О радостях и тревогах писателя-натуралиста и бабушкиных методах

12 августа 2018, 18:12
О радостях и тревогах писателя-натуралиста и бабушкиных методах О радостях и тревогах писателя-натуралиста и бабушкиных методах
О радостях и тревогах писателя-натуралиста и бабушкиных методах

По его собственным подсчётам, он прошагал с рюкзаком расстояние равное почти половине земного экватора. Его интересует на этом свете всё: горы, леса, облака. Орнитолог Борис Щербаков — знаток и популяризатор природы Восточного Казахстана. В свои 79 лет он продолжает бороться за сохранение биологического разнообразия родного края.

"Я просто родился таким"

В далёком 1939 году никто и не думал, что в семье Щербаковых появился будущий учёный. Родители были безграмотными, не умели даже расписываться. Жили очень бедно. Война принесла новую беду: отец Бориса погиб на фронте, мама долго и тяжело болела туберкулёзом. В поисках места, где её состояние улучшилось бы, семья объехала всю Среднюю Азию и Кавказ. К сожалению, смена климата не помогла. В семь лет Борис осиротел. Его воспитанием занялась бабушка.

С малых лет я работал, — вспоминает Борис Васильевич. — Вначале нянчился с малышами своих учителей. А с седьмого класса пошёл в грузчики. И всю жизнь учился заочно. У меня не было другой возможности получать образование.

Но даже в этой сложной ситуации он сохранял самые разнообразные интересы: был чемпионом города по акробатике, занимался и классической борьбой, и штангой.

С самого раннего детства у Бориса Щербакова проснулся интерес к природе. Путешествия только умножили эту страсть.

Я просто родился таким, — говорит натуралист. — Жили мы на Пристани. Я всё время ходил по окрестным горам. Класса с шестого начал вести дневники, записывая все свои наблюдения погоды и события собственной жизни, делая зарисовки. И вёл эти записи пятнадцать лет.

Эти навыки помогли учёному впоследствии, когда он стал заполнять дневники полевых экспедиций.

"У автора не бывает учителя — только вдохновитель"

Борис Васильевич признаётся, что в юности был застенчивым. Но однажды решился на отчаянный шаг: написал письмо любимому писателю. Книгами казахстанского натуралиста Максима Зверева зачитывались ребята всего Советского Союза. Семиклассника Борю Щербакова они тоже увлекли.

Я написал: "Михаилу Звереву, Алма-Ата", — смеётся Борис Васильевич. — Мне казалось, что такого писателя в городе знают все, и письмо ему обязательно доставят. Да ещё и имя перепутал. Конечно, оно не дошло.

Лишь в 1964 году молодой орнитолог познакомился с любимым автором в редакции газеты "Дружные ребята".

Мне позвонили: "Иди, старик! Там твой Зверев пришёл", — вспоминает Щербаков. — Максим Дмитриевич всегда ходил в военной форме, но был человек мягкий и приветливый. А я по глупости с ходу сделал ему несколько замечаний: "У вас вот тут ошибки!" У него реакция такая была: "Скажите пожалуйста! Как же я так мог!" И мы с ним сразу подружились.

Дружба Бориса Щербакова и Максима Зверева продолжалась 40 лет. Вместе они бывали в экспедициях. И в семье натуралиста Борис Васильевич стал своим человеком. Максим Дмитриевич и вдохновил молодого коллегу стать писателем. Зверев посоветовал описывать не только видимую действительность: "Должен быть домысел, тогда читателю станет интересно. Домысел — это не выдумка, он базируется на знаниях". Многое из того, что Щербаков домыслил, он увидел потом в ходе полевых экспедиций.

Сегодня имя Бориса Щербакова стоит в одном ряду с писателями-натуралистами Максимом Зверевым, Николаем Сладковым, Павлом Мариковским.

"Работал бабушкиными методами"

Борис Щербаков любит повторять слова Альберта Эйнштейна, что фантазия дороже знания. Знания ограничены, а фантазия нет.

Одна научная проблема занимает его несколько десятков лет: происхождение перьев птиц. Здесь многое остаётся тайной, ведь палеонтологические данные редки и разрозненны. Две тысячи лет человечество бьётся над этой загадкой. Борис Васильевич уверен, что он эту тайну разгадал. Свою работу на обозначенную тему орнитолог Щербаков представлял на международной научной конференции в Ленинграде.

Гипотеза Щербакова опубликована пока только в Усть-Каменогорске. Когда учёный ее выдвинул, ему было 28 лет. С тех пор раскопки палеонтологов американо-китайской экспедиции на западе Китая, в Ляомине подтвердили наличие тех промежуточных форм, которые предсказал орнитолог из ВКО. Сейчас у Щербакова главная забота — успеть донести своё открытие до научного мира.

Трудно учёному работать в провинции — нет нужной научной базы. Так, зрение сов Щербаков изучал в собственной ванной. Узнав об этом, коллеги смеялись: "Переезжайте к нам в Москву. Там будете работать не бабушкиными методами!" Но Борис Васильевич остался верен Восточному Казахстану.

"19 тысяч километров под рюкзаком"

В 70 километрах от Риддера на границе с Россией расположена уникальная долина, где сходятся четыре хребта: Линейский, Коксинский, Ивановский и Ульбинский. Заповедная долина окрашена тысячелетними кедрами и причудливыми гранитными останцами, напоминающими фигуры людей. Много достопримечательностей делают этот район неповторимым.

Первооткрывателем данной долины стал Борис Щербаков.

Девятнадцать лет на горных вершинах, во льдах, в болотах, в холоде, — вспоминает натуралист. — Здесь я наблюдал 130 видов пернатых, 25 из них — новые для Казахстана: либо они вовсе не отмечались у нас за 250 лет орнитологических наблюдений, либо бывали только пролётом, но не гнездились на нашей территории.

В честь Бориса Щербакова географы назвали одно из озёр этого заповедного края. Некоторые географические названия хребтам и урочищам учёный дал сам. После открытия долины туда потянулись туристы, превращая дивный край в помойку. По инициативе Щербакова в 1992 году здесь был создан Западно-Алтайский государственный природный заповедник.

Я назвал её райской долиной, — говорит первооткрыватель. — Там есть тысячелетние кедры. К тому же я нашёл полярные виды, сохранившиеся после оледенения. Долго добивался, чтобы начали изымать эти угодья из хозяйственного оборота: запретили ходить на территорию, косить сено, собирать ягоды и грибы. Нельзя там шишку бить, охотиться. Местная общественность и сейчас не может успокоиться — они много лет пользовались этими благами, а теперь их лишили лакомого куска. Раньше туда тысячи голов скота загоняли и пасли. Немыслимо, но люди живут сегодняшним днём, не думая ни о прошлом, ни о будущем.

"Я бы был состоятельным человеком!"

Наша справка
На сегодняшний день у Бориса Щербакова более 250 научных работ. Более 30 книг он посвятил природе, истории и культуре Восточного Казахстана.
В 2018 году областная библиотека имени Пушкина подготовила к выпуску книгу Бориса Щербакова "Таёжное графство Алтайского заповедника".

Борис Васильевич всегда обижается, когда ему говорят: "А вы всё о птичках пишете?" Нет, не только о птичках.

"Звездная степь Жидебая" посвящена великим людям, родившимся в этом краю: Абаю, Шакариму, Мухтару Ауэзову.

Книгу перевели на казахский язык. Она вышла тиражом в одну тысячу экземпляров.

Сборник "У каждой сказки своя правда" роскошно издан в Астане. А сказка "Властелин пустыни" заинтересовала американцев. Её перевели на английский язык, шла речь и об экранизации. Рисунки для неё делал юный художник Виктор Мальков, тогда учившийся в девятом классе. Многие брались иллюстрировать сказку, но с авторским видением совпали только удивительные картины Малькова. Готовится издание "Властелина пустыни" на казахском языке.

Если бы в Америке вышла такая книга, не только писатель, но и его внуки были бы обеспечены, — смеётся Борис Васильевич.

Литературное наследие — главное богатство писателя. К сожалению, на сегодняшний день автор остаётся один на один с проблемами издания и распространения книги.

"Мамонта пустите — они и мамонта угрохают!"

В настоящий момент ученого Бориса Щербакова больше всего волнует проблема сохранения биоразнообразия Восточного Казахстана. За последние 20 - 30 лет неконтролируемая охота привела к тому, что фауна Восточного Казахстана практически обескровлена.

Потеряно то, что было позавчера, — сокрушается Борис Васильевич. — Исчезли виды, которые я фиксировал в своих дневниках. Коммерческие интересы губят уникальную природу нашего края.

В вопросах защиты природы натуралист не признаёт компромиссов. Выступая на конференциях различного уровня, он демонстрирует современное состояние наших угодий, начисто лишённых дичи. 200 - 300 уток сегодня наблюдают там, где раньше было 20 - 30 тысяч. И охота продолжается.

Доказывая эту печальную истину, Борис Щербаков не боится никаких авторитетов, которые судят о состоянии фауны лишь по отчётам. А в этих отчётах Восточный Казахстан — самый богатый!

В видовом отношении — да, видов у нас много! — подтверждает учёный. — Но виды ведь, как население: три чеченца, два китайца. В этих отчётах числится 14 миллионов 400 тысяч 291 утка. А у нас-то обитает 12 видов уток. Составители отчётов не разбираются, какая утка перед ними. Вопросами охоты занимаются неграмотные хищники!

Главное достижение последних лет, по мнению натуралиста, закрытие в 2017 году на 10 лет весенней охоты.

При участии Бориса Щербакова созданы Тарбагатайский заказник и Маркакольский заповедник, остановлены вырубки леса в районе Тарханки и Риддера.

Хочу, чтобы люди поняли: когда-то надо остановиться! Люди себя не щадят, родных не щадят — разве будут они сусликов щадить? На Западе сейчас даже в научных целях не убивают. А у нас об охране природы только разговоры ведут.

Заслуги Бориса Щербакова перед Восточно-Казахстанской областью отметил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Прочитав книгу "Восточный Казахстан — сердце Евразии", Нурсултан Абишевич написал автору письмо. В нем были такие строки: "Если бы в каждом регионе была создана такая летопись, мы оставили бы нашим потомкам бесценный дар о нашей земле, её истории и культуре. Все может меняться, но это остаётся".

Ирина Плотникова
Фото предоставлено Борисом Щербаковым

Также читайте