Могут ли педагогов ВКО заставить работать на пришкольном участке?

31 мая 2020, 9:32
Могут ли педагогов ВКО заставить работать на пришкольном участке? Могут ли педагогов ВКО заставить работать на пришкольном участке?
Могут ли педагогов ВКО заставить работать на пришкольном участке?

Пандемия коронавируса вынудила школы перейти на дистанционное обучение. Под вопросом оказалась и так называемая "пятая трудовая четверть", когда ученики на каникулах ухаживают за пришкольным участком. Будут ли привлекать к работам детей в этом году, пока неясно. Но в некоторых школах области учителей уже уведомили, что вместо детей на прополке и поливе будут трудиться они сами. Законно ли это? И куда обратиться гражданским служащим, которых заставляют выполнять несвойственные им функции, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Школьная "барщина"

Отработки на пришкольном участке всегда были неизбежным злом, с которым приходилось мириться и учащимся, и классным руководителям. Для того чтобы зелёные насаждения не засохли и не превратились в непроходимые заросли, в летний период к поливу и прополке ещё с советских времён привлекали учеников. Эти работы подавались под соусом трудового воспитания и экологической практики. Ответственность за пришкольный участок традиционно возложена на учителя биологии. А организовывать "отработку" детей обязаны классные руководители.

Учебный год 2019/2020 выдался особенным во всех отношениях. Всю последнюю четверть дети в школу не ходили. Перенесены последние звонки, отменены выпускные вечера. В этой связи сомнительной выглядит и судьба "пятой трудовой четверти". Но в некоторых школах ВКО уже нашли выход из положения.

О том, что она обязана будет выйти посреди отпуска на пришкольный участок, чтобы отрабатывать вместо детей, Надежда Ивановна (имя и отчество изменены — прим. ред.) узнала из сообщения в мессенджере.

— В группу учителей скинули график. По пять или шесть человек, без детей, мы должны по пять дней отработать на участке, — рассказывает свою версию событий педагог.

Подобным путём пошли также в одном из районов области. Учителя восприняли очередную нагрузку с обычным смирением. Однако некоторые задались вопросами: насколько она законна? И нуждаются ли педагоги в трудовом воспитании в период долгожданного отпуска?

— Работа на пришкольном участке в функциональные обязанности учителей-предметников или классных руководителей не входит, — отвечает руководитель городского отдела образования Акерке Аблайхан. — Нормативного документа, в котором прописана данная нагрузка, нет.

Производственная необходимость?

Учительская сознательность — могучий фактор, заставляющий их выходить на работы, выполнять которые они по закону не должны. По большому счёту, они сами давно уже не знают, к чему их имеют право привлекать в интересах родной школы и где начинается произвол и беззаконие.

— Согласно пункту 1 статьи 95 Трудового кодекса Республики Казахстан, трудовой отпуск может быть прерван работодателем в случае производственной необходимости только с письменного согласия работника, — информирует Акерке Аблайхан.

Можно ли трактовать как производственную необходимость уход за пришкольным участком, мы поинтересовались у юриста.

— В Законе о статусе педагога, принятом в 2020 году, чётко сказано, что все работы помимо функциональных обязанностей учителя запрещены, — комментирует главный специалист по правовым вопросам Локального профсоюза работников образования и науки ВКО Иван Соколов. — Функциональные обязанности прописаны в приказе № 338 министра образования и науки РК "Об утверждении Типовых квалификационных характеристик должностей педагогических работников и приравненных к ним лиц". Там есть чёткое разграничение видов деятельности, которые педагог должен и не должен выполнять.

Обратимся к указанному приказу, где перечисляются функциональные обязанности учителей всех специальностей. Он гласит, что учитель обязан заниматься обучением и воспитанием с применением новых подходов к образованию, заполнять электронные журналы и документацию, связанную с учебным процессом, осуществлять сотрудничество с родителями и консультировать их, а также отвечать за жизнь и здоровье детей. О работе на пришкольном участке или ремонте учебного кабинета в приказе нет ни слова.

— В Трудовом кодексе прописано, что производственную необходимость работодатель должен чётко обосновать именно в разрезе функциональных обязанностей работника, — напоминает Иван Соколов. — В противном случае это уже не производственная необходимость, а перевод на другую работу. А для перевода требуется прямое согласие работодателя и работника. И отпуск всегда предоставляется в полном объёме. Никакого перерыва не должно быть. Если существует необходимость в отзыве, работодатель обязан уведомить работника. Выход возможен, если работник написал согласие.

При этом важно, чтобы в заявлении сам работник указывал сроки своего трудового отпуска без разрыва. Только в этом случае, по словам юриста, он может отстаивать свои права. Другое дело, что зачастую педагог соглашается с ущемлением своих прав, понимая проблемы школы.

— У директоров не хватает рабочих рук, — считает Иван Соколов. — Причина в том, что при формировании штатного расписания финансисты городского отдела образования исходят из экономии бюджетных средств. Они режут ставки дворников, рабочих по уходу за зданиями. Вот он замкнутый круг. Экономя на одних, заставляют других выполнять не свойственные им обязанности.

Кто платит "оброк"?

Помимо пришкольного участка на плечи учителей ежегодно ложится обязанность привести в порядок свой кабинет к началу учебного года. И это тоже часто делается руками самих педагогов и за их деньги. На сайте "Казахстанская жалобная книга" 13 мая появилась запись из Усть-Каменогорска.

"Директор в добровольно-принудительном порядке заставляет учителей собирать деньги на ремонт классов, — пишет Светлана. — Прошу разобраться. Разве это не коррупция? Директор сказала учителям: "Не можете организовать, ремонтируйте за свой счет!"

По версии некоторых учителей, такое практикуется не в одной школе и уже давно воспринимается в порядке вещей.

— Более чем за двадцать лет работы в школе заместитель директора по АХЧ мог обеспечить мой кабинет только известью для побелки потолка, — рассказывает Елена Юрьевна. — Я помню только один раз, когда школа закупила достаточно половой краски и ее хватило не только на полы в рекреациях и местах общего пользования, но и на несколько кабинетов. Все остальное время на покраску полов скидывались родители классов, где я была руководителем. Краску для стен и оконных рам, моющее средство для стекол, валики для побелки и покраски, ведра, порошок для чистки парт и подоконников — все это я покупала сама, на собственные деньги. Мало того, когда кабинету потребовалось серьезное переоформление, его я тоже приобретала самостоятельно, затратив одним махом 25 тысяч тенге. Кроме того, свой вклад внесли также учителя, с которыми мы этот кабинет делили. И тоже из собственных отнюдь не толстых кошельков. Ремонт и переоформление мы делали собственными силами: красили стены и полы, клеили плитку и пленку, рисовали учебные картины на стенах, стирали шторы, реставрировали шкафы и доску. Естественно, в летнее время, когда народ в отпусках нежится. И никто ни копейки нам не возместил.

Между тем антикоррупционная служба, в которую мы обратились, однозначно расценивает привлечение средств учителей к ремонту кабинетов как проявление коррупции. Равно как сборы денег с родителей.

— Бюджетом предусмотрены деньги на текущий ремонт кабинетов, — уверенно отвечает оперативный дежурный департамента национального бюро по противодействию коррупции по ВКО Дулат Алимов. — А с вас они не имеют право брать деньги. Это коррупция. Учителя могут коллективно или через своего представителя обратиться к нам с официальным заявлением. Наш адрес: улица Лихарева, 2. Тогда мы можем провести проверку и привлечь к ответственности виновных лиц.

Такого же мнения придерживается и юрист профсоюза работников образования и науки.

— Учитель должен принести в школы только свои знания, умения и навыки, — настаивает Иван Соколов. — Он не должен нести никаких материальных затрат в процессе своего труда. А работодатель обязан обеспечить ему условия труда: безопасные, надёжные, комфортные. Директора говорят, что им урезают бюджетные заявки. Тогда покажите, что вы её подавали! Любая бумага должна быть принята и зарегистрирована. Если её нет, значит, вы и не просили.

Специалист считает, что привлечение педагогов к несвойственным нагрузкам и требование организовать или провести ремонт самим — это порочная традиция, с которой просто никто не пытается спорить.

Учитель жалуется раз?

Итак, руководство органов образования, юристы и правоохранители в один голос заявляют, что привлечение педагогов к работам по ремонту кабинетов или обслуживанию пришкольного участка незаконно. Почему же учителя из года в год молчаливо соглашаются трудиться "на барщине" и платить школе "оброк"?

"Меня тут знакомый спросил: "А вы что, не можете отказаться?", — пишет в одном из учительских пабликов анонимный педагог. — И я ему ответила: "Можем, но только один раз". Покачать права можно, помахать Трудовым кодексом и настоять на своём. Только как потом в этой школе дальше работать? Отношения будут испорчены напрочь. Поэтому мне кажется, что выбора у нас по сути и нет".

А испорченные отношения с администрацией школы могут обернуться для бунтаря сокращением учебной нагрузки и, соответственно, заработной платы. При тарификации учителю могут урезать часы.

Однако не все так безнадежно.

— В каждом районе нашего региона действуют соглашения профсоюза с управлением образования, — поясняет Иван Соколов. — Там прописана преемственность тарификационной нагрузки учителей. Нагрузку администрация должна согласовывать с профкомом. С предварительной нагрузкой педагоги должны быть ознакомлены перед уходом в отпуск. Менять её в одностороннем порядке категорически запрещено. Но я столкнулся с тем, что наши директора просто не читают эти соглашения. Нагрузка имеет право меняться в том случае, когда уменьшаются класс-комплекты либо меняется программа ГОСО. В противном случае это является нарушением.

Другим средством давления на несогласных, применяемым в школах, является расписание уроков. Учителю, осмелившемуся качать права, могут так распределить уроки, что, даже имея небольшую нагрузку, он будет торчать в школе с утра до вечера. По словам юриста, это также является нарушением трудовых прав работника.

— Сейчас очень трудно составить расписание совсем без "окон", — констатирует Иван Соколов. — Но если у одного человека сплошные окна, это уже говорит о дискриминации. В первую очередь человек должен письменно обратиться к директору и выяснить, почему у него такая нагрузка или расписание. Основанием для открытия проверки является именно письменное обращение работника. Согласно закону, директор должен ответить в течение 15 дней. Если не ответил, дальше надо обращаться в первичную профсоюзную организацию. Если она не решает, надо обращаться в городскую или районную организацию. Если нас не послушаются, тогда пойдём в государственные уполномоченные органы: госинспекцию по труду или в суд. Когда за дело возьмётся инспекция, за это грубейшее нарушение на директора будет наложен административный штраф. Но это уже крайние меры. Мы стараемся, чтобы работодатели поняли: соблюдать законодательство — гораздо лучше, чем его нарушать. И дешевле. Давайте в правовом поле работать!

Этот призыв в равной мере касается и самих учителей. Ведь именно они должны привить подрастающему поколению уважение к закону и воспитать гражданскую позицию, подразумевающую умение противостоять произволу. А значит, пришла пора им самим набраться храбрости и перестать быть "крепостными".

Ирина Плотникова

Также читайте