Он неженатый был, наследников у него не осталось. Теперь у моих дедов уже есть правнуки. Я сама была воспитана в патриотическом духе и их хочу воспитать так же.

Сегодня в распоряжении тех, кто разыскивает своих родных, есть интернет. На сайте Министерства обороны Российской Федерации в Книге Памяти выкладываются архивные данные солдат, погибших в Великую Отечественную войну. Там Зауреш Ертаевне удалось узнать о судьбе одного из дедов. Боевой путь другого оказался гораздо сложнее и извилистее. Поиски она ведёт до сих пор.

Братская могила

Из семьи Дюсебаевых на фронт ушли двое братьев. Младший Омаргали призывался первым. Ему было тогда всего 18 лет. Ни жены, ни детей у него не было. Старшему брату деду Зауреш Темиргалию в 1941 году было уже 36 лет. Он жил в посёлке Алматы Уялинского сельсовета, располагавшегося в Новопокровском районе Семипалатинской области. Был призван Бельагачским райвоенкоматом.

Младший брат Омаргали погиб под Тулой осенью 1941 года, когда немецкие дивизии рвались к Москве.

— В начале войны он служил в Среднеазиатском военном округе, — рассказывает Зауреш Ертаевна то, что ей удалось установить. — Их сначала на границу с Ираном направили, потому что думали, что немец зайдёт с юга: на Среднюю Азию, Казахстан, Кавказ. Потом они охраняли границу с Афганистаном. Но в это время немец подошёл к Москве, и дали приказ перекинуть их туда. Их обучали в Алтайских горах, в районе Громатухи. И уже оттуда поездом без остановки поехали на защиту Москвы. В Туле они находились три дня, а потом танковые дивизии немцев прорвались на Можайск. 238-ю стрелковую дивизию бросили их остановить. С октября по декабрь дивизия сражалась в Алексинском районе. Много там наших погибло, до сих пор в земле незахороненные лежат. А моего родственника положили в братскую могилу.

В ходе своих поисков Зауреш Байкенова познакомилась с координатором проекта "Судьба солдата" Тульского областного молодежного поискового центра "Искатель" Раисой Очневой.

— Раиса Николаевна сама из Казахстана, имеет техническое образование, — продолжает Зауреш Ертаевна. — Сейчас живёт в Туле, но очень любит место, где родилась, и помогает в поиске пропавших казахстанцев. Она помогла найти Омаргали, осталось только определить, в какой братской могиле он лежит. Тульские поисковики мне написали, что в то время бои шли в селе Бунырево. И видимо, он там. В прошлом году я планировала поехать в Тулу, но из-за коронавируса границы закрылись. Хотела посетить могилу родственника, отдать дань уважения, повезти туда горсть родной земли.

Ни петлички, ни лычки с гимнастёрки моей…

Поиски деда самой Зауреш оказались куда более сложными. Темиргалий Дюсебаев значится пропавшим без вести с февраля 1942 года. Первоначально в семье даже не знали, на каком из фронтов он тогда сражался.

— Проследить путь деда до февраля 1942 года мне помогли казахстанские поисковики — павлодарец Сергей Федоренко и алматинка Кулян Нурмагамбетова, описывает внучка солдата. — Они установили, что в феврале дед, возможно, был ранен и в Омске лежал в госпитале. Дед Темиргалий был пулемётчиком, командиром взвода, обучал молодых бойцов. И оттуда он снова ушёл на фронт. Затем я вышла на поисковый отряд "Батальон" города Реутова. Мне очень помог местный поисковик Владимир Олейник.

Как удалось выяснить, 21 апреля 1942 года маршевая рота бойцов, прибывших из Омского госпиталя, оказалась в одной из самых кровавых мясорубок Великой Отечественной войны – под Мясным Бором на Волховском фронте.

После победного контрнаступления под Москвой зимой 1942 года у советского военного руководства появилась иллюзия, что дальше Красная армия будет гнать врага на запад. Войскам Волховского фронта был отдан приказ начать Любанскую наступательную операцию, чтобы прорвать блокаду Ленинграда. Операция осуществлялась силами 2-й ударной армии под командованием печально известного генерала Власова. К сожалению, неподготовленное наступление захлебнулось. Армия попала в окружение у деревни Мясной Бор. 21 апреля в тот самый день, когда маршевая рота, в которой был Темиргалий Дюсебаев, прибыла на фронт у села Михалёво, поступил приказ начать вывод армии из котла. К сожалению, большая часть 2-й ударной армии так и не вышла из окружения. Генерал Власов попал в плен и перешёл на сторону гитлеровцев.

Долгое время в СССР считали, что 2-я ударная армия предала Родину вместе со своим командующим. Лишь в конце ХХ века поисковикам удалось установить, что большая часть её бойцов и командиров так и осталась безвестно лежать в лесах у Мясного Бора. Был ли среди погибших в котле Темиргалий Дюсебаев? Или он был в числе тех, кому всё же удалось прорваться за Волхов?

Ложные следы

Некоторое время Зауреш Байкенова прорабатывала версию, что дед мог оказаться в плену. Для этого у неё были свои основания.

— Когда-то у деда был земляк и друг Пётр Кузьмич Ошуркин, — вспоминает внучка солдата. — Они вместе уходили на фронт. Вернувшись, он рассказал моему отцу, что дед попал в плен. Я застала дядю Петю живым. Он был в немецком лагере, потом его угнали во Львов – строить железную дорогу. Теперь, с учетом этой информации, деда начали искать и в списках военнопленных. Мне выслали список военнопленных из Восточного Казахстана. В списке есть другой: Дюсембаев Темирбек. Мне посоветовали обратиться в архив ДП ВКО. Там я видела карточку Дисюнбаева Темирбека.

Трудность поисков бойца из Казахстана сильно осложняется тем, что писари воинских частей и госпиталей зачастую очень сильно искажали казахские имена и фамилии. Одного и того же человека могли внести в разные списки, перепутав или добавив несколько букв. Так, в материалах из Омского госпиталя дед Зауреш Ертаевны значится как Дисюбаев Тимиргали. Правда, совпадают остальные данные: дата рождения, место и время призыва. Потому поисковики вынуждены просматривать сведения обо всех бойцах, имеющих сходные имена и фамилии.

— Сергей Федоренко нашел данные на военнопленного Дюсенбаева Темиргалу, который после войны содержался в Сталаге, — продолжает рассказ Зауреш Байкенова. — Тогда я вышла на немецкого поисковика Алексея Кислицына, который занимается переводами документов вермахта. Сам он харьковчанин, 20 лет живёт в Германии, помогает поисковикам. Я обратилась к нему через Фейсбук и попросила посмотреть в германских списках военнопленных. Но он не нашёл там моего деда.

Алексей Кислицын предположил, что дед Зауреш Байкеновой может лежать в братской могиле на его родной Харьковщине - в селе Пролетарка Змиевского района. В списках местного захоронения значится Темирбай Дюсембаев. Разобраться в новых следах помогли поисковики из Харьковской области, которыми руководит уроженка Казахстана Мака Каражанова.

— Может, дед там воевал или в плену был и бежал? — предположила Зауреш Ертаевна. — Разные бывали ситуации. Мака Каражанова выяснила, что солдат из могилы был родом из Алма-Атинской области, его родственники из Аягуза. Стало ясно, что это не мой дедушка. Я отправила материалы об этом солдате в общественное объединение "Atamnyn Amanaty", действующее в Нур-Султане. Они разыскивают родственников солдат, которых находят поисковики. Возможно, кто-то тоже ищет Дюсембаева Темирбая?

Не подтвердился и след, ведущий в сталинские лагеря, где содержали бывших военнопленных. Оказалось, что Дюсенбаев Темербек, значившийся в этих списках, был родом из Каркаралинска. Не совпали ни дата рождения, ни отчество.

Сегодня поисковики проверяют данные красноармейца Дистюбаева Тимиргара, который был ранен в Прибалтике 1 июля 1944 года и отправлен в эвакуационный госпиталь. Несмотря на несовпадение имён, внучка наде­ется, что это её дед, сумевший вырваться из мясорубки под Мясным Бором и с боями дошедший до Латвии. Ведь служил он именно в той дивизии, куда в 1942 году попал её дед.

Через границы и годы

В своих поисках Зауреш Байкенова нашла много энтузиастов, проживающих в разных странах. Но связывает их одно: память о павших воинах Великой Отечественной для них не пустой звук.

В январе 2009 года в Санкт-Петербурге президент РФ озвучил данные о пропавших без вести солдатах Красной армии. Тех, кого не удалось обнаружить ни среди убитых, ни среди бывших военнопленных, оказалось 2,4 миллиона человек. Также остаются неизвестными имена шести из 9,5 миллиона человек, захороненных в зарегистрированных 47 тысячах братских могилах на территории бывшего СССР и за рубежом. К настоящему времени поисковые отряды вернули имена примерно 28 тысячам солдат, считавшимся ранее пропавшими без вести.

Зауреш Ертаевна сама присо­единилась к волонтёрам, помогающим связаться с родственниками бойцов, чьи останки удалось найти поисковикам. Не оставляя собственных розысков, она координирует поисковую работу в ВКО.

— Мне везёт в жизни на хороших людей! — признаёт она. — Я у них много беру. Теперь я хотела бы развернуть поисковую работу в своём Бородулихинском районе. От нас много людей ушло на фронт, много пропавших без вести. Возможно, в этой дивизии, кроме моего деда, служили и другие земляки. Мы хотим вернуть имена безымянным солдатам, чтобы на Родине знали о подвигах наших казахстанцев.

Ирина Плотникова

Также читайте