Как и почему в ВКО встал выбор между реабилитацией пациентов и их безопасностью

30 января 2021, 16:55
Сейчас читают:
Как и почему в ВКО встал выбор между реабилитацией пациентов и их безопасностью Как и почему в ВКО встал выбор между реабилитацией пациентов и их безопасностью
Как и почему в ВКО встал выбор между реабилитацией пациентов и их безопасностью
Иллюстративное фото

Из-за пандемии коронавируса на чашу весов пришлось поставить с одной стороны качественную и своевременную медицинскую реабилитацию, а с другой — безопасность нуждающихся в этой реабилитации людей. Людей, которые из-за проблем со здоровьем находятся в группе риска КВИ, но при этом не имеют возможности тратить ценное время и отодвигать начало восстановительных мероприятий.

Серьезное ДТП разделило жизнь жительницы ВКО Светланы (имя изменено — прим. ред.) на до и после. Женщина оказалась прикована к постели. Она не могла даже сидеть и есть, не говоря уже о том, чтобы вставать на ноги. Медики лишь разводили руками и давали неблагоприятные прогнозы, ссылаясь на тяжелые травмы и их негативные последствия. 

Но после основного лечения Светлана попала в руки реабилитологов из областного специализированного центра. Началась тяжелая и кропотливая работа по восстановлению. За первые полгода женщина на­училась сидеть и самостоятельно принимать пищу. А уже через год смогла ходить. Светлана вернулась к активной жизни, о которой после аварии не могла и мечтать.

Большую роль в ее восстановлении сыграло своевременное начало реабилитационных мероприятий. Если бы женщина упустила бесценные дни, возможно, она так и осталась бы прикована к постели.

Каждый день на счету

КГП на ПХВ "Восточно-Казахстанский областной реабилитационный центр" УЗ ВКО специализируется на восстановлении пациентов, переживших инсульт, инфаркт, операции на нижних и верхних конечностях, нейрохирургические вмешательства. В стенах этого медицинского учреждения тысячи человек под руководством команды специалистов побороли последствия тяжелых травм и заболеваний. Тысячи человек вернулись к активной жизни, заново обрели способность ходить, говорить, обслуживать себя, выполнять простые и сложные задачи.

— Наша цель — уменьшение инвалидизации в обществе. И этого можно добиться, — подчеркивает заместитель главного врача по лечебной части ВК областного реабилитационного центра Толкын Секе­ева. — Еще в 2013 – 2014 годах не было нашего центра, да и реабилитации как таковой не было. Не было ни приказов, ни стандартов. Пациенты получали инсульт и оставались сами по себе, без внимания и помощи. Они ведь так и остались парализованными. Но сейчас все изменилось в лучшую сторону.

По словам заместителя главврача, за пять лет работы в стенах центра было восстановлено около 5 000 человек.

— Я считаю, что при отсутствии квалифицированной помощи 60 процентов этих пациентов могли остаться нетрудоспособными, — продолжает Толкын Маратовна. — А у нас ведь есть и совсем молодые пациенты, 1991 – 1993 годов рождения, которые получили инсульт и у них произошла парализация. И это тоже важная задача — восстанавливать молодежь.

Однако в 2020 году сфера реабилитации, переживавшая в последние годы подъем, столкнулась с серьезными проблемами.

По данным управления здравоохранения ВКО, на основании приказа № 149 от 31.03.2020 "Об упорядочивании количества инфекционных, провизорных и карантинных коек в ВКО" реабилитационный центр был перепрофилирован в провизорный стационар с июля по август 2020 года.

— Летом нас примерно на месяц перепрофилировали в провизорный центр. Но на самом деле карантин мешает нам работать с февраля 2020 года, то есть почти год, — уточняет Толкын Секеева. — Сложности возникали и все еще возникают. Например, серьезной проблемой стали блокпосты. Нам потребовалось много времени, чтобы создать алгоритм госпитализации иногородних пациентов. С людей требовали предъявлять на постах бумажный вариант документов, подтверждающих, что пациент действительно нуждается в наших услугах.

Те, кто получает лечение в центре, зачастую не могут передвигаться самостоятельно. Их везде сопровождают родственники. Поэтому вопрос пересечения блокпостов сопровождающими тоже был головной болью для представителей центра.

Пришлось изменить и алгоритмы приема пациентов.

— Существует комиссия МДГ (мультидисциплинарная группа), куда входят председатель комиссии, реабилитолог, физиотерапевт, лечащий врач, инструктор, логопеды, психологи, физиомедсестры, специалисты по ЛФК. При поступлении пациента на комиссии оценивается его состояние. Раньше мы это делали лично, теперь приходится ориентироваться только на выписку, а выписки иногда бывают неполные или некорректные.

Проблемы возникли и с ПЦР-тестами, оплатить которые могут не все потенциальные получатели услуг центра.

— Даже сейчас большое количество нуждающихся в помощи людей отсеиваются из-за того, что обязательным условием приема в стационар является наличие ПЦР-теста со сроком давности не более трех дней. Но дело в том, что некоторые наши пациенты относятся к категории социально уязвимых и не могут оплатить ПЦР-тест. Поэтому люди не попадают к нам, — объясняет Толкын Маратовна.

Заместитель главного врача по лечебной части уточняет, что все возникшие проблемы связаны с вполне логичными и необходимыми в текущих условиях мерами безопасности.

— То, что происходит, напрямую связано и с безопасностью наших специалистов, и с безопасностью пациентов, — говорит собеседница. — Но у наших пациентов каждый день на счету, и даже несколько дней играют роль, если говорить о конечном результате реабилитации. Мощность центра на сегодняшний день позволяет пролечить за месяц около 400 пациентов, но с начала января у нас всего 70 процентов пролечено, так как мы требуем у людей трехдневный ПЦР-тест.

Процесс непрерывен

Реабилитацию в КГУ "Усть-Каменогорский детский Центр оказания специальных социальных услуг" УКЗ и СП ВКО проходят 150 детей от 1,5 до 18 лет. Пациенты учреждения — это дети с двигательными нарушениями и психоневрологическими патологиями.

– У нас работают логопеды, психологи, дефектологи, инструкторы ЛФК, в занятия лечебной физкультурой включены элементы массажа, — рассказывает директор центра Ольга Батуева. — Учреждение рассчитано на дневное пребывание, как в детском саду. К 8.00 дети приходят, а в 18.00 их забирают.

В связи с карантином деятельность центра приостанавливали несколько раз. Все реабилитационные мероприятия пришлось переводить на дистанционный режим.

— У нас было три периода закрытия на карантин – весной, летом и осенью, — перечисляет Ольга Николаевна. — С 11 ноября по 23 декабря нас крайний раз закрывали.

Для взаимодействия с пациентами и их родителями администрации центра пришлось обращаться к новым, не используемым ранее методам.

— Конспекты занятий, видеоролики и пальчиковую гимнастику отправляли родителям, также созванивались с родителями по видеозвонку и консультировали их, — объясняет директор. — У нас нет специальной платформы, да и дети, с которыми мы занимаемся, не готовы к дистанционным занятиям, как это сейчас происходит в обычных школах.

На возникшие неудобства директор центра не жалуется и признается, что другого выхода просто не было.

— Закрытие на карантин это не просто наше решение, это вынужденная мера. И здесь на весы ставится многое. У наших детей, как правило, много сопутствующих заболеваний, в том числе хронических. Дети подвержены простудам, и из-за этого у нас никогда не было стопроцентной посещаемости. Кто знает, как в дальнейшем на их здоровье мог бы отразиться коронавирус, — говорит Ольга Батуева.

При этом в учреждении признаются, маленьким пациентам очень важна непрерывная реабилитация. Только на таких условиях достигнутые положительные результаты можно закрепить и улучшить.

— Те родители, которые заинтересованы в реабилитации ребенка, постоянно общаются с нашими специалистами, ходят на консультации и становятся практически профессионалами в вопросе. И если родители не ленятся, проводят все необходимые реабилитационные мероприятия дома, по ребенку даже непонятно, занимался он дома или у нас в центре, — продолжает Ольга Николаевна. — Конечно, пациентов с регрессом после открытия центра мы выявляли. Но оценить причины регресса сложно, и я не берусь этого делать. Бывает такое, что при регулярных занятиях в центре ребенок вдруг заболевает простудой — и за период болезни делает по части реабилитации шаг назад.

Вот только могут ли родители выделить столько времени и сил, обладают ли они тем уровнем знаний, чтобы заменить своему ребенку профессиональных реабилитологов?

Сейчас администрация центра прорабатывает более эффективные методы работы с пациентами и их родителями на случай повторного введения карантина. А пока дети занимаются непосредственно в учреждении, пусть и с ограничениями на перемещение по кабинетам.

Без назначения, но с ограничениями

Без реабилитации остались и те, кто поправлял собственное здоровье вне стен медицинских учреждений. Устькаменогорцы, которые посещали бассейны, спортивные и тренажерные залы, групповые тренировки и массаж, лишились такой возможности из-за карантинных ограничений.

"Откройте уже, пожалуйста, центральный бассейн! Сколиоз третьей степени, спать спокойно не могу, единственное лекарство — это бассейн, — взывает пользователь социальных сетей. — Когда ходишь в бассейн –— отличное самочувствие и никаких болезней".

От невозможности посещать поддерживающие здоровье занятия пострадали и другие жители города.

"У меня, например, грыжа, бассейн просто необходим!!!" — возмущается еще одна горожанка.

"То же самое могу сказать и о спортзалах. Только в спортзале я могу делать тот комплекс, что необходим для реабилитации моего позвоночника после аварии", — присоединяется другая пользовательница соцсети.

Представители сферы медицинской реабилитации не ставят под сомнение необходимость введения ограничительных мер. Они просто пытаются оперативно решать возникающие проблемы и искать баланс между безопасностью и помощью пациентам. А еще они надеются, что представители власти помогут им этот хрупкий баланс найти и удержать.

Елизавета Седых

Также читайте