Как пережили год на "дистанционке" школы ВКО?

12 июня 2021, 16:18
Сейчас читают:
Как пережили год на "дистанционке" школы ВКО? Как пережили год на "дистанционке" школы ВКО?
Как пережили год на "дистанционке" школы ВКО?
Иллюстративное фото

Подводя итоги учебного года, министр образования и науки Асхат Аймагамбетов констатировал, что ещё один в таком же режиме наша система образования просто не выдержит. Почему МОН РК бьёт тревогу, хотя количество отличников в школах резко выросло? Как изменил наших детей этот учебный год? Какие уроки должны извлечь из пережитого педагоги и родители, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Момент истины

Ещё несколько лет назад в педагогическом сообществе Казахстана раздавались восторженные хвалы новым подходам в образовании. Освоение содержания в ходе групповой работы учащихся признавалось единственно правильным методом обучения. Нарекания в адрес отечественных учебников парировались тем, что учебник больше не является основным источником информации, а только одним из средств обучения. Роль педагога в учебном процессе, по мнению адептов "обновлёнки", должна была трансформироваться от объяснения ученикам тонкостей предмета до организации групповой работы, в ходе которой дети самостоятельно постигнут эти тонкости.

Пандемия коронавируса подвергла модные педагогические постулаты жестокой проверке на прочность. Итоги учебного года, проведённого в удалённом режиме, подводились на прошедшем 27 мая респуб­ликанском онлайн-педсовете. Докладчики единодушно признали, что, несмотря на все предпринятые усилия, "дистанционка" не стала достойной альтернативой традиционной классно-урочной системе.

За год МОН РК издало многочисленные методические рекомендации для учителей и родителей по организации учебного процесса на дому. На образовательных телеканалах создано 13 412 видеоуроков по различным предметам. Работало пять информационных образовательных платформ, на которых выложено более 600 тысяч учебных тем, 100 тысяч готовых заданий и тестов, 24 тысячи уроков. Более 350 тысяч педагогов прошли онлайн-курсы по организации дистанционного обучения.

И всё же докладчики дружно признали, что "дистанционка" оказалась не выходом на новые рубежи школьного образования, а вынужденной мерой, чтобы не останавливать учебный процесс. И в результате неё обученность казахстанских детей оставляет желать  лучшего.

— Наша система образования не выдержит следующего года в дистанционном формате, в том числе и дети, — заявил министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов. — Поэтому единственный выход — вакцинация и соблюдение всех санитарно-эпидемиологических требований. Я очень надеюсь, что следующий учебный год начнется в традиционном формате. Все устали, ну и в целом мы видим, что учебный год в дистанционном формате очень сложный с точки зрения эффективности процесса.

Качество потеряно

Мы решили выяснить, как пережили этот год школы ВКО. Нашими собеседниками стали родители учеников, учителя, директора школ. Последние настоятельно просили скрыть их имена, опасаясь репрессий за откровенность.

— По сравнению с позапрошлым — последним "нормальным" учебным годом — падение качества в нашей школе дошло до 12 процентов, — делится проблемами директор одной из районных школ. — С одной стороны, у нас шло бешеное повышение качества на "дистанционке". Особенно начальная школа, где родители впряглись и всё решали и писали за детей. Такого повышения качества мы не ожидали. Качество по русскому языку и математике доходило до 86 процентов, мы понимали, что это нереально. А в четвёртой четверти, когда детей выпустили в классы, оно вдруг резко упало. Стали решать в классе сами — и знания не подтвердили. Всеобъемлющая родительская любовь оказала медвежью услугу. И с интернета дети списывали поголовно. У нас пошли бои местного значения с родителями. Те, кто чётко понял ситуацию, к школе не имеют претензий. Другие заявляют: "Я со своим ребёнком занимался, почему у него тройка выходит?"

Аналогичные проблемы наблюдаются и в городских школах.

— В сравнении с позапрошлым годом падение качества составило четыре процента, — признаёт директор одной из школ Усть-Каменогорска. — Больше всего пострадали языковые предметы: английский, казахский. На них больше всего жалоб, и родители тут помочь детям не могут. Пересказ на чужом языке детям очень трудно даётся. То же самое с математикой в старших классах.

На республиканском педсовете в список предметов, оказавшихся сложными для усвоения в дистанционном режиме, добавили также химию и физику.

Особенно недовольны минувшим учебным годом оказались родители первоклассников. Если дети среднего и старшего звена владеют хоть какими-то навыками, позволяющими учиться самостоятельно, то первоклашки просто не успели их получить. Маргарита пришла в школу в шесть лет. Мама девочки сразу решила, что дочь будет посещать дежурный класс. Но за год школа несколько раз закрывалась на карантин.

— Нормального учебного процесса в первом классе в принципе не было, — выражает своё мнение мама Маргариты. — Я сама с ней занималась. И сестра у меня — учитель начальных классов. Только поэтому у дочери есть какие-то знания. У нас несколько раз менялись учителя в дежурном классе. Если у учителя урок организован, то дети у него занимаются. И укладываются в 40 минут. А если педагог не организован, ему и полутора часов для объяснения мало. В учебнике полезной информации — минимум. Для меня это был год кошмара.

Чего им не хватает?

Все наши собеседники были единодушны в том, что "дистанционка" удовлетворяет только детей-интровертов, привыкших и умеющих работать самостоятельно. Семиклассник Владимир все годы балансировал между оценками "хорошо" и "отлично". При этом он никогда не любил групповую работу, предпочитая работать в одиночку.

— В этом году сын стал отличником, — рассказывает мама Вовы. — Мы над ним не сидели, уроки с ним не делали. Думаю, у него очень хорошая база с начальной школы. Первая учительница научила их работать и мыслить, выделять главное. Но я даже не радуюсь, что он отличник. Навыки социализации потерялись. В таком возрасте нужно общение, потому что идёт становление личности. Благо ещё, что он ходил в музыкальную школу, там общался.

Совсем иначе дело обстоит с теми детьми, которые привыкли полагаться на помощь товарищей по группе. Учителя констатируют, что они часто оказывались в затруднительном положении.

— Дети с трудом могут понимать задание, когда им дают его дистанционно, — высказывает мнение учитель одной из школ Усть-Каменогорска. — Признают, что понимают материал только в том случае, если учитель объясняет его. Получая инструкцию, очень долго ищут информацию, не могут выделить главное. Вылезает нам боком то, что при "обновлёнке" не уделяется должного внимания общеучебным умениям и навыкам. Западает чтение, письмо, преобразование информации. Родителям надо хотя бы читать с детьми каждый день. Читать что угодно. И спрашивать о содержании прочитанного. У нас дети говорить разучились за этот год.

Педагоги констатируют также общее "одичание" своих воспитанников.

— Всё забыли: как ходить на урок, как в столовую, как здороваться, — перечисляет директор школы. — Даже те, кто постарше. Отвыкли работать по 40 минут.

За четвертую четверть, которую дети провели в учебных классах, поведенческие потери, по словам наших собеседников, были частично компенсированы. Потери знаний и навыков ещё предстоит восстанавливать. МОН собирается рекомендовать в новом учебном году систематическое повторение материала прошлого года.

На республиканском педсовете прозвучала мысль, что групповая работа оказалась невозможна на "дистанционке" и при соблюдении социальной дистанции в классе. Пришлось вернуть в школу текущие формативные оценки, которые позволяют отслеживать, выполняются ли детьми учебные задания. Вице-министр образования Шолпан Каринова заявила, что от положительного опыта, полученного за этот год, школы не должны отказываться. Учителя надеются, что МОН имеет в виду именно регулярное оценивание и реабилитацию индивидуальных методов работы.

Цифровое бессилие

В вопросе о роли цифровых ресурсов в обучении школьников все наши рес­понденты были суровы и единодушны. Они считают, что столь высоко оцениваемые министерством средства обучения для наших учеников были часто недоступны. И это несмотря на то, что, согласно официальным данным, доступ к образовательным платформам имели 643 школы ВКО из 647. По этому показателю наша область отстаёт только от Алматинской области и Шымкента.

— В этом году государство реально помогло с информационной техникой, — констатирует директор одной из районных школ. — Было два транша планшетов, поставили спутниковые тарелки, на которых шла платформа Вilimland и образовательные программы. Но платформа ни одна не тянет. На уроке они доступны максимум две-три минуты. Полностью построить урок на них интернет не позволяет. В лучшем случае — фрагмент.

Это мнение поддерживает и директор школы одной из окраин Усть-Каменогорска. Более того, нашу собеседницу встревожило заявление вице-министра о том, что использование мессенджеров в учебном процессе в дальнейшем будут запрещать на уровне министерства. По мнению МОН РК, их уже могут успешно заменить образовательные платформы.

— Запрещая использование мессенджеров, МОН не учитывает все особенности реального процесса, — считает директор городской школы. — В нашем районе интернет смешной. Поэтому дети иногда не могут зайти на рекомендованную платформу. Мы пытались вводить ZOOM, родители возмущаются. Это же деньги. Вilimland бесплатный, зато скорость не тянет, видео виснет. Даже на лёгкой платформе Кунделик, где тоже есть видеоуроки, не все могут работать. У нас скорость такая, что иногда даже WhatsApp зависает. Есть проблемы в школах, которые имеют несчастье находиться рядом с колониями. Там связь глушат. Одна родительница мне звонит, говорит: "Я залезла на угол сарая, чтобы с вами разговаривать по телефону!" С начальной школой есть ещё такая проблема. У детей иногда своих телефонов нет, на которых возможно учиться дистанционно. Смартфон у мамы, мама на работе. Учитель провёл урок днём. Потом родители пришли вечером домой с работы, открыли урок и начинают по нему работать. Почти ночью скидывают выполненное задание.

Позитивным опытом в данном вопросе все наши собеседники назвали то, что теперь учебный процесс может не прерываться из-за морозов и карантинов. И учителя, и дети теперь знают, как действовать в такой ситуации.

Парадоксы отчётности

Хотя потери, которые понесла казахстанская школа, признаны на самом высоком уровне, в отчётах, предоставляемых некоторыми школами ВКО, царит полнейшая благодать.

— Качество образования, конечно, снизилось, — констатирует руководитель департамента по обеспечению качества в сфере образования ВКО Зейнеп Махсутова. — Это видно даже, например, по итогам олимпиад. Многие сельские школы с количеством детей до 300 человек не переходили на "дистанционку", учились в традиционном формате. Олимпиады этого года показали по нашей области, что дети из районов получили более высокие баллы, чем городские дети. А в предыдущие годы городские дети на олимпиадах превосходили сельских. И эта разница говорит, что традиционное обучение является основой качества образования.

Объективно оценить ситуацию мешает то, что в настоящее время, по словам Зейнеп Махсутовой, нет числовых индикаторов, чтобы измерить, насколько изменилось качество. Заходить на уроки и мешать учителям, осваивающим "дистанционку", контролирующему органу запретили. А результаты контрольных работ и годовые оценки показывают возросшее качество знаний.

— Школы усиленно скрывают истинное положение дел, — выражает своё мнение руководитель департамента. — Мы в частном порядке общаемся с детьми, родителями, учителями. Учащиеся не только школ, но и колледжей говорят: "Мы за этот год почти никаких знаний не получили". Получили единицы, которые настойчиво сидели и занимались. Основная масса не научилась. Мы хотим обратиться к нашей педагогической общественности, директорскому корпусу. Не надо вводить в заблуждение общественность! Не нужно обманывать ни себя, ни детей, ни их родителей, которые думают, что дети вдруг стали отличниками. На самом деле это дутые цифры. Нужно выявлять пробелы и работать над ними.

Ирина Плотникова

Также читайте