Будет ли в новом году поход в кинотеатр доступным для всех казахстанцев?

В декабре 2018 года Сенат утвердил проект нового закона "О кинематографии". После вступления его в силу все зарубежные фильмы должны обрести дубляж, закадровый перевод или субтитры на казахском языке. Как это отразится на цене билетов? Как скоро появятся фильмы с казахскими субтитрами, изучал корреспондент YK-news.kz.

Политика или бизнес?

Заставить героев иностранного кино заговорить на казахском пытаются уже не в первый раз. Норма об обязательном дубляже зарубежных фильмов на государственный язык прописана в Законе РК "О культуре" и действует (точнее, бездействует) с 2012 года.

"В страну ввозится около 300 зарубежных фильмов, и практически весь их прокат производится без версии на казахском языке", — констатирует вице-министр культуры и спорта РК Ерлан Кожагапанов. — Как показывает практика, на сегодняшний день действующая статья Закона "О культуре", касающаяся дубляжа фильмов на казахский язык, является декларативной".

Причина этого не в чьём-то злонамеренном саботаже, а в экономической невыгодности дубляжа для прокатчиков. Это признают и в Минкульте.

"Фактически затраты на профессиональный дубляж фильмов могут в разы превысить доходы от их проката на территории Республики Казахстан", — сообщает Ерлан Кожагапанов.

Владельцы кинотеатров до сих пор недобрым словом поминают дебют казахской версии мультфильма "Тачки 2", который на свой страх и риск сдублировала фирма "Меломан". По данным портала Zakon.kz, на это мероприятие потрачено 120 тысяч долларов и три месяца работы. За время проката мультик на казахском языке собрал около 100 тысяч долларов. Убытки прокатчика, попытавшегося соблюсти закон, несложно подсчитать. Подобная же судьба постигла вышедший недавно фильм "Щелкунчик и четыре королевства".

В конце декабря 2018 года законотворцы вновь предприняли попытку поддержать языковую политику государства средствами кино. Сенат Парламента РК утвердил проект закона "О кинематографии". После его подписания президентом вступит в действие новая норма: обязательный перевод на казахский язык посредством дубляжа, закадрового перевода или субтитров на экране. Право выбора приемлемого варианта, похоже, останется за прокатчиком.

В Минкульте уже высчитали, во что обойдётся каждый из этих вариантов.

"Стоимость дубляжа, закадрового перевода и субтитрирования зависит от количества реплик, произносимых персонажами фильма, — поясняет вице-министр. — В среднем сумма, затрачиваемая на дубляж полнометражного художественного фильма, составляет около 25 миллионов тенге. Закадровый перевод — около 8 - 10 миллионов, а субтитрирование — два миллиона тенге".

Нетрудно угадать, какой способ перевода выберут с точки зрения экономической целесообразности. Таким образом, в недалёком будущем зритель, скорее всего, будет не только смотреть картинку, но и читать текст на экране.

Кто займётся?

Впрочем, пока ещё герои так и не заговорили по-казахски — даже в письменной форме. И когда заговорят, остаётся неясным. Первостепенный для всех вопрос: кто должен выложить из своего кармана пресловутые два миллиона тенге?

Технически вставить субтитры не так уж сложно, в интернете полно рекомендаций на этот счёт. Один из способов — вставка субтитров при помощи титровальной машины. Сейчас кинокомпании хотят, чтобы все кинотеатры покупали такие установки и сами проецировали перевод на экран.

Титровальная машина имеет 24 основных шрифта английского и русского алфавитов. С переходом на латиницу процесс субтитрирования только упрощается — не надо искать аппараты с казахским алфавитом. Но способна ли основная масса населения уже сейчас уверенно и быстро читать казахские тексты на латинице? Ведь практически все мы изучали казахский при помощи алфавита Ибрая Алтынсарина. Сделают ли латинские субтитры фильм понятным для тех, кто не владеет английским языком? Или для удобства людей субтитры продолжат изготавливать на кириллице? Но кириллица уходит в прошлое. Не станет ли покупка титровальной машины с казахским алфавитом на кириллице бессмысленной тратой денег? Сплошные вопросы.

Ещё одна проблема, которая просматривается невооружённым глазом, — это качество перевода. Возможно ли его осуществить силами каждого конкретного кинотеатра? Профессиональных переводчиков им по штату не положено. Или такая единица должна будет появиться? А если да, то насколько адекватным станет такой перевод? С какого языка будет переводиться фильм? С русской копии или с зарубежного оригинала? Получается, что кинопереводчик обязан в совершенстве владеть не только казахским, но ещё минимум двумя иностранными языками. Разумеется, обеспечение такими специалистами каждого кинотеатра сегодня — из области фантастики.

Впрочем, вице-министр с уверенностью заявил, что изготовлять субтитры и "вшивать" их в фильм будут отнюдь не на местах.

"Обеспечение сопровождения фильмов дубляжом, закадровым переводом или субтитрированием возлагается на самих прокатчиков, — сообщает Ерлан Кожагапанов. — Они же несут ответственность за качество литературного перевода и его содержание".

Мы попытались найти эту норму в проекте закона "О кинематографии". К сожалению, сам первоисточник не содержит ясности в вопросе о том, кто должен раскошелиться на перевод. Не приведёт ли это к ненужному противостоянию между прокатчиками и кинотеатрами?

Кто не успел, тот опоздал

Качественный перевод сценария — дело не одного дня. Затем нужно снабдить каждую копию фильма субтитрами. Будет ли перевод осуществляться по английскому сценарию, предоставленному студией-производителем? Или субтитры станут изготовлять по русской копии фильма? В последнем случае велика вероятность того, что казахстанская премьера станет запаздывать. В соседней России премьеры стартуют одновременно с мировым прокатом, а иногда даже опережают его.

К чему может привести запоздалый старт фильма? После российской премьеры в интернете немедленно появляются пиратские копии, снятые прямо с экрана. С этой напастью пока ничего не могут поделать на всём постсоветском пространстве. Часть зрителей отдаст предпочтение качеству и пойдёт в кинотеатр, но немало будет и тех, кто выберет бесплатный просмотр скверной "экранки" на домашнем компьютере. Такое положение дел, разумеется, сказывается на прибылях от проката. Киноиндустрии нечего опасаться, пока цена похода в кино сравнительно невелика. В этом случае основная масса зрителей, скорее всего, отправится в кинотеатр, пусть и на пару дней позднее, чем весь остальной мир. Однако ситуация может измениться, если стоимость просмотра в кинозале возрастёт.

Зритель заплатит за всё

Среди владельцев кинотеатров ходит шутка, что зарабатывают они не на показе фильмов, а на продаже попкорна. К сожалению, в практике казахстанского проката эта острота слишком близка к истине. Наша киноиндустрия состоит из двух отдельных, хотя и зависимых друг от друга, рынков: кинопроката и кинотеатров. Есть ещё кинопроизводство, но национальное казахское кино сейчас представлено только "Казахфильмом" и не играет существенной роли в кинобизнесе. Делёжка прибылей от демонстрации кино осуществляется между прокатчиками и владельцами кинозалов. И последние в один голос утверждают, что существующие условия для них совершенно не выгодны.

По мировой практике прибыль от проката делится между кинокомпаниями и кинотеатрами поровну. Но в Казахстане действует иная пропорция: 60 процентов прокатчику и только 40 — кинотеатру. С этих 40 процентов в дальнейшем выплачиваются налоги, зарплата работникам и коммуналка.

С 2014 года кинотеатры Усть-Каменогорска не поднимали цены на билеты. Это делалось для того, чтобы поход в кино был по средствам большинству горожан. Ведь цена и без того немаленькая. И от доброй воли владельцев кинотеатров она не зависит.

"Студии всегда сами задают порядок цен на билеты, — поясняет директор алматинской кинокомпании Сабина Кузенбаева. — Это прописывается в отдельных соглашениях, а затем строго отслеживается. Чаще всего устанавливается минимальная цена билета, ниже которой кинотеатр не имеет права опускаться. При этом хронометраж фильма никак не влияет на стоимость билета".

Получается, что на кого бы ни возложил новый закон затраты на перевод, для сохранения прежней нормы прибыли цены на билеты практически неизбежно поднимутся. Нетрудно предугадать, на чьи плечи ляжет в конечном итоге компенсация новых потерь прокатчиков. Единственный источник прибыли в кино — это зритель.

И что же произойдёт дальше? С высокой долей вероятности удорожание похода в кино заставит население искать обходные пути в интернете. Киноиндустрия окажется в убытке от падения посещаемости, а всякого рода торренты, где можно скачать пиратскую копию любого качества, продолжат процветать, несмотря ни на какие блокировки.

Пока же казахстанский кинобизнес замер в ожидании. Когда войдёт в действие новый закон? Станет ли он исполняться или его тоже начнут игнорировать, как это было с нормой об обязательном дубляже? Какие рычаги изберут для реализации закона? Сколько будет стоить в результате билет в кинотеатр? Пока ответы на эти вопросы не в состоянии дать даже Министерство культуры.

Ирина Плотникова